пятница, 4 сентября 2020 г.

С молчаливого согласия Кремля

 

Виктор Гушан и Вадим Красносельский уже четыре года держат в страхе и в неопределённости  всех граждан Приднестровья

А тираспольский Холдинг «Шериф» уже на протяжении более двух десятилетий оказывает все растущее гнетущее влияние на политическую и социально-экономическую ситуацию в этом регионе РМ. 

Многие годы фаворитом «Шерифа» был бывший рыбницкий милиционер Евгений Шевчук, которого  холдинг протолкнул к 2005  г. в председатели верховного совета региона, вместо постаревшего соратника тогдашнего лидера региона, И.Смирнова, Г.Маракуцы.  «Шериф» рассчитывал, что на этом месте Шевчук сумеет бороться с И.Смирновым и укреплять позиции холдинга. Однако расчет руководства «Шерифа» не оправдался. Сначала Смирнов вынудил Шевчука в 2009 г. уйти в отставку с поста главы законодательного органа региона. Затем интересы Шевчука и Гушана стали расходиться. Хотя Шевчуку в 2011 г. и удалось возглавить Приднестровье, но он предал бывшего покровителя и повел борьбу с его влиянием. В годы своего правления (2011-2016 гг.) он с подачи оппозиционных СМИ региона "погряз во множестве коррупционных скандалов", связанных,  в частности, и с распределением российских денег, поступающих от случая к случаю для населения этого анклава российских соотечественников , проживающих в Молдове. В результате он, и так воспринимавшийся в Кремле достаточно прохладно, превратился там в почти нерукопожатную личность. Ему на смену «Шериф» уже стал готовить преемника. Это был последний смирновский «министр внутренних дел» Вадим Красносельский, которого Шевчук сразу же по вступлении в должность уволил.  Несмотря на продолжавшуюся российскую финансовую помощь, в основном для стариков и малоимущих, экономическое положение региона продолжало ухудшаться,  ускорилась внешнеэкономическая переориентация региона с России на страны ЕС. Нарастало в регионе и внутреннее недовольство курсом Шевчука. Это привело к его поражению на выборах 2016 г. и воцарению на его месте В.Красносельского. В.Гушан учел прежние ошибки и держал В.Красносельского под жестким контролем, чтобы тот не пытался повторить «финт» Шевчука.  Главной задачей, которую поставил Гушан перед Красносельским  стало всячески преумножить благосостояние «Шерифа», неважно, какими способами. Для этого на бизнес региона стали давить многочисленными проверками, и повышать размер их «финансовых обязательств перед государством» (исключение составил только сам «Шериф»). Кроме того, малый бизнес был вынужден покупать оптовые товары только на базах «Шерифа», что вело к повышению цен для конечного потребителя. Давление Гушана возросло настолько, что временами Красносельский вообще был готов уйти в отставку, только бы избавиться от такого прессинга.

Все это вынудило часть предпринимателей свернуть свой бизнес в Приднестровье и перенести его в РФ.   Однако продолжающееся расширение экономических связей региона с Евросоюзом, попытки политического «флирта» руководства Левобережья с чиновниками ЕС, которые имели место, вызывали раздражение российских покровителей. Кроме того, за небольшим исключением, не понесли серьезного наказания те, кто способствовал разворовыванию российской помощи, Красносельский под руководством Гушана стал заниматься прежде всего подавлением оппозиции самому себе, хотя экономика региона продолжала катиться под откос. Немалая ее часть и сегодня  держится за счет поистине «уникальных» методов, вызывающих недоумение и смех у экономистов – за счет майнинга и продажи биткойнов.

Как следствие, Красносельский, как и его предшественник, остался для Кремля человеком, с которым высшее руководство РФ уже не встречается вряд ли встретится в ближайшее время,  то есть до "президентских выборов" в Тирасполе. Существенно сократилась и финансовая помощь РФ Приднестровью. Если до 2017 г. РФ со скрипом и перебоями пересылала на поддержку региона до 100 млн. долларов, то в 2017-2019 гг. эта сумма сократилась примерно до 40 млн.долларов.

Сотрудничество России и приднестровского региона Молдовы свелось главным образом к обеспечению региона практически бесплатным газом, раздаче РФ своих паспортов, применению материнского капитала, обсуждению вопросов, связанных с форматом 5+2 и гуманитарным связям. Осуществляются они под руководством кремлевского «куратора» Молдовы, вице-премьера Д.Козака, с которым Красносельский и встречается. Попытки Гушана действовать в обход Козака, направляя в Москву своих представителей (глава местного «правительства» Мартынов, «министр экономики» Оболоник), не принесли никаких результатов. Даже хуже. Ряд ответственных деятелей в Москве, с которыми прежде поддерживал связи Гушан, оплачивая «дружбу» крупными суммами, оказались уволены или арестованы. Встречи же с российским послом в Молдове, а также старым «защитником» Приднестровья в Москве Константином Затулиным стали носить скорее общий "холодный" протокольный характер. Одно время, осенью 2019 г. по региону даже циркулировали слухи о якобы предстоящем бегстве руководства «Шерифа» из Приднестровья, которое вроде бы санкционировала РФ. Ответственность за провал своих надежд Гушан возложил на Красносельского, которого, по некоторым сведениям, обругал во время их встречи прямо на стадионе ФК «Шериф». Видя, что случилось с шефом, Мартынов и глава регионального банка Тидва стали вообще избегать встреч с Гушаном, который, как утверждают, очень не любит вкладывать свои деньги в разваливающуюся ныне социальную сферу.

По существу, Приднестровье превратилось в последние несколько лет для Москвы в довольно обременительную нагрузку.  Помимо упомянутых нескольких десятков миллионов долларов на «пенсионные» надбавки от РФ, долг региона за газ превысил 7 млрд.долларов и продолжает расти. Но, учитывая стратегическую важность региона для Москвы, Россия закрывает глаза на наглое воровство газа и продолжает поставлять его в Приднестровье, а оплату за потреблённый газ "повесить" на молдавских граждан. И в этом рейдерским "деле" Газпром уже почти достиг нужного решения , благодаря поддержки местных чиновников, назначенных "пророссийским" Президентом РМ.

Немалые затраты Россия несет и при содержании своих миротворцев и ОГРВ в нашем регионе. Эти российские войска существуют в Приднестровье не столько в силу действительной надобности их для России (ибо уже давно стало понятно, что Молдова все равно продолжит евроатлантический курс, какое бы руководство у ее руля не стояло), сколько лишь ради международного престижа и для убеждения собственных сограждан – дескать, Россия не уступает ни пяди земли в «зоне своих стратегических интересов», в которую Кремль включает все страны бывшего СССР. Кроме того, регион продолжает быть важным для Москвы и с точки зрения сушествования его в качестве «серой зоны» в которой можно проворачиввать различные "темные операции". В остальном его значение стремится к нулю.

В свете сказанного выше, говорящего о полной потере доверия левобережного руководства в глазах Кремля, можно не сомневаться в том, что Москва давно и без проблем устранила бы нынешнее руководство Приднестровья вместе с его негласным правителем В.Гушаном. Мешает только одно обстоятельство – неясность, что будет дальше, ибо, с точки зрения Москвы, велика вероятность того, что в этом случае в регионе воцарится хаос и последует его окончательный развал.  Кроме того,  как полагают в Кремле, отсутствуют гарантии, что в случае такого развития событий приднестровская проблема не будет решена силой, с помощью Украины или войск НАТО из Румынии. Пока это – определенная гарантия существования нынешнего политического режима в Приднестровье. Но насколько хватит этой гарантии, точный ответ сегодня не возьмется дать никто.

