пятница, 2 мая 2014 г.

1001-е обращение Приднестровья к России и миру о признании: что оно даст

16 апреля 2014 г. мы стали свидетелями того, как Верховный Совет Приднестровского региона выступил с новым призывом к государствам планеты (и особенно России) о дипломатическом признании Приднестровья в качестве независимого государства. Аргументами на сей раз служила ссылка на проведенный в 2006 г. плебисцит, в ходе которого идея независимости региона с последующим присоединением его к России набрала «сталинские» 97% голосов, а также право народа на самоопределение. 
            Оба этих аргумента давным-давно, чуть ли не с 1990 г. тиражируются властями Приднестровья в несметном количестве. Правда, никаких конкретных результатов они никогда не приносили. Российское руководство, несмотря на то, что всячески помогает региону, никогда не обещало признать его независимость. Более того, с момента признания независимости Молдовы Россией Москва постоянно подчеркивает устами своих представителей разных рангов, что выступает за особый статус Приднестровья, неизменно добавляя при этом - В СОСТАВЕ Молдовы. Что исключает возможность признания региона территорией России. Тем более, что всякий раз следовала реакция центральных властей Молдовы. Последовала она и на сей раз. В заявлении Правительства Молдовы говорится, что Приднестровский регион признается частью Республики Молдова всеми международными сторонами, участвующими в процессе переговоров в формате "5+2", что референдум 2006 г. не был признан международным сообществом и не может рассматриваться как выражение волеизъявления населения региона. Из этого Правительство Молдовы делает вывод: следует продолжать диалог между сторонами. И поскольку приведенные молдавским руководством аргументы соответствуют действительности (действительно, все стороны формата 5+2 признают Приднестровье частью Молдовы, и референдум 2006 г. не был признан мировым сообществом), то возникает тупиковая для Верховного Совета Приднестровья ситуация: даже предельно благосклонная к чаяниям Левобережья Россия признавать его независимость не собирается. Остальной мир (ЕС, СЕ, НАТО, отдельные страны Европы и т.д.)– тем паче.
            На сей раз, однако, ситуация носит принципиально иной, чем прежде, характер. Россия перешла к активным действиям по отторжению южных и восточных областей Украины, намереваясь создать из них цепочку «независимых» и подконтрольных ей псевдогосударств. Цепочка эта включает в себя и Одесскую область, благодаря чему Россия получит, в случае успеха этой идеи, непосредственное сообщение с Приднестровьем. Именно на такое развитие событий надеются левобережные депутаты, направив свой призыв в Москву.
            Однако ситуация намного сложнее, чем это видится в Тирасполе. Во-первых, даже захват Крыма и присоединение его к России потребовал от нее колоссальных экономических затрат. А еще большие затраты последуют в дальнейшем, в процессе окончательного инкорпорирования Крыма в социально-экономическую и политическую жизнь России. Даже по скупым признаниям некоторых российских официальных лиц можно сделать вывод, что Россия с трудом может  финансово «переварить» это территориальное приобретение, так как средств на это у нее оказалось в обрез. Тем более затруднительным становится «окончательное присоединение» других украинских областей и Приднестровья. Это повлекло бы за собой постепенное изгнание России из крупных международных организаций, изоляцию ее среди стран Европы (как известно, главы парламентов стран «семерки» отказались встречаться со своим российским коллегой С.Нарышкиным из-за действий России в Украине) и удар по экономике. Сложное экономическое положение России, постепенно вползающей в серьезный экономический кризис, усугубляемый исподволь медленно усиливающимися западными санкциями, не дает ей возможности приступать к новым территориальным захватам. От такого поворота ее бюджет может просто рассыпаться. Но объяснить это Тирасполю было бы немыслимо, так как подорвало бы его веру в «безграничные» возможности России.  
            В этой ситуации российское руководство, скорее всего, будет сейчас руководствоваться провоцированием создания «независимых» государств из южных и восточных областей Украины, однако стараясь избегать их непосредственного присоединения к России, чтобы не усугубить нагрузку на российский бюджет. При помощи этих «новых независимых государств» она установит контроль над всем черноморским побережьем Украины, включая важнейший для нее порт Одесса, а также и над Донецким промышленным бассейном, дающим ныне Украине определенную энергетическую независимость от России, и установит в конце концов непосредственную связь с Приднестровьем. В этом случае перед Россией открываются два варианта, связанные с вопросом о признании этих «независимых республик», а значит, неизбежно и Приднестровья. Причем в обоих случаях, как их признания, так и непризнания  Россию ждет дальнейшее усиление международных санкций и изоляция.  Судя по тому, что происходит, Россия в настоящий момент еще не сделала выбор – будет ли она признавать или нет эти новые «государства». Это будет зависеть от того, удастся ли ей осуществить этот план, что сегодня вовсе не очевидно. В ряде областей юга Украины позиции сепаратистов достаточно слабы и пока не представляют серьезной угрозы для властей. И даже принципиально важная для Тирасполя Одесская область, где сильны пророссийские настроения, пока вовсе не вышла из-под контроля центральных властей Украины. Это означает, что обращение Тирасполя есть не что иное, как зондаж ситуации, попытка выяснить по поведению России, изменилось ли хоть что-нибудь в российской позиции и есть ли ему на что надеяться. В России это обращение будет принято примерно как сообщение мелкого сателлита о готовности действовать «в нужное время», когда скажут. Такое время действительно может прийти. Но для этого еще надо взять под контроль южные области Украины. А это оказалось делом довольно затруднительным и пока исход его неясен. Поэтому «тираспольский» запрос будет почти наверняка отложен до лучших времен, в  зависимости от складывающейся ситуации. Именно это, скорее всего, дадут понять Тирасполю в самом ближайшем будущем. А как сложится ситуация, покажет уже недалекое будущее.


                                                           Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий