пятница, 2 мая 2014 г.

Референдум в Гагауз Ери и его последствия

Этот референдум вызывал крайне противоречивую реакцию уже на стадии своей подготовки. Некоторые политические деятели Молдовы,  в частности, почетный председатель ДПМ Д.Дьяков, высказывали даже мнение, что «до референдума дело не дойдет», а если дойдет, то он «не будет признан», так как «создает конфуз».  С другой стороны, организаторы референдума, в их числе председатель Юридической комиссии Народного Собрания Гагауз Ери И.Бургуджи заявил, что референдум все равно состоится  и призвал власти страны «успокоиться» и «не шарахаться» по этому поводу, назвав при этом «заявления руководства Молдовы» (далее он уточнил, что имеет в виду именно слова Д.Дьякова) «безапелляционными» и «безответственными». Интерес к нему, каждая исходя из собственных политических целей, проявили Румыния и Россия (из России отправилась в Молдову группа наблюдателей, остановленная, впрочем, на границе, а в Москве прошел митинг гагаузов в поддержку требований, высказанных на референдуме). Не остался референдум в южных районах Молдовы незамеченным и на Западе. Следует заметить, что многочисленные аналитики, высказавшиеся в Молдове и за ее пределами по поводу этого важнейшего, особенно в год парламентских выборов, события,  старались подвести скорее к крайним точкам зрения (причем мнение румынских аналитиков, например, Д.Дунгачу, во многом смыкалось с позицией гагаузских наблюдателей) и даже к идее возможного распада Молдовы, нежели к какому-то иному исходу. Однако, на наш взгляд,  нужно посмотреть на проблему более прагматично.
Как известно, один из вопросов референдума звучал так: Согласны ли вы принять прилагаемый проект закона АТО Гагауз-Ери «об отложенном статусе народа Гагаузии на внешнее самоопределение», позволяющий жителям автономии реализовать свое право на самоопределение в случае утери Молдовой своей государственности?» Необходимость именно в такой постановке вопроса возникла у организаторов референдума в связи с многочисленными высказываниями румынских политических деятелей во главе с Президентом этой страны Т.Бэсеску о неизбежности объединения Молдовы и Румынии, а также ввиду того обстоятельства, что в нынешней редакции Конституции Молдовы не закреплено право АТО Гагауз Ери на выход из состава Молдовы в случае потери ею независимости. Тема объединения Молдовы и Румынии постоянно присутствует в риторике и действиях самых разных политических сил обеих стран.
Правда, при этом постоянно умалчивается, что объединение, как таковое, не зависит от желания румынских, молдавских или каких-либо иных политических деятелей, из-за того, что эти вопросы вообще не в их компетенции. Решающее слово тут принадлежит США и ЕС. А их мнение, несмотря ни какие выкрутасы политической борьбы по обоим берегам Прута, остается неизменным – объединение воспринимается однозначно отрицательно. Время от времени это вынуждены были признавать даже румынские политические деятели – как сам Т.Бэсеску, сказавший  во время встречи с и.о.Президента Молдовы М.Гимпу в начале 2010 г.,что объединение двух стран невозможно, так и, например, экс-премьер Румынии П.Роман, заявивший в марте 2013 г., что Запад еще во времена Воронина не раз предупреждал Бухарест, чтобы последний не допускал  деклараций об объединении. Несомненно, что замалчивание позиции США и ЕС по важному для нашей страны вопросу о объединении с Румынией используется для накопления некоторыми деятелями Молдовы собственного политического капитала в будущем, чтобы изобразить себя рьяными «государственниками». Но эта искусственно нагнетаемая истерия беспочвенна, в том числе и потому, что после объединения Германии (которое удалось только после продолжительных переговоров Г.Коля с руководством США, СССР и Франции) в мире не было НИ ЕДИНОГО случая объединения государств. Зато сколько угодно примеров их раскола. США и ЕС вынуждены учитывать настроения, господствующие в Румынии в отношении «великого объединения» с «Бессарабией» и не пытаются прекратить их, считая их своего рода неизбежным злом. Но они постоянно дают понять Бухаресту, чтобы он не зарывался в своих заявлениях и «знал свое место», то есть ограничивался в худшем случае только устными декларациями (раз уж нельзя иного).
 Еще одной  причиной сложившейся ситуации является невнятная позиция молдавского руководства, которое постоянно (за весьма редкими исключениями, в частности, в последнее время) избегает резких осуждений унионистских заявлений румынских политиков, и не разъясняет реальную ситуацию вокруг объединения двух стран среди жителей Молдовы.  Поэтому есть много оснований для того, чтобы считать первый вопрос, выставленный на референдуме в Гагауз Ери, попросту надуманным, возникшим из-за отсутствия необходимой информации со стороны власти и не имеющим под собой серьезных оснований. Результат – 98,09% проголосовавших за самостоятельность Гагауз Ери в случае потери Молдовой независимости, также можно считать прямым следствием неинформированности населения о том, насколько в действительности реальна перспектива объединения с запрутской соседкой.
Два других вопроса, выставленных на референдум, звучат так: «Одобряете ли вы курс внешнеполитического вектора развития РМ, направленный на вступление в Таможенный союз ЕврАзЭС (Россия-Беларусь-Казахстан)?»; «Одобряете ли вы курс внешнеполитического вектора развития РМ, направленный на вступление в Евросоюз»?». Итоги референдума по этим двум вопросам, как и по первому, были предсказуемы для аналитиков задолго до его проведения, так как настроения жителей региона были известны давно. 98,47% проголосовавших выступили за Таможенный Союз, 2,57% - за ЕС.
В данном случае мы имеем дело с определенным противоречием, заложенным в законодательстве нашей страны. С одной стороны, АТО Гагауз Ери имеет право принимать участие в осуществлении внутренней и внешней политики Молдовы по вопросам, которые касаются ее интересов. С другой стороны, референдум, в соответствии с законом, по этим вопросам, носит только консультативный характер, то есть не является определяющим в действиях властей страны. Это позволяет центральной власти не принимать в расчет его результаты, какими бы они ни были. Что и будет ею реализовано на практике, тем паче, что в ближайшие месяцы предстоит, как предполагается, подписание Вильнюсских соглашений об Ассоциации с ЕС, свободной торговле, введение долгожданного безвизового режима, а также учитывая повышенную заинтересованность во всем этом со стороны США и ЕС.
И здесь мы сталкиваемся с очень странным обстоятельством, которое непонятным образом ускользнуло от наблюдателей и аналитиков как в Молдове, так и за ее пределами. Высказывавшие свое мнение о референдуме в СМИ и социальных сетях жители региона и их сторонники почему-то не могли ясно объяснить, в чем суть референдума, если допустить, что объединение с Румынией не осуществится, а руководство Молдовы будет и дальше готовиться к подписанию вышеназванных соглашений с ЕС. С этим столкнулся, в частности, и автор этих строк. Высказавшие свою позицию обычно заявляли, что руководство страны ОБЯЗАНО учесть интересы региона и не подписывать эти документы. Однако, как мы уже упомянули выше, власти Молдовы вовсе не принуждены законом учитывать настроения жителей региона. И потому, когда власти страны, не обращая внимание на референдум на юге, все же подпишут Вильнюсские соглашения, на юге Молдовы начнется почти в буквальном смысле тяжелое похмелье – ибо станет окончательно ясно, что референдум оказался попросту бессмысленной акцией. Ответственность за это ляжет на организаторов референдума и на власти страны, так как они вовремя не разъяснили народу его последствия. 
Гагаузские политики, еще недавно рьяно отвергавшие саму мысль об отделении от Молдовы, будут в этих условиях вынуждены ставить вопрос более резко: ограничивает ли Соглашение об Ассоциации статус Молдовы как независимого государства, ввиду того, что в нем предусматриваются наднациональные органы (Совет Ассоциации). И если ограничивает, то следовательно, изменяется ее статус независимого государства, а значит, регион может получить право на независимость. Правда, сторонники этой идеи, уже озвученной в СМИ, забывают, что наднациональные органы есть и в ТС, за который голосовало подавляющее большинство жителей региона (Межгосударственные Советы на уровне глав государств и правительств). А во-вторых, упускается из виду и то обстоятельство, что страны ЕС, хотя и делегировали наднациональным органам часть своих полномочий, вовсе не прекратили существование в качестве независимых государств. То есть этот аргумент Комрата может быть легко опровергнут политическими реалиями современной Европы. Больше того, подписание Вильнюсских соглашений будет не без оснований названо властями Молдовы важным шагом в процессе евроинтеграции (но не присоединения к ЕС, чего молдавские политики не обещали даже в 2010 г.) и объявлено исполнением своих предвыборных обещаний 4-летней давности.
Вскоре станут ясны и отдаленные сегодня последствия подписания Вильнюсских соглашений для южного региона Молдовы. Не приходится сомневаться, что подписание этих документов в довольно скором будущем приведет к радикализации настроений в регионе и постепенной политической дискредитации влиятельного сегодня Ивана Бургуджи и его сторонников за недостаточную решительность в действиях. В этой ситуации сторонникам Бургуджи придется заниматься скрупулезным подсчетом всех возможных провалов и огрехов политики молдавского руководства и призывать местных жителей на новые референдумы, правда, результат их может оказаться уже не тот, что 2.02.14.  По мере того, как проевропейский курс страны будет продолжаться, в среде гагаузских политиков, и так очень неоднородных по своим взглядам, будет нарастать раскол и разочарование от неудавшейся попытки развернуть Молдову на Восток. Вместе с ним расколотым окажется и единое в момент референдума население. Часть местных политиков будет искать выход в попытках найти какой-то компромисс с центральными властями страны, а немалая часть населения окажется в условиях, когда для того, чтобы прожить, надо выезжать на заработки в другие страны. А так как Россия постепенно вводит для иностранцев визовые ограничения, то поток переселенцев будет направлен в Левобережье, подвергающееся все более сильному давлению Запада, или же на Запад, учитывая, что определенные возможности для этого с отменой виз в Европу у жителей Молдовы для этого появляются. С остальной частью населения Гагауз Ери власти страны должны стараться избегать силовых методов, чтобы не вызывать стремления к сопротивлению силовыми способами, и грамотно контролировать ситуацию, стараясь не допускать невнимания к нуждам и запросам жителей этих южных районов.
Референдум на юге Молдовы стимулировал протестные настроения оппозиции и в других районах и населенных пунктах страны, в частности, Оргееве, Бессарабке, Унгенах, Бельцах и Рышканах. ПСРМ планирует в кратчайшие сроки подать заявления о проведении референдума в большинстве районов Молдовы. Однако очевидно и другое: в отличие от Гагауз Ери, где центральным властям было трудно перейти к решительным мерам, во избежание массовых протестов, в остальных районах они не собираются идти ни на какие уступки. Констатировав, что в Гагауз Ери имело место «явное нарушение закона» (Ю.Чокан), руководство Молдовы ответило заявлением председателя Парламента Игоря Кормана. По его словам,  случившееся на юге «ни в коем случае не может быть прецедентом для других населенных пунктов Молдовы. Ни при каких обстоятельствах это не может повториться».  Он  предупредил, что организаторы таких референдумов из числа депутатов «будут привлечены к ответственности в соответствии с законом».  Не менее жестко высказался Президент Молдовы Н.Тимофти, который потребовал от СИБа бороться с противниками евроинтеграции. В их число он включил и Россию, которая использует «рычаги воздействия на Молдову», в основном «экономического характера».  После таких более чем ясных предупреждений следует ждать, что СИБ и полиция предпримут меры по блокированию попыток проведения референдума во всех остальных районах Молдовы, а на несогласных будет оказано серьезное политическое (и не только политическое) давление, чтобы заставить отказаться от такого намерения. 
Но помимо этого, власти страны успели предпринять и некоторые другие меры. Целый ряд местных советов высказался в поддержку курса правящей коалиции и осудил действия, «направленные на раздробление общества». Авторы деклараций отмечают: «Республика Молдова является суверенным и независимым, унитарным и неделимым государством, а любые действия, нарушающие это конституционное положение, прямым образом наносят вред любому местному населенному пункту и каждому гражданину в отдельности». Предполагается, что подобные всеобщие декларации будут в предстоящий период приняты и в других населенных пунктах по всей территории страны. Это значит, что сопротивление возможному проведению референдумов будет исходить не только сверху (откуда было вполне ожидаемо), но и во все большей мере снизу, от местных властей, чего практически не встречалось ранее в новейшей истории Молдовы. А именно на их позицию рассчитывают опереться представители  Партии социалистов, которые открыто поддержали идею проведения референдумов в разных районах Молдовы, и другие сторонники «евразийского» вектора развития Молдовы. Такое развитие событий может привести к срыву попыток проведения референдума в районах и политическим преследованиям в отношении самых активных проводников оного уже в ближайшие месяцы.
Нельзя не заметить, что позиция  партий, представленных в Парламенте, в отношении референдума и его последствий довольно сильно различается,  хотя на самом референдуме голосование было чуть ли не единодушным (невзирая на партийные различия). Наиболее непримиримую позицию заняли ЛП и ЛДПМ. Первая зарегистрировала законодательную инициативу о исключении Башкана Гагауз Ери М.Формузала из правительства за «действия против суверенитета и территориальной целостности, демократических ценностей и правопорядка». Лидер ЛП М.Гимпу призвал открыть уголовные дела «на всех, кто пошел против государства», а лидера Партии Социалистов И.Додона объявить персоной нон грата в стране. Вторая устами своего лидера В.Филата обратилась к местной администрации первого и второго уровня «чтобы они собрались для принятия публичных деклараций в поддержку государства Республика Молдова, европейского курса страны, а также осуждению действий по разделению и сепаратизму», - сказал он. Референдум в южных районах Филат охарактеризовал как «действия, направленные на подрыв территориальной целостности и национальной цели евроинтеграции", указав, что в них вовлечены «определенные внешние силы». Эти две партии будут однозначно и активно бороться с попытками проведения референдума по названным выше вопросам на любом уровне в стране. И так как в их руках сосредоточена достаточно большая реальная власть на местах, то они смогут в этом добиться немалых успехов.
Двойственную позицию заняла ДПМ. Ее руководство в лице почетного председателя Д.Дьякова, как мы видели, недвусмысленно осудило идею проведения референдума. Но в то же время разрешило своим южным филиалам в данном случае действовать вопреки линии партии на евроинтеграцию и прямо поддерживать референдум, о чем есть свидетельства некоторых видных деятелей ДПМ, в частности, А.Стояногло и Н.Дудогло. Сделано это было, вопреки пропагандистским заявлениям некоторых политических партий, для спасения своих, и без того достаточно хлипких позиций в южных районах. А Либерал-Реформаторская партия, также представленная в правящей коалиции, пока ничем не определила своей позиции в отношении референдума.
Более сложную позицию заняла ПКРМ. Эта партия безоговорочно поддержала идею проведения референдума и активно в нем участвовала, так как на нем решалось отношение к приоритетной для партии на данном этапе задаче – вступлению Молдовы в ТС. В то же время ПКРМ не желает, чтобы ее даже косвенно причисляли к сторонникам сепаратизма и отделения от Молдовы каких-то ее районов, потому что это может сильнейшим образом ударить по ее электоральным позициям на приближающихся выборах. Не намерена она также терпеть и активности Партии Социалистов Додона в отношении референдума, так как это тоже будет означать переток избирателей в сторону социалистов. Поэтому ее стратегия будет основываться на том факте, что, являясь ныне и по меньшей мере в ближайшем будущем сильнейшей левой партией, именно ПКРМ должна возглавить борьбу избирателей за референдумы по ТС по всей стране, и отодвинуть от этого «хлебного» дела социалистов.  Если ПКРМ удастся взять этот процесс в свои руки, то положение центральных властей в этом конфликте серьезно изменится (кое-что в этом направлении уже удалось - районные, городские и сельские советы северных районов: Единец, Окница, Дрокия, Бричень, Флорешть, по некоторым сведениям поддержали идею референдума в южных районах, правда, это было еще до 2 февраля). Но  одно дело наказывать депутатов из небольшой группки И.Додона, что вполне может осуществиться «без шума и пыли» и привести к ее исчезновению из активной политической жизни страны. Совсем другое – карать уголовным преследованием крупнейшую фракцию Парламента, что только привлечет к ней внимание избирателей и может оказать ей неоценимую помощь на тех же выборах. Поэтому в данном вопросе слишком резкие движения весьма опасны для любой власти, если она хочет остаться у руля страны.
Наиболее активной на этом этапе оказалась ПСРМ И.Додона, которая развила бурную активность с целью проведения референдумов, подобных гагаузскому, во всех районах страны. Реализация этой идеи может стать проходным баллом ПСРМ для попадания в Парламент. И именно это побуждает лидеров ПСРМ к бурной деятельности на этом направлении. И ПКРМ, и ПСРМ, в то же время пытаются игнорировать те сложности, которые у них начнутся, если местные власти сами начнут сопротивляться проведению референдумов и вообще стараются такую перспективу не затрагивать. Однако, судя по всему, в скором будущем им придется искать пути компромиссов с местными властями, большинство в которых принадлежит правящей коалиции. И этот наиболее реальный сценарий событий начнет разворачиваться уже в ближайшие 2-3 месяца (если не раньше), что будет чревато накаленностью страстей в районах.
Заинтересованную позицию в вопросе референдума занял Запад. Сразу после этого события во влиятельном американском журнале «Stratfor» появилась статья, в которой констатировалось, что референдум  не только показывает солидарность региона с Турцией, но и «подрывает интеграционные планы Молдавии», и, что самое главное, «референдум демонстрирует, что степень российского влияния и количество рычагов в стране по-прежнему велики, и что любые решения молдавского правительства должны принимать во внимание российские интересы». Автор материала  небезосновательно предположил также, что по мере того, как интеграция с ЕС будет расти, «противостояние этим усилиям также будет нарастать».
Неоднозначную реакцию вызвал референдум в южных районах Молдовы (на котором, к слову, присутствовали и наблюдатели Польши, Болгарии и Украины) в Румынии. Там нашлись политики, как депутат Европарламента от Демократического Союза венгров Румынии Ю.Винклер, которые заявили о своей поддержке социально-экономического курса властей Гагауз Ери и права последней на участие в выработке внешней политики Молдовы. «Внешняя политика должна формироваться на национальном уровне, но при этом нужно учитывать мнение всех составляющих современного общества в Молдавии», сказал он.  Румынские аналитики также высказали очевидную озабоченность происшедшим в южных районах. В частности, экс-советник М.Гимпу, Д.Дунгачу предупредил, что «русификация в масс-медиа сейчас сильнее, чем во времена СССР». Он раскритиковал руководство Молдовы за ее недальновидную политику, которая теперь может дать тяжелые последствия (в частности, он отметил «неспособность реагировать, когда она (власть – Р.Ш.) столкнется с еще большими провокациями») и назвал Гагауз Ери «игнорируемым регионом». Дунгачу также констатировал, что руководству Молдовы за все годы ее независимости так и не удалось построить гражданское общество, и что «проект гражданской нации умер в Комрате», имея в виду очевидный провал попыток не допустить проведения референдума, предпринятые нынешним руководством. Со своей стороны, министр иностранных дел Румынии Т.Корлэцян высказался в отношении гагаузского референдума достаточно жестко и определенно, назвав его «недействительным и пустым» (в данном случае вполне сомкнувшись с позицией ЛДПМ). Неравнодушие Румынии к референдуму на юге соседней страны в данном случае объясняется  доминирующим там мнением, что действиями организаторов референдума управляют из Москвы. А так как Румыния считает Молдову зоной собственного влияния, то она не намерена сидеть сложа руки, когда кто-то в эту зону вмешивается и «мутит воду».
Российские власти, хотя, разумеется, ни на йоту не собираются отказываться от «евразийского» вектора своей политики, правильно просчитав, что открытой поддержкой референдума они только усилят позиции молдавских правых, высказываться на эту тему вообще не стали. Исключение составили только двое политиков, выступавших, впрочем, от собственного имени. Это депутат Госдумы России Роман Худяков, по своей инициативе побывавший в Гагауз Ери, несмотря на попытки молдавских властей помешать ему, и выразивший референдуму всяческую поддержку, и вице-премьер России Дмитрий Рогозин, постаравшийся в социальных сетях ответить Корлэцяну в тех же выражениях, которые употребил последний («мы считаем недействительным и пустым данное заявление»). Высказывания Рогозина вызвали обоснованный протест со стороны молдавского премьера Ю.Лянкэ, который подчеркнул, что  «намерен настаивать на том, чтобы в отношениях с Россией было взаимоуважение и чтобы партнеры нашей страны в Москве не вмешивались во внутренние дела Молдовы».
Однако вопреки мнению некоторых аналитиков, уже готовых считать случившееся 2 февраля 2014 г. в Комрате крупным успехом или чуть ли не переломным моментом в борьбе за «евразийское» и пророссийское будущее Молдовы, приходится констатировать, что такие надежды непрактичны и далеки от понимания реальной ситуации в Молдове. Дело не только в том, что по всем опросам население в отношении векторов «Запад-Восток» расколото примерно пополам.  Но и в том, что нынешние власти, получившие в 2010 г. народный мандат именно на проевропейский курс своей политики, получили серьезную финансовую, политическую и прочую поддержку Запада, которая в преддверии подписания Вильнюсских соглашений будет только нарастать. Не будем забывать и то, что в критический для себя момент нынешняя власть может мобилизовать в защиту проводимого ею проевропейского курса очень значительные массы людей. В основном не тех, кого мы видели на митинге 3 ноября 2013 г. Но и тех, кого сторонники «евразийства» увидеть не рассчитывают – школьников, студентов, лицеистов, жителей пригородов и самого Кишинева. Численность только учащихся всех видов обучения в Кишиневе достигает 100 000 человек. Плюс на стороне действующей власти будет армия, полиция и другие силовые структуры. Рассчитывать в этих условиях, что нынешняя власть свернет с этого курса в сторону России, под чьим бы давлением это бы ни происходило, было бы непростительной ошибкой для любого серьезного политика или политической структуры. Потому что и нынешняя оппозиция правящей коалиции – ПКРМ – является партией, которая преследует прежде всего проевропейскую ориентацию, несмотря на понятную для левого спектра, к которому она принадлежит, риторику. Это станет ясно если и не сразу с ее вполне возможным приходом к власти, то спустя год-два (от силы).  Именно поэтому те, кто думает, что в результате референдумов будет достигнут геополитический разворот Молдовы на Восток, практически на 100% трагически проиграют свою игру. Последствия этого проигрыша могут стать для сторонников «евразийства» в Молдове поистине фатальными.

                                               Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории





Комментариев нет:

Отправить комментарий