понедельник, 8 декабря 2014 г.

Станет ли референдум в Шотландии уроком для сторонников сепаратизма в Молдове?

Референдум в Шотландии стал частью истории. Все сепаратистские течения мира  (в Испании, Румынии, Италии и во многих других странах) возлагали на него колоссальные надежды, рассчитывая, что он увенчается успехом и тем даст сильнейший аргумент в руки сторонников распада национальных государств. Успех сепаратистов на шотландском референдуме стал бы доказательством для этих группировок, что можно в образцовом демократическом государстве, основываясь на его же законах, цивилизованно, без конфликтов, человеческих жертв, гражданской войны, расстаться с бывшей «метрополией», а центральные власти смиренно примут выбор народа и  добровольно сдадут рычаги управления властям Шотландии, которая после этого в короткий срок добилась бы признания своей независимости от всех стран планеты. Это нанесло бы сокрушительный удар не только по идее существования целостных суверенных государств в их нынешних границах, но погрузило бы в скором будущем мир в хаос территориальных претензий и личных амбиций местных лидеров. Однако результаты этого референдума оказались для сепаратистов, как Шотландии, так и других стран, разочаровывающими. 55,3% проголосовали за сохранение региона в составе Англии, и всего 44,7% - за независимость. Они вынудили покинуть свой пост главу шотландского правительства А.Сэлмонда, убежденного сторонника независимости этого британского региона, и заставили многих сепаратистов призадуматься.
Впрочем, некоторые из них думали недолго. Каталонские сепаратисты, в частности, руководимые главой Каталонии А.Масом, вскоре объявили, что на 9 ноября 2014 г. в Каталонии намечен собственный референдум о независимости и принялись деятельно к нему готовиться.  Их поддержали муниципальные власти этой области. Однако правительство Испании уже назвало указ о проведении референдума антиконституционным.
            Пожалуй, особые надежды возлагали на результаты шотландского референдума в России, власти которой рассчитывали получить дополнительное обоснование захвата Крыма, осуществленное путем нарушавшего все законы Украины референдума о дальнейшей судьбе полуострова, а также ориентированные на Россию политические силы в бывших союзных республиках, включая Молдову. И когда стало ясно: сторонники независимой Шотландии проиграли битву, некоторые российские наблюдатели и их молдавские сторонники в левых СМИ даже стали говорить о «подозрениях на подтасовки» или прямой фальсификации его результатов властями, которым был невыгоден раскол страны. Действительно, им было что терять: не удалось обеспечить своих сторонников «классическим» примером плебисцита в стране с древнейшими демократическими традициями. Не удалось и молдавским симпатизантам шотландских сепаратистов получить такой же юридический аргумент  в пользу постепенного отделения от Молдовы южных, населенных преимущественно немолдавским населением, районов и окончательного закрепления статуса «независимого Приднестровья».
            Тем не менее некоторые молдавские политики, по-видимому, смирившись с провалом надежд,  расценили случившееся в Шотландии как успех, попытавшись вновь укорить молдавские власти за «несправедливые обвинения» в сепаратизме. В частности, башкан Гагауз Ери Михаил Формузал заявил, что «Шотландия имеет в тысячу раз больше полномочий, чем имеет Гагаузия. Но там никого не называют сепаратистами. Прошел референдум, шотландцы изъявили желание жить вместе». Правда, г-н башкан позабыл, что Россия не имеет в Шотландии пророссийское лобби, какое у нее есть в южных районах Молдовы, и никто в Шотландии не ставит перед собой задачу, отсоединившись от Англии, возмечтать о «восточном векторе» и переориентироваться на ЕврАЗЭС.
Есть и другое обстоятельство, о котором ни г-н Формузал, ни другие политики АТО Гагауз Ери не вспоминают по принципиальным соображениям. Речь о  том, что готовя пресловутый референдум 2 февраля 2014 г., подтвердивший общеизвестное стремление подавляющего большинства жителей южных районов избрать для страны «восточный вектор», местные власти региона и не интересовались соответствующим молдавским законодательством, которое в любом действительно демократическом государстве свято соблюдается. Отдельные  представители региона даже возмущались, когда ЦИК Молдовы предупредил о многочисленных нарушениях при его подготовке и сообщил, что ввиду этого референдум не будет признан законно состоявшимся и не может иметь никакой юридической силы. Судя по многочисленным высказываниям сторонников референдума в социальных сетях, в населенных пунктах АТО Гагауз Ери, в том числе и в Комрате, там никто даже и не подозревал, что референдум должен проводиться по законам Молдовы, полагая, что достаточно самого факта «народного волеизъявления» (почти то же самое месяцем позже произошло при подготовке «референдума» 16 марта 2014 г. в Крыму). Совсем не случайно г-н Формузал поддержал крымский референдум (за ним, например, числится такое высказывание: "Сегодня (15 марта – Р.Ш.) в столице гагаузской автономии Комрате пройдет митинг в поддержку референдума в Крыму. Плебисцит - это наивысшая форма проявления демократии, и каждый народ, каждая территория, а также жители Крыма и мы, гагаузы, имеем на это законное право" – это его заявление даже было опубликовано на одном из крымских сайтов).
