среда, 2 июля 2014 г.

ПРЕЗИДЕНТСТВО ПОРОШЕНКО СУЩЕСТВЕННО УСЛОЖНИТ ПОЛОЖЕНИЕ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

ИА "ТИРАС" продолжает дискуссию относительно последствий для Приднестровья после прихода к власти в Украине новой команды управленцев во главе с Петром Порошенко. Предлагаем вниманию точку зрения доктора истории, молдавского эксперта Руслана Шевченко. 

 
Новый Президент Украины, Петр Порошенко, символизирует собой представителя того социального слоя, на который с недавних пор ставят в этой стране США и ЕС. Убедившись, что нынешний политический класс Украины полностью дискредитировал себя в глазах избирателей (не случайно даже ближайшая конкурентка Порошенко, уже много лет присутствующая на политической сцене Украины экс-премьер Юлия Тимошенко, проиграла ему с разницей более чем в 40% голосов), и не будет обладать должным авторитетом для местных политических деятелей и бизнеса, США и Евросоюз, стремясь сохранить свое влияние в этой ключевой как для себя, так и для России стране, сделали ставку на крупный бизнес. Примером этого стали назначенные уже новой властью губернаторами Днепропетровской и Донецкой областей Игорь Коломойский и Сергей Тарута, состояние каждого из которых исчисляется, по мнению некоторых экспертов, миллиардами долларов. Новым подтверждением взятого курса стало участие одного из олигархов, поддерживавших майдан, Петра Порошенко, в президентской гонке. Ставка именно на этот слой общества и назначение его представителей в важнейшие экономически области Украины объясняется тем, что крупный бизнес располагает широкими связями во всех властных структурах, способен без особых затруднений повлиять на криминалитет и располагает значительными денежными ресурсами для удовлетворения определенных потребностей населения. Кроме того, все эти люди практически всегда обладают качествами хватких, гибких управленцев и администраторов. 
Выдвижение Порошенко, однако, означает не только это. Наделенный незаурядными качествами дипломата и в то же время – способный жестко, как бизнесмен, проводить свою линию, такой человек нужен Западу с одной стороны для того, чтобы успокоить страну, потрясенную событиями последних месяцев, и в то же время для того, чтобы дать понять России: время колебаний и шараханий, как при Януковиче, закончилось. Начинается эпоха все более последовательного и твердого курса на Запад. Это тем более очевидно, что недальновидная и агрессивная риторика российского руководства и СМИ РФ лишь подогревает как украинскую элиту, так и Запад в стремлении уйти подальше от России под «зонтик» НАТОи ЕС, что будет означать выход этих организаций (особенно НАТО) на границу с Россией. 
Первые результаты этого катастрофического для России курса Путина и его команды уже очевидны: если еще совсем недавно о перспективах вступления Украины и Молдовы в ЕС говорили как о чем-то очень далеком, исчисляющемся десятилетиями, процессе (вступление их в ЕС ориентировочно намечалось лишь к концу 2030-х-началу 2040-х гг.), то теперь, в свете продолжающейся трагедии на Востоке Украины, ситуация круто изменилась. Появились планы включения Молдовы в ЕС уже в 2019 г. Даже если учесть, что они исходят от политических деятелей Румынии, для которой фантастическая мечта «вернуть Бессарабию» давно уже стала навязчивой идеей, то и в этом случае очевидно, что цель молдавских и украинских прозападных политиков – включить Молдову (а также и Украину) в ЕС и НАТО – явно стала заметно ближе и будет, по всей видимости, приближаться еще более, так как теперь Украина и Молдова становятся объектом утроенного внимания США и ЕС.
В свете всего этого приход Петра Порошенко на пост Президента Украины становится настоящей головной болью для руководства Приднестровья. Дело не только и не столько в том, что там у него собственный бизнес (по сведениям из различных источников, П.Порошенко являлся совладельцем акций заводов «Молдавкабель», «Электромаш», Бендерского масло-экстракционного завода, Бендерского комбината хлебопродуктов, пивзавода, фабрик «Тигина» и «Флоаре», Молдавского металлургического завода), ибо управлять своими предприятиями, находясь на посту Президента, можно и через доверенных лиц. Сколько в том, что по настоянию США и ЕС Порошенко так или иначе будет обеспечивать более жесткий, чем ранее, курс в отношении левобережных районов Молдовы. Руководствуясь официальной позицией Украины – о поддержке территориальной целостности Молдовы с учетом интересов Приднестровья, Порошенко теперь под влиянием Запада будет оказывать давление на Приднестровье с целью постепенного смягчения его политической позиции на переговорах. Тому порукой будет окончательное вступление в силу в 2016 г. для Приднестровья Соглашения ЕС о свободной торговле с Молдовой, которое наносит тяжелый удар по экономике региона, пытающегося пока что добиться некоего отдельного от остальной Молдовы статуса в глазах Евросоюза. Речь идет о введении таможенных пошлин на товары из текстиля (10%) и остальные товары (17%), так и о других последствиях, в немалой степени зависящих от нового украинского руководства. 
К числу последних относятся: 
1) ужесточение таможенного контроля на приднестровском участке молдо-украинской границы;
2) организация полной изоляции ОГРВ от России путем закрытия воздушного пространства Украины для российских военных и транспортных самолетов;
3) использование предприятий, принадлежащих Порошенко, в качестве рычага экономического давления на руководство региона; 
4) стимулирование в регионе инфляции и дезорганизация денежного обращения; 
5) организация хаоса в снабжении, путем провоцирования перебоев в поставках промышленных и продовольственных товаров, поступающих в основном через Одессу и Ильичевск; 
6) изолирование руководства региона в Приднестровье, не допуская его вылета через Одессу (либо, при поддержке Молдовы – срывая попытки вылета через Кишинев); 
7) блокирование телефонной и мобильной связи региона с внешним миром; 
8) нарушение железнодорожного сообщения с регионом; 9) подогрев оппозиции Шевчуку, учитывая, что недовольных его политикой становится в регионе все больше, и организация массовых протестов;
10) стимулирование дезинтеграционных, децентрализаторских процессов в самом Приднестровье, учитывая, что Россия, на модель которой ориентируется тираспольское руководство – федеративное государство, и так далее. Это становится тем более вероятным, что в условиях ужесточившейся конфронтации Россия-Запад, последний еще больше укрепился во мнении, что Приднестровье есть последний российский форпост на Балканах, который мешает ему замкнуть цепь политической изоляции России от остальных европейских государств. Украина в этих условиях превращается в рычаг Запада для давления на Левобережье. Вне зависимости от личных устремлений самого Порошенко, он будет проводить тот курс, который будет нужен США и ЕС. А этот курс в отношении Приднестровья сводится к «мягкому размораживанию» приднестровского конфликта, без вовлечения в него России. Он начнет воплощаться в жизнь после прохождения Молдовой «критической точки», способной взорвать ситуацию в стране – парламентских выборов 30 ноября 2014 г., либо после окончательного вступления в силу Соглашения о свободной торговле с ЕС в 2016 г. Некоторые элементы того, как это может быть осуществлено на практике, мы обозначили чуть выше. Поэтому приход к власти Порошенко – это не просто приход очередного украинского Президента. Это может оказаться значительно большим, чем теперь может показаться. Совсем не случайным в этом контексте выглядит то обстоятельство, что как раз о Приднестровье Порошенко в последние месяцы практически ничего не говорит. Потому что если плана решения приднестровской проблемы нет у Порошенко, то зато он есть, и притом в самых различных вариантах, у Запада. И США с ЕС будут заинтересованы в том, чтобы проводить его в жизнь руками Порошенко. Вот почему в одном из наших предыдущих материалов по теме мы предположили, что для руководства Приднестровья наступают трудные времена. Значительно труднее, чем раньше. 


Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий