вторник, 22 ноября 2016 г.

Успехи левых в Молдове и Болгарии – случайность или закономерность?

Успехи левых сил в Болгарии и Молдове произвели сильное впечатление на ряд западных, румынских, украинских и российских аналитиков и журналистов , которые стали делать далеко идущие выводы о том, что происшедшее является следствием наступления «левой волны» в Европе. Безусловно, приход к власти почти одновременно представителей одной и той же политической силы в двух разных странах заставляет делать исторические параллели между ними. Для этого есть основания. Но есть и немало различий, которые необходимо учитывать всем, кто занимается этой темой.
            Первое десятилетие после окончания второй мировой войны было временем значительного усиления левых сил в Европе. Не только в восточной ее части, где советские войска утвердили в Польше, Венгрии, Болгарии, Албании, Югославии, Румынии, Восточной Германии просоветские режимы, (а страны Балтии и Молдову и вовсе объявив частью СССР) но и в Западной. Очень сильные позиции у левых в те годы были в Греции, где левые, при поддержке СССР, вели  гражданскую войну с правительственными войсками. Последние сумели добиться победы лишь к 1949 г., притом  только при поддержке Великобритании. Очень влиятельными левые (коммунисты и социалисты) были тогда в Италии и Франции (в этих государствах они входили в состав правительств и даже временами претендовали на то, чтобы прийти к единоличной власти), Англии, где лейбористы реализовали на практике ряд левых идей: национализация Английского банка, транспорта, авиации, кабельной и телеграфной связи, добычи газа, производства железа и стали и т.д. Более того, лейбористы разделяли идеи установления социализма, диктатуры пролетариата, силового уничтожения капиталистического общества, усиления планового начала в экономике и т.д. И даже  в тех странах Запада, где левых у власти не было (например, ФРГ), существовавшие там социал-демократы (СДПГ) были вполне солидарны с этими революционными пунктами программы лейбористов.
            Поворотным пунктом в развитии европейского левого движения стал XX съезд КПСС (14-25 февраля 1956 г.) и прозвучавший на нем доклад первого секретаря ЦК КПСС (должность «Генеральный секретарь» была введена только на XXIII cъезде КПСС – 29 марта-8 апреля 1966 г.)  Н.Хрущева, посвященный преступлениям сталинского режима в СССР. Сразу после этого начался достаточно быстрый и необратимый процесс смены приоритетов европейского левого движения. Уже в ноябре 1959 г. СДПГ во главе с Э.Олленхауэром приняла Бад-Годесбергскую программу, в которой отказалась от марксистских идей и переориентировалась на развитие рыночного хозяйства. Во Франции и Италии коммунистические партии во главе с М.Торезом и Ж.Марше (Франция) и П.Тольятти, Л.Лонго, Э.Берлингуэром (Италия) постепенно перешли, начиная с конца 1950-х гг. на позиции еврокоммунизма (в СССР он считался реформистским течением, но его приходилось терпеть, чтобы не терять союзников). Дольше всех из крупных стран Запада ссылки на социализм как свою конечную цель сохраняла в своей программе Лейбористская партия Великобритании (до 1992 г., а упоминание о необходимости национализации исчезло из нее только в 1995 г.).
            В результате к моменту развала блока просоветски настроенных стран Восточной Европы (1989-1990 гг.) и краха самого СССР, который был опорой всех левых сил мира, они оказались во временном идеологическом тупике. Коммунистические партии стран Запада и  бывшего «восточного блока» либо существенно ослабли, и часть членов ушла в другие партии (французские коммунисты), либо раздробились на несколько политформирований (как это произошло с Итальянской компартией). К власти на Западе приходили только те левые партии, которые своевременно, как СДПГ, отказались от революционной фразеологии и призывов. В Восточной Европе выход был найден в «ребрендинге» партий в социалистические/социал-демократические или же отказе от ряда прежних программных установок. Это принесло некоторые успехи. В той же Болгарии у власти были социалистическое правительство Ж.Виденова (1995-1997) и Президент-социалист – Г.Пырванов (2001-2011 гг.). В Румынии не раз у власти оказывались местные социал-демократы, получали они и пост Президента (И.Илиеску – 1990-1996, 2000-2004). В Албании в 2013 г. к власти вернулись социалисты, до 1991 г. правившие страной под названием Албанской партии труда, и т.д.