Как мы видели из вышеприведенных примеров, логика сторонников «восточного вектора»  (лидер Гагауз Ери тому убедительное доказательство) связывает в одно целое как гагаузский (2 февраля) и крымский (16 марта), так и шотландский референдум, считая их одинаково законными. Однако на самом деле между ними очень мало общего. Во-первых, потому, что хотя референдумы в Молдове и разрешены, но ни у какого района или группы районов под единым руководством (АТО Гагауз Ери), нет права определять вектор будущего развития страны. И если какая-то часть  наших сограждан с этим не согласна, то  пусть добьется сначала изменения в нужном направлении Закона о референдуме, а также Конституции и положений, регламентирующих юридический статус Гагауз Ери в Молдове,  а потом уж организует этот референдум. Так это делается в демократических государствах Европы, на которые мы ориентируемся. То же самое и в Украине, тем более, когда вопрос касается отделения части территории государства: хотя Крым в составе Украины обладал статусом автономной республики, но имел право, в соответствии с законами соседней страны,  проводить референдумы только по вопросам местного характера. Право на самостоятельное отделение в результате общекрымского референдума у этой автономной республики отсутствовало.  Вопросы об отделении какой-либо части территории государства подлежат решению только на общеукраинском референдуме. Во-вторых, ни референдум в Гагауз Ери, ни его крымский аналог не были разрешены законными властями Молдовы и Украины. В силу всех этих обстоятельств говорить о какой-то их законности не приходится.
Крымский или «гагаузский» референдумы невозможно сравнивать с шотландским по многим причинам. Во-первых,  Шотландская национальная партия, выигравшая выборы в местный парламент в 2007 г., и сформировавшая в нем большинство в 2011 г., изначально шла к власти с лозунгами  отсоединения от Англии и благодаря этому, собственно, и победила. Ничего подобного не было ни при выборах в Народное Собрание Гагауз Ери, ни в Верховный Совет Крыма. Больше того, силы, которые совершили переворот в Крыму, никем и никогда во власть в ходе выборов не избирались, а собрались самочинно, без какого бы то ни было народного одобрения.  Во-вторых, центральное правительство в Лондоне признало право Шотландии на проведение референдума. Консерваторы и либералы как в Лондоне, так и в самой Шотландии тщательно изучили законодательство, разработали процедуру голосования и вели подготовку к проведению референдума в течении 3 лет. Однако  официальные власти Украины или Молдовы, как мы отметили чуть выше, не давали согласия на такие референдумы у себя и никакой подготовки к ним не вели. В-третьих, в Шотландии одинаковое право высказывать свое мнение в СМИ получили как сторонники, так и противники готовившегося референдума. Ничего подобного невозможно было встретить ни в АТО Гагауз Ери, ни в Крыму (в последнем в момент голосования еще и присутствовало значительное количество военных иностранного государства, по некоторым данным, до 30 000 человек). В-четвертых, сторонники отделения Шотландии от Англии заявляли, что  будут следовать «нормандскому» вектору, который предполагает сохранение безъядерного статуса, выход из ЕС, но с сохранением циркуляции британской валюты – фунта стерлингов, неприсоединение к другим странам. Что же мы видели на примере референдумов в Крыму и Гагауз Ери? Уже через неделю после голосования новое незаконное руководство Крыма обратилось к России с просьбой принять его в состав этой страны, между прочим, ядерной державы.  В Гагауз Ери ряд политических деятелей совершенно открыто заявляли, что их цель – достижение вступления Молдовы в Таможенный Союз, в котором управляет Россия, и что референдум 2 февраля должен способствовать изменению внешнеполитического курса страны в этом направлении. О сохранении в стране молдавской валюты, а тем более «неприсоединении к другим странам» после этого вообще речь не шла.
Как видим, есть много причин, по которым сравнивать между собой референдумы в Гагауз Ери, Крыму и Шотландии не просто некорректно, но и вовсе  невозможно. Те же, кто делает это, как г-н Формузал, делают вид, что незнакомы со всеми этими доводами (впрочем, многие из сторонников этой точки зрения действительно и не собираются изучать позицию оппонентов, которая их самым банальным образом не интересует). И все же они эти сравнения продолжают делать – чтобы хоть как-то обосновать сторонникам «законность» своих действий. Не для сегодняшнего дня, ибо сейчас еще рано начинать решительные действия. Но для будущего, возможно, совсем недалекого, когда после парламентских выборов в Молдове может встать вопрос о том, кто на самом деле их выиграл. Это значит, что тематика потенциального, пока «дремлющего» раскола Молдовы не исчезла из планов сепаратистов и их сторонников, а только ждет своего часа, чтобы проявить себя «во всей красе» перед растерявшимися согражданами. Но неизвестно, насколько окажутся готовыми к этому наши органы государственной власти, силовые органы и особенно спецслужбы, от состояния которых тут зависит очень многое.
И тут встает вопрос: что же делать в этой ситуации всем тем, кто хочет видеть Молдову не только независимой от «большого брата» с Востока, но и  единым, целостным государством, которое будет с течением времени только укрепляться. Очевидно, что остается уже мало времени для каких-то радикальных мер и реорганизаций. Но тем не менее комплексные действия по организации отпора этим планам еще можно предпринять.
Во-первых, это  массированная разъяснительная работа через все подконтрольные властям страны СМИ, с пояснением незаконности  «гагаузского» и крымского референдумов и подчеркиванием, что шотландский плебисцит не имеет с ними ничего общего. В гагаузских районах это можно успешно проводить через местные филиалы ДПМ и ПКРМ. Это необходимо для того, чтобы население знало, что ему готовят инспирируемые из России сепаратисты (до сих пор никто из пророссийски настроенных в Молдове не пытался опровергнуть результатов комратского процесса над пособниками сепаратистов, в рамках которого они признались, что проходили обучение в лагерях на территории Ростовской области РФ, и что готовится, как минимум несколько сот таких будущих террористов. Все они, включая лично Михаила Формузала, только выражали гнев и возмущение по поводу того, что такой процесс состоялся, но не желают детально обсуждать его итоги). Особенно это необходимо делать в очагах потенциальных протестов – в АТО Гагауз Ери, Бельцах и Кишиневе. Именно здесь наибольшее количество потенциальных противников молдавской государственности. Именно здесь находятся группировки пророссийски настроенной части населения, которые готовы действовать с целью создания хаоса и беспорядков в молдавском обществе. И именно поэтому они должны быть взяты под строгий надзор властями и лишены контактов со связными, вроде небезызвестного «эксперта РИСИ» Василия Каширина,  от своих иностранных шефов, а наиболее опасные – задержаны или высланы из Молдовы без права возвращения на ее территорию в течение ближайших 5-10 лет, как это было недавно сделано в отношении известного финского «правозащитника» Й.Бекмана.
Во-вторых, необходимо лишение их лидеров и координаторов средств коммуникации, отключение для них средств мобильной связи, социальных сетей и т.д., и создание обстановки информационной изоляции, чтобы блокировать возможности для призыва их сторонников к решительным действиям по подрыву государственности нашей страны.
В-третьих, нужно последовать примеру некоторых стран СНГ, в частности Украины и Таджикистана, и если не приостановить российское телевещание полностью, то исключить из списка транслируемых передач новостные и политические программы, по крайней мере на период 2014-2016 гг., когда в Молдове пройдут парламентские, местные и президентские выборы, чтобы не допустить проникновения антигосударственной пропаганды через эти информационные каналы.
В-четвертых, властям следует обратиться за советом к работникам спецслужб и милиции, находящимся ныне на пенсии. Последние, располагая значительным практическим опытом работы, могли бы оказать неоценимую помощь в раскрытии и ликвидации очагов возможного мятежа против законных органов власти Молдовы.
В-пятых, необходимо усилить режим паспортного и пограничного контроля, особенно на автомобильных въездах из Левобережья и Украины, и блокировать проникновение в страну любых подозрительных лиц, которые не смогут объяснить должным образом цель своего прибытия.
В-шестых, власть должна найти общий язык с оппозицией, которая располагает немалыми возможностями для того, чтобы повлиять на ситуацию в стране. Речь идет прежде всего о ПКРМ и ПСРМ. Руководство этих партий нужно вовлечь в сотрудничество с властью для того, чтобы сохранить контроль над ситуацией в стране. Следует подчеркивать, что здесь нет и не может быть даже речи о  политической борьбе и попытке подчинить эти партии властям страны. Речь может и должна вестись только в одном направлении: сотрудничестве в целях сохранения стабильности и порядка в обществе хотя бы на том уровне, который существует ныне, и пресечения самыми решительными мерами любых экстремистских вылазок как до, так, особенно и после выборов. Вне зависимости от политической борьбы, компроматов партий друг на друга, оскорблений, попыток подкупа, угроз, шантажа и прочих методов прессинга одних политических сил против других, которые, естественно, будут применяться всеми политическими формированиями. Главным должно остаться стремление сохранить целостность и стабильность страны, которое должно стать единым и для власти, и для оппозиции, тем более, что последняя постоянно акцентирует внимание на  своем молдавском патриотизме.   
Наконец, в-седьмых, необходимо активизировать сотрудничество со странами ЕС и НАТО в области информационного, военного и военно-технического сотрудничества, а при необходимости, в случае возникновения кризисной ситуации после выборов, обращаться за помощью к ним (в частности, уже и сейчас имеется договор о взаимном сотрудничестве МВД Молдовы и Румынии, позволяющий, с согласия руководства государства, вводить части МВД на территорию другой страны-подписанта в целях восстановления конституционного порядка, но можно успеть заключить и другие аналогичные соглашения). Следует также добиться, при содействии стран ЕС, создания, по примеру Украины, альтернативных  русскоязычных теле-и радиоканалов, которые бы распространяли на этом языке (учитывая, что ныне он единственный, которым владеет беспрепятственно практически все население страны) информацию из всех областей жизни молдавского общества – от политики и экономики до спорта и погоды, причем не только и не столько из Кишинева и его окрестностей, но из всех уголков страны, включая Левобережье, а также рассказывать молдавским телезрителям и радиослушателям о реалиях жизни в странах ЕС.
Все эти меры могут способствовать тому, что основная часть потенциальных экстремистов, уже готовящихся использовать шотландский референдум в качестве своего одного из наиболее «убойных» аргументов в антигосударственной пропаганде и попытках организовать беспорядки в стране, будет изолирована или же вынуждена будет покинуть страну, а в отношении остальных активистов могут быть использованы превентивные, предупредительные меры.
В то же время необходимо учитывать, что одни лишь ограничительные  и репрессивные меры не могут быть решением проблемы и могут быть применены только в течение определенного, причем не слишком продолжительного периода времени. Основной упор после того, как попытки разжечь хаос и беспорядки в стране будут пресечены, следует сделать на те изложенные выше меры, которые носят информационно-пропагандистский, разъяснительный характер. Необходимо подчеркивать, что власти страны (вне зависимости от итогов выборов 30.11.2014) ведут активную работу по защите национальных интересов перед ЕС и РФ, и постоянно требовать от представителей властных структур подробных разъяснений принимаемых ими мер, добиваться расширения их контактов с населением всех населенных пунктов  и районов страны. Нужно при этом ясно понимать, что это – не кратковременная агитационная кампания, а долгосрочная, многолетняя деятельность всех органов влсти страны, чтобы ее жители по-настоящему прониклись серьезностью проводящейся работы и поверили в ее перспективы.
Лишь в этом случае, на наш взгляд, мы можем добиться того, что сепаратистские тенденции, подстегнутые «гагаузским», крымским и шотландским (а чуть позже, видимо, и каталонским) референдумами, будут постепенно заблокированы и потушены, а попытки разжечь послевыборные страсти под предлогом фальсификации итогов парламентских выборов провалятся. Это и есть те уроки шотландского и других референдумов,  упомянутых в этой статье, которые мы все, и власти, независимо от их политического окраса после выборов, и рядовые жители,  должны усвоить. Это сложная, трудная и долгая работа, которую предстоит выполнить нашей стране. Но если мы хотим по-настоящему видеть ее единой, то мы сумеем этого добиться. Все, в конечном счете, зависит только от нас.

                                               Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории





Комментариев нет:

Отправить комментарий