Хотел уже поставить точку , как вдруг на новостной ленте в медиа пространстве нашего региона появилось следующее сообщение: "На закрытом совещании правительство РМ одобрило отсрочку введение общего таможенного контроля Украины и Молдовы на Кучурганской таможне на шесть месяцев."

Оказывается , контрабанда превыше всего?! Деньги выше регулирования приднестровского конфликта?!

Вот такие, на мой взгляд, первые плоды недавней встречи Игоря Додона и  так называемого "президента Приднестровья"!

Этот неожиданный "добрый" жест нашего Кабмина  - новая элементарная капитуляция и предательство интересов Республики Молдова нынешним правящим классом. Помимо незаконной выгоды от контрабанды, цель этого документа, рождённого по настоянию Игоря Додона - "подсластить" Тирасполю существование в обмен на его поддержку во время президентских выборов: чтобы как можно больше приднестровцев, имеющих молдавские паспорта , проголосовали за его вторичное избрание на пост президента РМ.

Возникает вопрос:"Что ещё осталось продать Додону из активов и возможностей нашей страны  до первого ноября нынешнего года, чтобы его голубая мечта воплотилась в жизнь?!

Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории


понедельник, 10 августа 2020 г.

О том, кто же на самом деле боролся с Лукашенко

 Основным мотивом протестов против нынешнего лидера Беларуси А.Лукашенко стала усталость от его более чем четвертьвекового правления (с 1994 г.), диктаторских методов подавления инакомыслящих, достаточно сложной ситуации в экономике.

Действительно, беларусские власти при Лукашенко никогда не церемонились с оппозиционерами, подавляя их протесты абсолютно «неевропейскими», а скорее российскими мерами – задержаниями, избиениями, арестами, тюремными сроками, вынуждая покинуть страну.

Обострило ситуацию и задержание властями страны 33 «вагнеровцев», которые прибыли в Беларусь якобы транзитом в Турцию, но подлинной целью которых было спровоцировать массовые протесты в стране, чтобы сделать А.Лукашенко более «послушным» и исполнительным в глазах Путина. Ответом на задержание этой группы потенциальных террористов стала безумная антибеларусская вакханалия в российской прессе, сопровождаемая подчас грубыми нападками на беларусского лидера.

Казалось бы, создаются подходящие условия для того, чтобы сбросить надоевшего «батьку» и поставить у руля более покладистую фигуру из числа оппозиционеров, изображавших из себя «убежденных проевропейцев».

Но на поверку их лидеры оказались никакими не проевропейцами, а вполне пророссийскими людьми, теснейшим образом связанными с РФ и действия которых, без всякого сомнения, плотно координировались российскими же спецслужбами.

Всего несколько показательных фактов:

Один из лидеров «проевропейской оппозиции», Валерий Цепкало, за две недели до выборов эмигрировал от «режима Лукашенко». Причем не куда-нибудь в Париж или Лондон, а прямиком по месту своих настоящих политических симпатий – Россию.

Другой «проевропейский» деятель, Виктор Бабарико, некоторое время даже считавшийся лидером оппозиции, пока его не арестовали власти страны, долгое время был председателем «Белгазпромбанка». То есть «дочки» «Газпрома» в Беларуси. Поскольку на такие должности в РФ никто не может быть назначен, не будучи одобрен ФСБ, то можно со 100%-ной гарантией сказать, что Бабарико – человек российских спецслужб. Поэтому его снятие и последующий арест властями Беларуси был абсолютно правильным и необходимым шагом.

Третий пример – «проевропейский лидер» Светлана Тихановская, ставшая ныне главным кандидатом на пост Президента Беларуси от оппозиции. Со своим супругом Сергеем она долго жила почему-то не в одной из европейских стран (что было бы естественно для «проевропейки»), а именно в России, откуда вернулась на Родину уже незадолго до выборов, в начале 2019 г. Семейная пара сразу же по возвращении из РФ взялась за раскрутку имиджа мужа на Youtube и в соцсетях, а после его ареста в конце мая – и жены. Подчеркнем: раскрутка обоих началась именно после их возвращения из РФ. Что тоже говорит о ее управляемости РОССИЙСКИМИ спецслужбами. А поскольку у нее нет вообще никакого опыта государственной службы (даже М.Санду на ее фоне – «опытнейший государственный деятель»), и весь ее послужной список исчерпывается только должностью переводчицы в разных организациях, то нет ни малейших сомнений в том, что придя на пост главы Беларуси, Тихановская стала бы в еще большей мере обыкновенной марионеткой Кремля.

Вот таких марионеток, как Тихановская, видит Кремль возможными преемниками «батьки» А.Лукашенко. В случае ее победы Кремлю ничего не стоило бы спровоцировать, по украинскому примеру февраля-апреля 2014 г. «массовые протесты несогласных» с «антироссийским курсом» и организовать в регионах Беларуси один или больше Донбассов (не будем забывать, что Путин продолжает придерживаться своего намерения объединить славянские страны в одно, под водительством РФ). Ну а дальше, учитывая, что беларусское население еще более пророссийски настроенное, чем даже украинское, страна превратилась бы в очередную жертву гибридной войны Кремля. Что это значит, мы сейчас видим в Украине, Молдове и Грузии. Тем же, которые по недомыслию или глупости (третьего в нынешней ситуации, увы, просто нет) продолжают поддерживать «борьбу с режимом» в Беларуси, нужно помнить, к чему на самом деле может привести эта борьба.


Руслан  ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории

Ложь во спасение имиджа

 Как известно, 24-25 июня сего года Президент Республики Молдова совершил визит в Москву. Предлогом стало его участие в параде, по случаю празднования 75-й годовщины победы в Великой Отечественной войне. Если верить слову главы государства, он добился там существенных успехов: «короткой встречи» с Президентом РФ В. Путиным, возобновления переговоров о предоставлении Молдове российского кредита в 200 миллионов евро, согласия РФ на продление льгот по беспошлинным поставкам на российский рынок молдавских товаров (фруктов, овощей, консервов, винодельческой продукции), договоренности решить вопрос с выдачей разрешений на транзит товаров из Молдовы в Россию через Украину и «рассмотреть возможность» предоставления РМ нескольких десятков тысяч литров дизельного топлива для сельхозпредприятий, пострадавших от засухи. Именно в таких радужных тонах итоги визита Игоря Додона в столицу России были преподнесены в подконтрольных ПСРМ СМИ.

Реальность, однако, далека от благостной картины, нарисованной президентом Додоном. Долгое время в Москве вообще не видели никакого практического смысла в его полноценном визите в Россию. Политические аналитики РФ полагали, что Додон в ходе такого визита должен четко продемонстрировать Кремлю, что он может удержать на плаву кабинет И.Кику как минимум до поездки в РФ, сохранить контроль над молдавской политической системой и не допустить перехода большинства в руки оппозиции, стабилизировать ситуацию в приднестровском урегулировании.

Справился И.Додон с этими задачами ни шатко, ни валко. «Контроль над политической системой» уже стал к тому времени крайне непрочным. Отставки правительства, благодаря коллегиальным ухищрениям президента и спикера парламента, удалось избежать, но «туман недоверия» к представителям исполнительной власти до сих пор не рассеялся.

«Стабилизации ситуации» в приднестровском урегулировании тоже не произошло, да и не могло произойти, ибо под ней в Тирасполе и Москве понимают лишь череду уступок в адрес Приднестровья, чего Додон сделать не может, иначе навлечет на себя новую волну обвинений в предательстве и измене Родине. Их у него и так хватает после скандальных видео с Плахотнюком и «пакетами», в которых предположительно находились крупные суммы денег. Таким образом, успехи Додона на этом поприще весьма сомнительны, если не сказать – смехотворны.

Похожим образом обстоит дело и с его «достижениями», по итогам поездки в Москву, коими он взялся похваляться. Единственным реальным успехом можно считать только согласие российских властей на продление льгот по беспошлинным поставкам молдавских товаров. Но и это можно отчасти считать преференцией лично И.Додону, так как контролируемые им фирмы много лет занимались именно поставками молдавской сельхозпродукции в РФ.

Договоренность «решить вопрос» с выдачей разрешений на транзит молдавских товаров существует пока только в устной форме. Кто, как и когда этот вопрос решит, осталось неизвестным, как неизвестно, будет ли он вообще решен в пользу Молдовы. Дизельное топливо Москва не дала, и даже не дала ясных гарантий того, что это произойдет. Было только смутное обещание «рассмотреть» такую возможность. Может, рассмотрим, а может, и не рассмотрим. Смотря, как себя поведете, г-н президент, говорят, у Вас там бог знает, что в стране творится.

Последнее тем более актуально в свете утверждений Додона о том, что он якобы добился возобновления переговоров о предоставлении Молдове российского кредита в 200 миллионов евро. У нас есть серьезные сомнения в том, что президент говорит правду. Во-первых, в Москве еще никто не забыл недавнюю историю с решением Конституционного суда, который аннулировал постановление парламента о ратификации соглашения о российском кредите. Какой смысл заново начинать такие переговоры, если ситуация в Конституционном суде с тех пор никак не изменилась, и там по-прежнему руководит противник кредита Д. Маноле? Во-вторых, при определенных обстоятельствах, в случае, если оппозиции все-таки удастся сорганизоваться и свалить на ближайшей внеочередной сессии парламента РМ кабинет Кику, может оказаться, что с молдавской стороны некому будет даже вести переговоры о заключении этого кредитного соглашения. В-третьих, что хуже всего, с тех пор Додон растерял все свое довольно прочное, еще совсем недавно, парламентское большинство, и теперь, если даже РФ и одобрит вторично тот же кредит, он может быть не в состоянии добиться его одобрения парламентом.

В связи с этим, хочу напомнить, что у нашей страны как-то не складываются «кредитные отношения» с российскими банкирами. Молдавские власти, во времена премьера Влада Филата, уже пытались одолжить у РФ крупную денежную сумму, но на пути кредита перманентно возникали какие-то препятствия, в результате, обещанную финансовую поддержку из РФ Молдова так и не получила. Опять же, и ситуация с обещаниями Додону напоминает историю о бутафорских картонных деревнях, выстроенных по указанию князя Потёмкина вдоль маршрута Екатерины II, где на щитах изображались вымышленные сооружения. Его хитростью было убедить свою монархиню, что «страна, почитаемая пустынею, процветает». Сейчас «потемкинские деревни» в России не строят, разве что, перед приездом начальства подкрашивают траву зеленой краской. Однако сама тенденция, похоже, сохраняется, проявляясь в риторике взаимоотношений, в частности, с молдавским президентом Додоном.

Его «успехи» в Москве выглядят еще более призрачными, если рассмотреть и другие обстоятельства последней поездки. Никаких деталей своей «краткой встречи» с Президентом РФ В.Путиным Додон не добавил. Ничего подобного не сообщает ни пресс-служба Кремля, ни российские СМИ. Из чего можно заключить, что все «общение» свелось, скорее всего, к тому, что Путин на параде мимоходом пожал руку догнавшему его Додону (этот момент и сняли фотографы Додона) и, возможно, еще добавил к этому «Давай, до свидания».

Судя по всему, реально президент РМ Додон пообщался только с «куратором» молдавского направления в Кремле Д.Козаком. Но едва ли и общение с Козаком доставило Додону много удовольствия. Ведь Козак не может не знать о глупой похвальбе Президента РМ о том, как в июне 2019 года молдавский лидер «кричал» на него. Неплохо известно в Кремле и о нарастающей политической изоляции И. Додона на мировой арене (даже среди соседей) и внутри страны, а также о стремительном развале пока еще правящей в Молдове коалиции ПСРМ-ДПМ. К счастью для Додона, Козак, скорее всего, тогда еще не успел узнать о поддержке социалистами законопроекта о запрете советской символики. Иначе бы главу молдавского государства ждала бы серия ядовитых, в характерном для Козака стиле, вопросов.

Впрочем, зная Додона, можно не сомневаться, что ради достижения главной цели, для которой он и ехал в действительности в Москву – получения политической и финансовой поддержки предстоящей президентской кампании – он готов стерпеть роль бычка на геополитической веревочке, да и вообще – претензии, насмешки и издёвку, с чьей угодно стороны. Но именно об этой своей генеральной цели Додон не сказал ни единого слова. А теперь, в случае потери коалицией ПСРМ-ДПМ парламентского большинства, достижение ее стало еще более проблематичным, чем раньше.

Если сейчас поддержать Додона, но при этом в парламенте будет хаос, а ПСРМ уже не в состоянии направлять ход событий, и, если, к тому же, в ближайшее время рухнет повисшее на волоске правительство Кику, какая будет польза Москве от такой политики? Не будет пришедшего ему на смену более-менее прочного кабинета, поддерживающего И.Додона, нет и смысла оказывать ему такую помощь.

Ненамного лучше будет у Додона ситуация и в случае досрочных выборов. Уже и заказанные ПСРМ опросы показывают, что даже в коалиции с ДПМ у социалистов будет, в лучшем случае, не более 52-54 голосов. Зная продажность наших депутатов, особенно в последние годы, нет никакой уверенности в том, что не будут куплены и депутаты нового большинства.

Разумеется, не исключено, что Москва согласится оказать политическую и финансовую помощь Додону на выборах – все-таки он - единственная реально влиятельная сила в Молдове, которая хоть как-то ориентируется на Кремль. Но при этом, по российской традиции последних 20 лет, обставит эту помощь такими условиями, что Додон и сам ей будет не рад. Тем более, что у Москвы есть и другие основания для недовольства Додоном. Хочу лишь добавить, что «стратегический партнер», на всякий случай, предпринял некоторые действия по рокировочке и уже «подыскал» на всякий "пожарный" случай запасного кандидата в Президенты РМ. Тот уже дышит в затылок нынешнему «отцу нации», просто Додон об этом пока не догадывается. Или делает вид, что не догадывается!

А теперь вернемся к теме российского кредита, и я предлагаю читателям обратить внимание на важный факт. По итогам проведенного информационного мониторинга оказалось, что заявления Додона о якобы достигнутых им в ходе «личной встречи» с президентом России Путиным договоренностях по возобновлению переговоров о кредите в 200 миллионов евро, оказались, мягко говоря, неправдой.

О том, что Минфин России выразил готовность возобновить переговоры с Молдовой, было сообщено официальным письмом в адрес министра финансов РМ еще 23 июня, за день до каких-либо встреч Додона в Москве. Более того, в переписке российского и молдавского коллег даже не упоминается роль Додона в этих договоренностях.

В свою очередь, еще находясь в Москве, Додон сообщил, что 24 июня, «после короткого обмена мнениями с президентом РФ Путиным», была достигнута договоренность о возобновлении переговоров по кредиту в 200 миллионов евро. Те, кто находился рядом с президентами, говорят, что общее время их общения составило всего несколько секунд, явно недостаточных для каких-либо договоренностей. Как было сказано выше, на самом деле, этот вопрос решил Ион Кику ещё до визита Додона в Москву. Как после этого гражданам РМ относиться к словам своего президента?"

Руслан Шевченко, политический аналитик, доктор истории.

пятница, 10 июля 2020 г.

Кому Мешает «Приднестровская Гиря»?