            В современной Европе все левые силы выступают за равенство, социальную справедливость, международную солидарность и социальную сплоченность. И социал-демократы, и леворадикалы разделяют идею активного социально ориентированного государства (хотя они существенно расходятся по отдельным параметрам такого государства), Социал-демократы наименее критичны в отношении «атлантизма» (что означает поддержку США, ЕС, НАТО и таких учреждений, как МВФ и Всемирный банк). а леворадикалы в отличие от них выступают за полную трансформацию международной архитектуры (включая роспуск НАТО). Эти группы партий все активнее критикуют неолиберализм и требуют усиления рыночного регулирования, но только леворадикалы поддерживают (зачастую расплывчато и неконкретно) «трансформацию» капитализма. Некоторые различия есть и у партий, носящих одно и то же название в разных частях Европы. Так, восточноевропейские социал-демократы проводят более проатлантическую неолиберальную политику в отличие от своих западноевропейских коллег, а леворадикалы Восточной Европы (подавляющее большинство которых являются коммунистическими партиями) более склонны выступать за просоветскую, материалистическую и традиционалистскую политику в отличие от леворадикалов на Западе. Например, такие партии, как португальский «Левый блок» и исландское «Лево-зеленое движение», являются полностью постматериалистическими феминистскими и экологическими партиями.
            Таким образом, можно констатировать, что левое движение Европы в основном отказалось от революционных намерений и перешло к социал-реформизму, приняв социалистические или социал-демократические идеи. Это позволило им во многом восстановить свои былые позиции и во многих странах Восточной  Европы еще до конца 1990-х вернуться к власти (в Западной их влияние особенно не пострадало, если не считать здешних коммунистов).
            Исключение составили только некоторые самые бедные страны региона, такие, как Болгария и Молдова, общей чертой которых является наличие сильных позиций у левых и правых партий и традиционно полный провал политического центра.  В нашей стране  ПКРМ, сохранившая, по крайней мере, в своей программе верность марксистско-ленинским идеалам,  воспользовавшись катастрофическим обрушением экономики страны и полной дискредитацией прежних правящих коалиций, все же пришла в феврале 2001 г. к власти. Вопреки ожиданиям прозападной оппозиции, ей удалось во многом стабилизировать  ситуацию в стране и начать небольшой экономический рост. Это позволило, в свою очередь, укрепить проевропейские настроения в стране. Кризис 2008-2009 гг. нанес серьезный удар по молдавской экономике. Вкупе с ошибками тогдашнего молдавского руководства во главе с В.Ворониным это привело к падению ПКРМ. А колоссальная коррупция, непрерывные политические скандалы и воровство «золотого миллиарда» привели Молдову к ситуации начала 2000-х, перед победой когда правые, именующиеся прозападными партиями, дискредитировали себя перед избирателями и своими руками подняли авторитет левой ПСРМ.
            Сходная, но более сложная история наблюдается и в Болгарии. Местные социалисты, наследники БКП, не раз приходили к власти и в 1990-е, и в 2000-е, но при этом, в отличие от Молдовы, образовывали правящие коалиции с правыми и правоцентристскими партиями, или чередовали с ними управление страной. Так, в 2001-2005 гг. у власти были правые (Национальное движение «Симеон II»), затем в 2005-2009 – социалисты в сотрудничестве с тем же Национальным движением и партией турецкого меньшинства. В 2009-2013 гг. страной правил правоцентристский блок во главе с ГЕРБ (лидер Б.Борисов), а с 2013 г. левоцентристская коалиция, основной силой в которой снова стали социалисты, а затем опять кабинет Б.Борисова. После победы их кандидата на пост Президента, генерал-майора в отставке Р.Радева, социалисты Болгарии «восстановили равновесие».
            Другим отличием болгарских социалистов от молдавских стало то обстоятельство, что, несмотря на заявления Р.Радева о необходимости нормализации отношений с Россией, он в то же время четко говорит о проевропейской и пронатовской позиции Болгарии, что исключает переориентацию страны на Россию.
            Хотя тесных связей с болгарскими единомышленниками, какой-то координации совместных действий у ПСРМ нет, а их позиции в отношении РФ и НАТО различаются принципиальным образом,  можно  согласиться с выводами, сделанными рядом западных и румынских авторов о том, что успехи БСП и ПСРМ являются следствием наступления левых сил в Европе и являются не случайностью, а закономерностью. В пользу этого говорит почти синхронность этих двух успехов, нарастание кризиса в Украине, что может привести к майдану и победе сил, в большей мере нацеленных на РФ, чем нынешняя власть,  а также успех Республиканской партии на выборах в США (как мы уже отмечали в одном из наших материалов, она связана с левыми в нашей стране). В нашей стране такое изменение ситуации чревато дальнейшим обострением политической ситуации и даже досрочными выборами. И уже только от действующей власти нашей страны зависит, удастся ли ей, избежав различных «подводных камней» в своей деятельности, которые теперь будут встречаться все чаще, довести страну до ординарных парламентских выборов в декабре 2018 г.

Руслан ШЕВЧЕНКО, зам.директора Института Эффективной Политики, доктор истории 

Комментариев нет:

Отправить комментарий