Кому Мешает «Приднестровская Гиря»?
«Недавно с большим интересом прочитал опубликованный вами материал «Куда идём мы с «пятачком» – большой – большой секрет!», где полемизируют Виорел Чиботару, экс министр обороны РМ, политолог, руководитель Европейского института политических исследований, эксперт Центра информирования и документирования о НАТО в РМ и Андрей Сафонов, политолог, депутат Верховного Совета Приднестровья – о ситуации, сформировавшейся к сегодняшнему дню вокруг решения «приднестровской проблемы». Как точно отмечено в публикации, «отношения между Молдовой и Приднестровьем зашли в тупик, добавляя этим разброд и в ряды внешних партнёров по развитию, прилагающих усилия для снятия напряженности в нашем регионе». Да, проблема не движется к решению, напротив, ситуация вокруг нее перманентно накаляется. У меня есть своё видение приднестровского урегулирования, и отправной его точкой является истинная причина, почему в течение трех десятков лет переговорный процесс в формате 5 + 2 «топчется» на месте», – пишет нам политический аналитик, доктор истории Руслан Шевченко. Руководствуясь принципом объективного освещения событий, посредством участия в нем различных точек зрения, мы публикуем выступление политолога, с сохранением авторской стилистики.
– В этом году исполняется 30 лет, как на левобережье Днестра были сформированы свои антиконституционные «органы власти» и объявлено о провозглашении собственной «государственности». За эти годы мы ни на йоту не приблизились к разрешению застарелого конфликта.
​Причин тому много, и они как местного происхождения, так и иностранного. Центральные власти Молдовы несут ответственность за то, что конфликт не разрешен, потому что с самого начала в нем первую скрипку стали играть те, кто выступал за отделение приднестровских районов от остальной Молдовы. Дескать, там не с кем разговаривать, мы никого и никогда на Левобережье не переубедим, зато нашему пути в Румынию и Евросоюз «приднестровская гиря» сильно мешает. Поэтому, надо ее поскорее сбросить и идти к «объединению двух берегов Прута». Сторонников этой изменнической точки зрения (в мире нет государств, которые бы добровольно отказывались от части своей территории, чем бы это ни было вызвано, а в самой Румынии за такие предложения – уголовное дело), под влиянием пропаганды, в Молдове со временем оказалось немало. На самом деле, это позиция ленивой, трусливой, глупой и не желающей работать с собственными согражданами части населения.
​Ничем не лучше оказалась позиция Тирасполя. Он, с самого начала своих, в любой стране – уголовно наказуемых действий, пытался настаивать на том, что всего лишь «защищает историческую справедливость» и «отстаивает права русскоязычного населения». Под этим предлогом сепаратисты развязали кампанию репрессий против сторонников единой Молдовы и довольно скоро либо заставили их замолчать, либо вынудили бежать за Днестр. Создание Тирасполем незаконных структур власти на Левобережье и ликвидация законных органов управления РМ закономерно спровоцировали войну, в которой приднестровский режим смог устоять только при широкой и активной поддержке России – не только дипломатической, но и вооружением и обмундированием.
​Последующее «урегулирование» конфликта сразу натолкнулось на принципиальное препятствие, не преодоленное по сей день и мешающее – требование Тирасполя считать свои местные органы власти равноправными с центральными, общемолдавскими. Россия, с самого начала конфликта активно выступавшая на стороне Тирасполя, заняла двойственную позицию. С одной стороны, она выступает за сохранение территориальной целостности Молдовы, с приданием Левобережью особого статуса. На первый взгляд, это вполне согласуется и с позицией Молдовы, ведь она тоже выступает за придание Левобережью особого статуса в своем составе, к тому же, закрепила этот пункт и в Конституции. Но, с другой стороны, позиция России полностью совпадает с мнением Тирасполя: ее дипломаты настойчиво говорят о том, что «решить конфликт должны Кишинев и Тирасполь», «ключи к решению конфликта лежат в Кишиневе и Тирасполе» и так далее, приравнивая законные власти к сепаратистским.
​Попытки добиться этого «равноправия» Москвой предпринимались неоднократно. Можно привести в качестве примера печально известный «меморандум Козака» 2003 года, одно из ключевых положений которого предоставляло Тирасполю право вето на любые решения центральных властей Молдовы, с которыми в Тирасполе и «примкнувшем к нему» Комрате будут не согласны. Можно вспомнить, в частности, откровенные угрозы вице-премьера РФ Д.Рогозина в 2012 году, что если Молдова не признает свои приднестровские районы «равноправным партнером», будет оплачивать его долги за потребленный газ. Существует немало других, аналогичных, по сути, высказываний российских политиков и дипломатов.
​В этой связи логичным был бы вопрос: зачем же тогда России, выступающей на официальном уровне за сохранение территориальной целостности Молдовы, пусть и с особым статусом для Левобережья, непременно нужно это положение о «равноправном партнерстве» Тирасполя с законными властями Молдовы? Ведь «особый статус» все равно вроде бы предполагает, что Приднестровье – ЧАСТЬ Молдовы, а не равновеликая ей сторона.
​В том-то и дело, что на самом деле «защитники территориального единства Молдовы» из России преследуют совершенно иную цель, которую никогда не проговаривают. Но зато о ней в 2003 году публично рассказал приднестровский лидер Игорь Смирнов. Имелось в виду, что Молдову и ее приднестровские районы надо убедить договориться между собой и подписать некий «договор между сторонами», который бы узаконил фактически федеративное устройство страны. Этим договором и должен был стать готовившийся тогда «план Козака». Но затем, согласно разъяснениям И.Смирнова, как только молдавские и приднестровские власти на него бы согласились и подписали, «на другой день» тот же Смирнов объявил бы о том, что Молдова не соблюдает положения договора, и он его расторгает.
​В результате, Приднестровье, выйдя «на законных основаниях» из этой федерации, уже обретало бы права самостоятельного государства (ведь центральные власти Молдовы согласились признать его равноправным себе субъектом). Это было бы убедительным доводом и для мирового сообщества. После чего международное признание Приднестровья стало бы лишь делом техники и самого недалекого будущего. Ну, а Россия, чей вооруженный контингент продолжает находиться на Левобережье, получала бы сильнейший рычаг давления на балканском направлении на все страны этого региона, включая членов НАТО – Румынию и Болгарию. К счастью для Молдовы, этот план в 2003-м потерпел крах. Провалились и другие, более поздние попытки Москвы считать тираспольских деятелей «равноправной стороной» с конституционными властями Молдовы.
​Естественно, что ни одно государство мира на такое уравнивание себя с сепаратистами пойти не может. По принципиальным соображениям. Именно эта причина – одна из главных, почему приднестровский конфликт остается нерешенным. И до тех пор, пока позиция Москвы, настаивающей на «равенстве» сторон, остается неизменной, он по-прежнему будет нерешенным. Вот, почему ключи к разрешению приднестровского конфликта лежат в действительности не в Кишиневе, и, тем более, не в Тирасполе, а в Москве.
Именно поэтому, Министерство обороны Российской Федерации постоянно уделяет внимание своим воинским подразделениям, расквартированным в Приднестровье, поддерживает в боевой готовности все объекты, возведённые здесь еще во времена Советского Союза, в том числе, склады в Колбасне, где хранятся боеприпасы с истёкшим сроком, что вызывает законную тревогу не только в Молдове, но и в Украине и Румынии. Кроме того, по сообщению информагентства «Новости Приднестровья», на Левобережье продолжаются военные учения ОГРВ. Так, во время последних сборов были отработаны нормативы по развертыванию командно-штабной машины, радиорелейной станции и аппаратной телефонной засекреченной связи с последующим её установлением между командирами и личным составом. Были проведены действия по организации привязки к стационарному узлу связи по проводным и радиорелейным линиям, по защите средств связи от радиоразведки. Если российские военные являются миротворцами, то почему в Приднестровье продолжаются военные учения?
И в это же самое время для Молдовы там закрыты пограничные контрольно-пропускные пункты, а количество случаев заболевания COVID-19 растет и на 30 июня превысило 1200. В Приднестровье – явная нехватка ИВЛ, кишиневские врачи готовы оказать и оказывают пациентам необходимую медицинскую помощь, но это сложно осуществить своевременно в действующих условиях по пересечению КПП.
Стоит обратить внимание на то, что Россия, ограничивая в столь сложное время медицинскую помощь Приднестровью, предоставляет ему военно-техническую и кадровую. В таком контексте заявление Андрея Сафонова о том, что «боеприпасы в Колбасне – надёжная гарантия мира!», многократно повышает степень тревоги у всех здравомыслящих людей, которые внимательно отслеживают ситуацию в этом регионе Европы.
P.S. МИД РМ (МИДЕИ) выступил с резкой критикой российских миротворцев, находящихся в Приднестровье. Внешнеполитическое ведомство Молдовы настаивает на незамедлительном их выводе и изменении существующего формата миротворческой операции на гражданскую – под эгидой ОБСЕ.
Стоит отметить, что данное заявление было опубликовано только на румынском языке, дабы ограничить его распространение в русскоязычном сегменте интернета. В этом случае, комментарии излишни, так как российская политика двойных стандартов, по характеристике автора, данной выше, имеет в руководстве Республики Молдова «достойных» последователей.

Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории

четверг, 2 июля 2020 г.

Что представляет из себя сегодня власть и оппозиция


Ныне коалиция ПСРМ-ДПМ - довольно рыхлый (в основном за счет ДПМ) союз двух политических партий, каждая из которых стремится просто к сохранению себя во власти. Но по мере того, как численно эта коалиция сокращалась с 64 до 50, цели этой коалиции постепенно сужались. Если в момент ее создания, 16 марта, ставилась задача удержаться у власти до 2023 г., когда должны состояться очередные парламентские выборы, теперь такой задачи больше нет. Решаются сиюминутные, в основном электорального характера, вопросы, которые позволят ПСРМ успешно протолкнуть И.Додона на второй президентский срок. ДПМ, по этому сценарию, должна играть роль формальной оппозиции, ничем реально социалистам не мешая. ДПМ этот сценарий устраивает, так как сохраняет ее представителей у власти.
По мере того, как правящая коалиция численно уменьшалась, сокращалось и желание ее лидеров (З.Гречаная, К.Фуркулицэ от ПСРМ, П.Филип, Д.Дьяков от ДПМ) общаться с журналистами. Их комментарии сводились теперь преимущественно к бодряческим заявлениям типа «у нас все нормально, наша партия только крепнет», «бежавшие от нас – люди Плахотнюка, на них не надо обращать никакого внимания, у них нет будущего».
Но «бодрячество» было только напускным. ПСРМ не собиралась мириться с потерей власти. Поэтому ее люди оказали, по-видимому, серьезное давление на Ш.Гацкана, перебежавшего, как он уже привык, в очередную фракцию. Так как Гацкан уязвим – он владелец медицинской клиники и хочет, чтобы этот бизнес приносил доход и далее, то его капитально припугнули. Среди прочего, по-видимому, Гацкану очень убедительно дали понять, что его бизнес исчезнет, благо все силовые структуры в руках правящей коалиции, а сам он останется без всего, ежели вздумает ерепениться. Понимая, что его новое предательство, теперь уже «ПРО-Молдовы», вызовет бурю вопросов, на которые Гацкан ответить будет не в состоянии, ибо подставит социалистов, Гацкана просто вывезли за границу, в надежде, что вся эта история скоро рассосется и будет не до этого.
Впрочем, создавшаяся ситуация уже и сейчас плохо влияет на некоторых власть предержащих. Премьер И.Кику неизвестно зачем стал публиковать на своей странице глупые и никчемные нападки на М.Санду, и естественно, дождался только ответных выпадов М.Санду. Причин для этих высказываний у И.Кику не было никаких. Лично ему любые заявления М.Санду и всей ее фракции никак не угрожают. Скорее, наоборот, в ПСРМ считают, что если премьера критикует оппозиция, то он все делает правильно, а значит, нет причин волноваться. Можно было отнестись с равнодушием к такому ее поведению или, в крайнем случае, иронически съязвить, показать Санду растерявшейся и запутавшейся (что, в сущности, сегодня так и есть). Поведение же премьера показывает, что у него стали сдавать нервы, и чем дальше, тем сильнее.
Теперь ни ПСРМ, ни ДПМ не строят никаких планов на будущее, их главной «говорящей головой», по существу, стал Президент И.Додон. Расчет И.Додона прост. Так как в нынешней ситуации, когда парламентского большинства больше нет ни у ПСРМ/ДПМ, ни у оппозиции ПДС-Платформа ДА-Шор-ПРО-Молдова, Парламент становится нефункциональным и не может принимать законы. Все решения поэтому будет принимать Правительство И.Кику, причем ввиду того, что теперь их невозможно протащить через Парламент, оно будет брать за них ответственность на себя. Хотя оппозиция имеет право оспорить их, но для этого им еще надо собраться, чего они делать пока не спешат. Пока суд да дело, решения, ответственность за которые взяло на себя Правительство, вступят в силу. Так оно и будет работать в ближайшие месяцы.
Поскольку в Конституции есть положение о том, что если Парламент в течение 3 месяцев не будет принимать законов, он должен быть распущен, то можно считать, что отсчет времени уже начался. Спешить властям некуда, до конца месяца можно поимитировать «бурную парламентскую деятельность», после чего где-то в конце июля-начале августа депутаты уйдут в отпуск. По традиции, они должны вернуться на работу к середине сентября. Но и это время можно потянуть до конца сентября, чтобы сказать – Парламент 3 месяца не работал, теперь его можно распустить. Можно поступить и иначе: возобновить работу и в середине сентября. Все равно Парламент останется неработоспособным и неизбежно будет распущен, после чего состоятся досрочные выборы. Правда, не сейчас, а уже в начале 2021 г., ибо до президентских выборов осталось уже всего 4 месяца, а в этот период проводить выборы нельзя. Ну а дальше уже кому как повезет. Именно этот вариант сегодня наиболее вероятен.
Но его осуществление на практике вполне в состоянии будет дать ПСРМ 35-40 мандатов, если не больше, и провести в Парламент и ДПМ, ибо ПРО-Молдова пока ей не соперник. То есть реальна ситуация, когда и новый Парламент будет, по сушеству, сколком с нынешнего. И еще более реальна поэтому перспектива возрождения правящей коалиции ПСРМ-ДПМ в новом составе Парламента. Это и есть цель И.Додона сегодня и нужно признать, что в настоящий момент она ближе всего к реализации.
Деятельность оппозиции
В растерянной и сбитой с толку оппозиции продолжает царить разброд и раздрай. Муниципальный советник А.Нэстасе, он же лидер Платформы ДА, все так же видит себя премьером, правда, его пока готов признать таковым только А.Канду. Досрочные выборы этой партии не нужны, так как есть большая вероятность того, что в Парламент она вообще не попадет Лидер ПДС М.Санду, которая, судя по опросам, продолжает быть вождем правой оппозиции, хотя и проигрывает президентские выборы И.Додону, но знает, что в случае досрочных выборов может существенно укрепить свою парламентскую фракцию и потому выступает за их скорейшее проведение. Группа «ПРО-Молдова» А.Канду продолжает надеяться отколоть еще несколько депутатов от коалиции ПСРМ-ДПМ, но после истории со Ш.Гацканом, когда власти «показали зубы» и дали понять, что не остановятся ни перед чем, чтобы удержать управление страной в своих руках, дальнейшая работа в этом направлении существенно осложнилась. Партия «Шор», которая по опросам может вообще не попасть в Парламент, не нужна в оппозиции никому, кроме А.Канду, потому что сотрудничество с ней может только скомпрометировать и ПДС, и Платформу ДА. Это значит, что у оппозиции всего 44 мандата.
Поэтому, так как перспектива где-то срочно найти 7 депутатов, чтобы у оппозиции было большинство и без Шора, достаточно туманна и пока маловероятна, то любые «вотумы недоверия», которые некоторые недалекие и глупые политики в рядах оппозиции призывают осуществить, только выставят оппозицию на посмешище и покажут ее слабость и ничтожество. На радость их общему врагу И.Додону. Единственный выход – тот, о котором мы не раз писали ранее - переступить через себя, посмотреть чуть дальше своего носа и договориться с Партией «Шор», после чего, отколов еще 1-2 депутатов, сформировать новый кабинет, пусть и без участия «ПРО-Молдова» и Партии «Шор».
Но этого оппозиционеры не понимают. Разброд и шатания в их лагере достигли такой степени, что ныне они не в состоянии даже восстановить прежнюю коалицию ПДС-Платформа ДА, не говоря уж о том, чтобы привлечь в нее еще кого бы то ни было. Все, на что хватает сегодня оппозиции, так это сотрясать воздух, выступая с очередными громогласными разоблачениями И.Додона и угрозами жаловаться в Прокуратуру, управляемую ставленником того же Додона А.Стояногло. Видя глупость и беспомощность оппозиции, представители властей перешли к открытым издевательствам над нею. Тому пример – выходка советника Президента Э.Варданяна, который припугнул оппозицию якобы намечавшимся приходом Генпрокурора А.Стояногло в Парламент, чтобы представить компромат на деятелей «ПРО-Молдова». Позднее сам Варданян сообщил, что это он просто пошутил, чтоб посмотреть на реакцию. Но оппозиция действительно перепугалась. Что тоже говорит о ее ничтожности. Тем временем часы, отсчитывающие время до роспуска Парламента, уже запущены. А в новом законодательном органе многих из сегодняшних парламентских крикунов, которые в жизни не научились ничему, кроме как орать с трибуны, мы уже не застанем.
Развитие внутриполитической ситуации в стране
Внутриполитическая ситуация в стране характеризовалась в это время очередными скандалами и без происшествия с Ш.Гацканом. Наиболее ярким из них стал конфликт вокруг законопроекта, запрещающего серп и молот, появившегося даже на сайтах Парламента и самой ПСРМ. Продвинутый депутатом ПСРМ Н.Цурканом по предложению Еврейской общины, для руководства которой, по-видимому, серп и молот и свастика суть одно и то же (если так и есть, то это правильная идея, в свете того, что творили нацистский и коммунистический режимы на планете в недавнем прошлом). Все сорвали журналисты, помешавшие принять сей закон и поднявшие крик и шум вокруг него раньше времени. Но и случившееся сильно подпортило имидж ПСРМ в глазах российских аналитиков, так как им тоже стало известно, что именно ПСРМ выдвинула сей законопроект. Кроме того, позволило другим левым, прежде всего ПКРМ, вволю посмеяться над попавшей в дурацкое положение правящей партией.
Итоги визита Додона в Москву, коими он вздумал похвастать перед журналистами, на практике оказались, в основном, набором напыщенных фраз. Единственно, чем реально может гордиться Додон – так это продление льгот по беспошлинным поставкам молдавских товаров. Все остальное – рассуждения о возобновлении переговоров о российском кредите, поставки дизельного топлива из РФ молдавским сельхозпроизводителям и т.д. – сегодня просто общие слова, за которыми ничего не стоит. Тем более, что главная цель – поддержка Россией Додона на выборах – еще явно будет обсуждаться Москвой и окончательного решения по ней еще не принято.
Чтобы как-то отвлечь внимание жителей от скандала с Ш.Гацканом, Генпрокурор А.Стояногло срочно организовал широко разрекламированную акцию «обысков» в бывшем офисе ДПМ на Армянской. Что там можно было найти через ГОД после ухода ДПМ оттуда, непонятно. Естественно, никто ничего не нашел. Но информационный шум о «активности» этого борца за интересы И.Додона в СМИ ему был обеспечен. Но поскольку людям И.Додона надо иметь хоть одного «порядочного человека», то на отмывание имиджа тов.Стояногло были брошены большие силы. Даже «самый независимый» разоблачитель Молдовы С.Мокану и тот взялся в угоду Додону отмывать Стояногло и утверждать, что только он может довести дело о миллиарде до конца и только он может посадить Плахотнюка, который в полном одиночестве (об остальных Стояногло говорить запрещено) сей миллиард и украл.
В довершение ко всему, снова обострилась ситуация в Левобережье, где тираспольские сепаратисты установили около 40 новых «пограничных» постов, а теперь еще и перестали пускать левобережцев, работающих в правобережной части Молдовы, за Днестр, под предлогом недопущения распространения заразы. Реакция наших властей оказалась очень избирательной – никто не слышал о их попытках, если надо, даже через международные организации добиваться устранения этих постов. Хорошо хоть, выразили «решительный протест» против попыток не пускать левобережцев на правый берег Днестра. Но интеллектуально убогая оппозиция оказалась не в состоянии сделать даже этого и вообще не реагировала на такое поведение сепаратистов. В этом контексте, вероятно, вопрос о том, нужна ли нам такая глупая, бездарная и беззубая оппозиция, уже просто перезрел в ожидании того, когда это поймет все наше общество.
Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории

Генпрокурор А.Cтояногло - человек Додона

Стояногло сегодня однозначно человек Додона и всеми своими действиями доказывает это.
Основных обвинений в адрес гражданина А.Стояногло, занимающего в настоящий момент пост Генерального Прокурора Молдовы, четыре.
Во-первых, якобы "абсолютно независимый" А.Стояногло взялся обелять В.Платона, признанного уголовным преступником судами не только в Молдове, но и в России. Чудесным образом это его мнение совпало с мнением Президента И.Додона, которому необходимо найти аргументы против олигарха В.Плахотнюка, правившего Молдовой в 2016-2019 гг. Поразительно дружеское общение целого Генпрокурора с уголовным преступником, притом, что с него не сняты ряд обвинений, показывает, что говорить о какой бы то ни было объективности и "самостоятельности" товарища Стояногло в данном случае абсолютно невозможно.
Во-вторых, "совершенно самостоятельный" Генеральный Прокурор А.Стояногло взялся утверждать, что главным выгодополучателем от кражи миллиарда является В.Плахотнюк. У нас нет сомнений в том, что он имеет к этой сделке самое прямое отношение. Но многочисленные расследования этой истории, и в том числе последнее, комиссии А.Слусаря, коего сложно обвинить в симпатиях к В.Плахотнюку, показывают, что в ее подготовке и проведении, а также получении выгоды участвовало значительное количество людей, связанных с самыми разными политическими силами. Все они, без какого бы то ни было расследования, без каких бы то ни было доказательств, "вдруг" товарища Стояногло интересовать перестали. Не потому ли, что такое расследование может ударить и по нынешней правящей коалиции, что серьезно повредит и самому товарищу А.Стояногло?
В-третьих, А.Стояногло упорно отказывается расследовать видеоматериалы, свидетельствующие о предательстве интересов нашей страны в пользу России действующим Президентом Молдовы И.Додоном, во время его переговоров в июне 2019 г. с В.Плахотнюком.
В-четвертых, А.Стояногло категорически уходит, под разными фиктивными предлогами, от расследования истории с полученными И.Додоном от В.Плахотнюка "кульками", в которых предположительно были крупные суммы денег. Хотя все предполагаемые свидетели и подозреваемые по этим делам у него под рукой и существуют запросы целых групп депутатов с требованием расследовать эти дела.
Таким образом, остается констатировать следующее: попытки оправдать мистера Стояногло, предпринятые г-ном С.Мокану, говорят лишь о том, что в данном случае г-н Мокану решил подыграть Додону и помочь пророссийским силам. Предавая тем самым интересы Молдавского государства в пользу России.

суббота, 20 июня 2020 г.

Правящая коалиция ПСРМ/ДПМ и ее оппозиция

1. Коалиция ПСРМ-ДПМ.
Коалиция ПСРМ-ДПМ, созданная 16 марта 2020 г., мыслилась ее создателями – Президентом И.Додоном и лидером ДПМ, экс-премьером П.Филипом как устойчивая политическая конструкция, которая должна была просуществовать по крайней мере в ближайшие 3 года, до очередных парламентских выборов.
Обе партии очень нуждались в ней. Социалисты со своим неформальным лидером Президентом И.Додоном, хотели закрепить свою власть, которой добились, устранив в ноябре 2019 г. кабинет М.Санду, и существенно усилить свои позиции перед президентскими выборами в Молдове, намеченными на ноябрь 2020 г. Это позволило бы им не только существенно увеличить финансовые возможности отдельных крупных предпринимателей в рядах ПСРМ, но и самой партии, расширить свое влияние на молдавские СМИ и под предлогом «единственной реальной пророссийской силы в Молдове» (что, в общем-то, со множеством оговорок, более-менее соответствует действительности), укрепить свои связи с РФ, оказывающей социалистам финансовую и политическую поддержку.
ДПМ, потрясенная внезапной потерей власти в июне 2019 г., нуждалась в восстановлении своих позиций в госаппарате, чтобы от нее не начали уходить вступившие в ее ряды в последние годы функционеры центрального и местного уровней. Им представлялось, что такая коалиция гарантирует партии, пусть и в ранге теперь младшего партнера, спокойное пребывание во власти и возможность расширять свое влияние в стране.
Однако лидеры ДПМ (П.Филип и Д.Дьяков) не учли специфической особенности ДПМ, которая десятилетиями удерживала эту партию на плаву: все 23 года своего существования эта партия держалась последовательно проевропейского курса и никогда не вступала в коалицию с левыми силами. Это было одной из причин того, что у нее был пусть и небольшой, но устойчивый прозападный электорат. И это же, наряду с сохранившимся влиянием на ДПМ ее бывшего лидера В.Плахотнюка, который подбирал руководящие кадры и депутатский корпус партии по своему усмотрению, сыграло решающую роль в последующих событиях. Из ДПМ стали уходить депутаты, не согласные с резким разворотом руля влево и союзом с ПСРМ. По словам самих депутатов, некоторых привлекали крупными суммами денег, кого-то «преференциями» для семьи и бизнесом для самого депутата и т.д. Как бы то ни было, но в 4 месяца от былого прочного большинства в 66 депутатов (37 социалистов и 29 демократов) не осталось ничего: ныне в рядах правящей пока коалиции уже только 50 депутатов, с дальнейшей перспективой ухода в оппозицию, в случае ухода от них еще 1-2 депутатов. Ее функциональность обеспечивается всего одним депутатом, независимым А.Олейником, который пока дает им решающий 51-й голос. Но и эта функциональность может в любой момент испариться.
Президент Додон и его ПСРМ, поначалу относившиеся к этому стремительному ослаблению союзника снисходительно и даже пытавшиеся шантажировать оппозицию досрочными выборами, по мере дальнейшего развала ДПМ сильно забеспокоились. И.Додон и его окружение временами стали переходить к хамским выражениям и открытым угрозам в адрес усиливающейся оппозиции. Однако даже наличие контроля коалиции над силовыми структурами, включая СИБ, не давало и не дает, как мы убедились, гарантии от потери власти. По мере того, как власть слабела, И.Додон переходил ко все более компромиссным формулировкам, предлагая то Платформе ДА, то ПДС, то им обеим вместе «договориться» с перспективой заново переделить посты в государстве. И.Додон и его аналитики, однако, не учли, что устранив в ноябре 2019 г. Правительство М.Санду, озлобили против себя и ПДС, и Платформу ДА. В результате многократные призывы И.Додона «договориться» с этими партиями встречали только холодный или откровенно враждебный прием – в стиле «нам не о чем разговаривать». ПСРМ попала в растущую политическую изоляцию.
В такой же изоляции находится правящая коалиция и в делах международных. К ней враждебно относятся как в Украине и Румынии, так и с откровенной неприязнью в ЕС. Попытки выбить из Евросоюза кредиты заканчиваются выставлением Брюсселем новых требований реформировать сферу юстиции и выпустить ее из цепких лап властей. Но так как для молдавского политического класса непредставимо, как можно править, не контролируя юстицию, то все призывы Брюсселя игнорируются и реформа заморожена. Единственно, чего добилась коалиция ПСРМ-ДПМ – так это срочных кредитов, чтобы не допустить окончательного коллапса и полного развала экономики. Критически к властям относится и посольство США, которое мягко, но настойчиво дает понять, что оно также требует реальных реформ в стране, прежде всего в юстиции, и отвергает попытки социалистов «сблизиться» с Россией.
Еще более катастрофичной оказалась ситуация в экономике, где в результате карантинных мер и остановки производства обвал по всем основным ее отраслям достигает 20-25, а то и 30 и более процентов. Реальных мер по выводу экономики из этого кризиса Правительство И.Кику, судя по оценкам предпринимателей, не осуществляет и рассчитывает только на внешние поступления. Нет у Правительства и конкретного плана действий на ближайший период времени. Решения принимаются, исходя из сиюминутной политической надобности. Единственным «стратегическим» расчетом является предстоящие выборы Президента Молдовы, под которые надо накопить средства, чтобы заняться банальным популистским подкупом избирателей или реализацией срочных кратковременных программ, которые должны показать избирателям, что власть о них все-таки помнит. В этих условиях левый избиратель голосует за ПСРМ только лишь потому, что сегодня в стране даже на горизонте нет сильной левой альтернативы этой партии.
Такая ситуация впервые за долгое время вызвала «разброд и шатания» даже среди самых стойких союзников ПСРМ в рядах ДПМ. Ряд ведущих деятелей оппозиции сообщают о начавшихся закулисных переговорах с некоторыми деятелями ДПМ о возможности формирования новой коалиции – на сей раз без участия ПСРМ, что означает ее переформатирование и устранение И.Додона от реальной власти. Все будет зависеть от того, что именно и какие конкретно посты оппозиция предложит ДПМ.
2. Деятельность оппозиции
Следует подчеркнуть, что оппозиция проявила себя еще хуже власти. ПДС и Платформа ДА, движимые глубокой внутренней неприязнью и конкуренцией, так и не смогли найти общего языка и выступать вместе хотя бы в деле устранения ПСРМ от власти. Лидеры обеих партий – М.Санду и А.Нэстасе видят себя главными кандидатами на пост Президента Молдовы от правых сил страны. У каждого есть свои аргументы: А.Нэстасе требует от М.Санду признать его заслуги в организации и руководстве протестным движением 2015-2019 гг., М.Санду настаивает на том, что она лично намного более популярна, чем А.Нэстасе и потому должна возглавить оппозицию. Оба политика по-своему правы. Но это лишь заводит оппозицию в тупик. Вдобавок чувствующий себя ущемленным А.Нэстасе видит в кресле премьера только либо себя лично, либо, в порядке «компромисса по-молдавски», кого-то из своих ближайших соратников, не соглашаясь ни на кого иного. Что еще более осложняет положение оппозиционеров.
По существу, вся деятельность оппозиции свелась к широковещательным разоблачительным пресс-конференциям, на которых публике представляются очередные порции информации о провалах действующей власти, и иногда – видеосливы о связях И.Додона с В.Плахотнюком и Россией. Безусловно, это дает сторонникам оппозиции дополнительные аргументы, но никак не влияет на позиции «социалистического» электората. Он остается в целом неколебимым и за ПСРМ несмотря на все компроматы оппозиции, по-прежнему готовы голосовать, как и прежде, 40-45% избирателей.
Оппозиция продолжает действовать по-прежнему разрозненно. Единственным связующим звеном между ними, в условиях существующей взаимной неприязни лидеров, остается группа А.Канду, которая хоть как-то обеспечивает контакты. Даже теперь, находясь уже, по существу, на пороге власти, оппозиция так и не смогла разработать никакой общей программы или хотя бы самого общего плана действий ни по какому вопросу, ограничиваясь только в целом справедливыми обвинениями И.Додона в связях с РФ и его растущей (особенно в контексте выборов) зависимости от этой страны и выступая с откровенно идиотскими предложениями организовать вотум недоверия Правительству – и это в условиях, когда оппозиция еще не располагает большинством голосов. Однако своей непроходимой глупости деятели Платформы ДА пытаются не замечать и умудряются обвинять даже потенциальных союзников из ПДС в отказе поддержать этот вотум. Спрашивается, ну и зачем же тогда этот вотум недоверия, если он гарантированно провалится? Не лучше ли подождать, пока у тебя не появится хотя бы на 1 депутата больше, чем у власти? Ни один из деятелей Платформы ДА не был в состоянии объяснить это.
Если оппозиционерам все же удастся вырвать решающий, 51-й мандат, то в нынешней ситуации может оказаться, что им нечего будет предложить народу, кроме абстрактных обещаний, что «при нас будет лучше, чем при них». Маловероятно также в нынешней политической обстановке, что они сумеют выдвинуть единого правого кандидата, который будет в состоянии победить И.Додона
3. Развитие внутриполитической ситуации в Молдове, влияние на нее ситуации с пандемией коронавируса и выборами.
Одной из немногих тем, которые пытается более-менее успешно эксплуатировать оппозиция сегодня, является положение с эпидемией коронавируса. Действительно, власти совершили несметное количество ошибок в этой области. Это и отсутствие должного контроля на наземных и воздушных границах страны, что позволяет носителям эпидемии беспрепятственно проникать в Молдову и разносить заразу. Это и бессмысленное закрытие рынков, торговых центров, гостиниц, ресторанов и кафе, которое, обогатив владельцев торговых сетей, вынудило жителей страны покупать продукты и товары по более высоким ценам в сетях магазинов, колоссально ударило по малому и среднему бизнесу и вызвало его недовольство, но никак не способствовало остановке распространения эпидемии. Это и глупые попытки поспекулировать в целях удержания власти на росте числа заболевших и приостановке работы Парламента из-за вроде бы (или на самом деле) заболевших депутатов, чтобы сохранить ситуацию под своим контролем и не допустить утраты контроля над парламентским большинством.
Попав в тяжелое положение, видя, что эпидемии нет конца-края, а экономика тем временем грозит обрушиться, власти пошли на попятную и стали постепенно возобновлять функционирование разных сфер деятельности, вплоть до рынков и ресторанов. Все это сопровождалось безумной путаницей в высказываниях руководства страны. «Злой следователь», премьер И.Кику, говорил, какие ограничительные меры намерено предпринять Правительство для удержания ситуации под контролем. «Добрый следователь», Президент И.Додон все это устно «отменял» и объявлял необязательными к исполнению. Растерявшиеся жители перестали понимать, кому из них верить, тем более, что на них неожиданно посыпались крупные штрафы. Но ни меры по введению «жесткого карантина», ни теперешняя его отмена не дали никакого результата. Число заболевших продолжает расти прежними темпами и перспектив его остановить у властей явно сегодня нет.
Глава Агентства общественного здоровья Н.Фуртунэ и премьер И.Кику нарушили негласное табу на критику церкви, соблюдавшееся десятки лет, потребовали и добились закрытия церквей и кладбищ, на постоянной работе которых церковный клир колоссально обогащался. Понесшие миллионные убытки от отсутствия продаж церковной утвари, книг, свечей, и прекращения церковных церемоний отпеваний, похорон и т.д., обозленные представители Молдавской православной церкви объявили об открытом неподчинении властям и проведении вопреки их решениям церковных служб. Вдобавок они еще попытались вести кампанию по недопущению прививок и вышек 5G, уверяя, что с прививками в организм человека будут вживлены чипы, а вышки 5G – «дьявольское знамение», а также что эпидемия – это якобы ложь и выдумки. Однако тут же оказались скомпрометированы, так как вскоре стали поступать сообщения о десятках заболевших коронавирусом священников (ныне уже более 30), включая даже одного из самых ярых врагов существования эпидемии, епископа Маркела. По иронии судьбы, именно он один из ведущих проводников кремлевской политики в области церкви в Молдове и главный конкурент Митрополита Владимира на посту предстоятеля Молдавской православной церкви. Следует подчеркнуть, что они пали жертвой эпидемии прежде всего из-за собственной жадности к деньгам, которая так сурово осуждается в святой для всех верующих Библии.
Однако и здесь ленивая и недалекая молдавская оппозиция, не желающая даже теперь активно ездить по селам и райцентрам, чтобы работать с людьми и убеждать их в правильности своей деятельности, так и не сумела связно и доступно объяснить избирателям, в чем неправильность поведения властей в борьбе с пандемией. Все сводилось к беспомощным заявлениям экс-министра здравоохранения А.Немеренко, которая за 5-месячное свое пребывание в этой должности в кабинете М.Санду не отметилась никакими реальными шагами в деле развития и улучшения финансирования здравоохранения и его работников. Поэтому сегодняшние потуги убрать нынешнего министра здравоохранения В.Думбрэвяну выглядят в исполнении оппозиционеров смешно и глупо. Нет смысла менять министра, если у тебя нет другой, лучшей, чем у нее, программы. Нет даже кандидатов на этот пост, если не считать ту же неудачливую экс-министершу А.Немеренко. По сравнению с последней далеко не лучший министр В.Думбрэвяну сильно выигрывает, так как, не будучи профессиональным медиком, она по крайней мере около 20 лет работала на руководящих постах в Минздраве и понимает хотя бы в общих чертах, какие меры надо предпринимать далее.
То немногое, чем может сегодня реально похвастать молдавская оппозиция, сводится к контролю над Конституционным судом, полученным благодаря хорошей координации действий группы Канду с деятелями ПДС-Платформы ДА, и успешному отколу депутатов от правящего большинства, чему власти действительно не могут сегодня ничего противопоставить. Но за этим – пустота. Лишь в последние дни стало очевидно, что к деятелям оппозиции наконец приходит понимание того, что им все же придется действовать сообща и они уже готовы обсуждать не только общие шаги по устранению правящей коалиции, но даже и – в близкой перспективе – кандидатуры на конкретные государственные посты.
В этом контексте оппозиция как-то почти потеряла из виду надвигающиеся президентские выборы. Впрочем, этому не стоит удивляться. В условиях, когда менее чем за 5 месяцев до выборов у оппозиции нет и неизвестно, если будет общий кандидат на выборах, нет никакой единой программы, а к тому же любой такой кандидат по всем опросам серьезно проигрывает И.Додону, все основные оппозиционные силы должны понимать, что выборы Президента ими уже проиграны или почти проиграны. Только чудо может этого кандидата все-таки вознести на гребень власти в стране. Поэтому единственное, что нынешней оппозиции нужно делать – консолидировать свои ряды и искать союзников среди депутатов в ДПМ или даже в ПСРМ, которые будут готовы поддержать возвращение к власти подлинно проевропейских сил, которые возобновят процесс евроинтеграции нашей страны.
Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории