понедельник, 30 марта 2015 г.

У кого на самом деле отнимает голоса политический проект Юрие Лянкэ?

Уход Юрие Лянкэ из ЛДПМ, ожидавшийся рядом аналитиков уже давно, породил множество аналитических публикаций и просто пересудов на тему его дальнейшего политического будущего. Одни обвиняли его в предательстве. Другие – в слабохарактерности и неспособности стать подлинным лидером. Третьи вспоминали о его личной ответственности за подписание ряда документов, нанесших государству колоссальный финансовый ущерб. Четвертые, наконец, подсчитывали, сколько голосов избирателей, а с ними и возможных депутатов, в результате этого ухода потеряет ЛДПМ. Однако дело не столько в том, сколько избирателей и собственных членов потеряет ЛДПМ в процессе формирования Европейской Народной Партии Молдовы (ЕНПМ) во главе с Ю.Лянкэ (а потери такие будут и, как показывает поступающая с мест информация – значительные). И вообще не в личных качествах или тех или иных поступках бывшего премьера. Главное в том, что впервые в Молдове появился политический проект, заявляющий о всецелой ориентации на европейское будущее нашей страны. Необходимость его возникновения объяснялась тем, что имидж предыдущей главной «евроориентированной» политической силы Молдовы – ЛДПМ несколько потускнел из-за различных скандалов последних лет; для коллег по коалиции – ДПМ – европейское будущее, конечно, перспектива, но отнюдь не близкая, и чрезмерно спешить поэтому некуда; а для выпавшей из коалиции ЛП европейское будущее Молдовы вообще использовалось как своего рода политическая дубина, которой М.Гимпу то и дело размахивал, терроризируя своих коллег по коалиции и обвиняя их в том, что они не следуют тем или иным европейским стандартам. На роль «локомотива евроинтеграции» М.Гимпу со своим косноязычием и довольно примитивным, как и у его племянника, пониманием европейской действительности никак не подходил, что понимали многие даже в ЛП. Однако заменить Гимпу в качестве «главного европейца» Молдовы многие годы было просто некем, чем Гимпу активно пользовался (правда, попытки такие предпринимались). Хотя сами европейские чиновники были далеко не в восторге от такого «лидера европейских настроений» нашей страны и предпочитали вести переговоры с Лупу, Филатом или Лянкэ. Но после того, как Ю.Лянкэ стал в апреле 2013 г. премьер-министром Молдовы, ситуация стала довольно быстрыми темпами изменяться. Не только европейские политики, но и сторонники правящей коалиции в самой Молдове стали видеть в нем человека, который значительно лучше олицетворяет европейский путь Молдовы, нежели Гимпу. В пользу него говорили вышколенные манеры, прекрасное знание нескольких европейских языков, дипломатичность и даже внешний вид этакого «молдавского аристократа». Эти качества Лянкэ позволили ему сформировать свой личный политический вес еще в рядах ЛДПМ, а теперь, с уходом его в «свободное плавание» стали его «политическим капиталом», которым он сегодня пользуется, привлекая на свою сторону часть избирателей не только ЛДПМ, но и ЛП. Это последнее обстоятельство мы считаем главным во всем «проекте Лянкэ». Потому что оно наносит серьезный удар по существующему у этих партий электорату, раскалывает и ослабляет его. В этом контексте можно сказать, что «проект Лянкэ» по своим целям в какой-то мере повторяет Либерально-реформаторскую партию, образованную специально для раскола ЛП. Она, как мы помним, отколола от ЛП отколовшую от нее более половины депутатов, но не имела в своих рядах популярных в стране политических деятелей, ораторов, пропагандистов и организаторов, конкретных идей, отличавших ее в лучшую сторону от ЛП, а потому быстро и бесславно сошла с политической арены. «Проект Лянкэ», по сравнению с ЛРП, значительно более основателен. У него есть явный лидер, «лицо партии», хорошо известное в стране – сам Лянкэ. Начинают появляться и другие, еще полтора месяца назад бывшие частью власти в нашей стране – экс-вице-премьер по приднестровскому урегулированию Е.Карпов, экс-вице-министр иностранных дел В.Киверь и другие. Можно предположить, что в рядах ЕНПМ вскоре окажется немало бывших чиновников и функционеров разного ранга из различных министерств и ведомств, с известным опытом аппаратной и государственной службы, а потому довольно узнаваемых в стране. Теперь все они будут заниматься прежде всего продвижением европейских ценностей в Молдове (по крайней мере, если следовать названию. Хотя, как показывает еще советский опыт, молдавские чиновники, бывавшие на Западе, посещали его в основном для того, чтобы набить чемоданы покупками и увидеть кое-что из местных красот; в нынешние времена к этому прибавились еще возможности свободно отдыхать на западных курортах и заключать «на месте» выгодные, чаще всего для себя лично, сделки с иностранными партнерами). Есть у этого проекта сторонники из числа молдавских (и не только молдавских, подчеркнем), политических партий. В частности, в молдавских СМИ уже высказывалось мнение, что выход Ю.Лянкэ из ЛДПМ и начало формирования им своего политического проекта был обусловлен заинтересованностью в таком развитии событий со стороны В.Плахотнюка, неофициального главы ДПМ. Но если в данном случае имеется в виду всего лишь обычная межпартийная борьба, то ослабление ЛП в Молдове поддерживают силы извне. Речь о политическом партнере ДПМ в США – Демократической партии этой страны, находящейся ныне у власти (напомним, что и первая атака на ЛП, тогда проведенная при помощи ЛРП, тоже была проведена при власти этой же партии). Чем вызвана такая заинтересованность? Либеральная партия, хотя на протяжении многих лет пользуется очень стабильным и численно вроде бы небольшим электоратом (в районе 10%), как нынешний правопреемник идей НФМ, ХДНФ/ХДНП, Конгресса Интеллигенции и прочих группировок той же ориентации располагает значительным влиянием именно в той сфере общественной жизни, контроль над которым мечтает взять в свои руки любая уважающая себя партия любой страны – это область культуры и особенно образования. Благодаря этому контролю сторонники названных политических сил сумели не просто постоянно диктовать свое мнение (практически всегда – прорумынское, диктуемое прямо из Бухареста, и скрыто или открыто отрицающее право Молдовы на свою государственность, историю и культуру) и внушать его молодому поколению на всех этапах образовательной подготовки (от школ до докторантуры), но периодически и угрожать действующей власти массовыми протестами, если вдруг она посмеет сделать «шаг в сторону» (студенческие забастовки 1994-1995 гг., протесты Ю.Рошки в январе-апреле 2002 г., когда пытались внедрить «Историю Молдовы», правда, просоветского характера, что ее сразу скомпрометировало). Несмотря на то, что в ЛДПМ и ДПМ также немало людей, вполне разделяющих те же убеждения, но % их там намного меньше. Поэтому многие рядовые члены этих партий выражали несогласие с таким непропорционально большим влиянием ЛП именно в сфере образования и культуры, периодически настаивая на ее оттеснении от рычагов управления, что позволило бы постепенно изменить ситуацию и на этом «фронте». Симптомы таких изменений действительно начались. Помимо уже упомянутой выше истории с ЛРП, расколовшей в свое время парламентскую фракцию либералов, 23 января этого года произошел еще один очень важный шаг, также по настоянию США (так как ЕС в то время выступал за создание «привычной» коалиции ДПМ-ЛДПМ-ЛП): вместо выкинутой ЛП неожиданным союзником новой власти стала ПКРМ. Реакция ЛП, лишившейся рычагов центральной власти, была крайне болезненной – последовали многочисленные обвинения правящей коалиции в предательстве национальных интересов, на протяжении многих недель либералы постоянно настаивали на пересмотре соглашения от 23 января, возврате им «незаконно отнятых» постов в министерствах, департаментах и службах, и, разумеется, непременном удалении из власти ПКРМ и ее людей; кроме того, имели место даже акции протеста на центральной площади против устранения ЛП из власти. Однако все их попытки провалились. В свете сказанного выше «проект Лянкэ» можно рассматривать и как еще одну попытку немного потеснить ряды сторонников ЛП среди интеллигенции, деятелей культуры и искусства, осуществив расширение понятия «Европа». В глазах рядового молдавского избирателя-либерала Румыния – это и есть Европа, поэтому надо просто старательно копировать румынские модели везде, где необходимо, и «скоро заживем, как в Европе». Ю.Лянкэ и его окружение (Е.Карпов, В.Киверь), как люди, многие годы работавшие в МИДе (а Ю.Лянкэ – вообще с 1986 г.) и хорошо знакомые с подлинной Европой, понимают, что необходимо существенно расширить кругозор молдавского либерального избирателя, так как румынские реалии очень мало похожи на типичные европейские. А серьезная работа в этом направлении, если ЕНПМ (или другие партии) начнет ее проводить, обернется тем, что через 5-10 лет даже у многих убежденных сторонников ЛП Румыния перестанет быть центром мира, на который надо держать курс, а в основу будут входить действительно образцы Центральной (как минимум) и Западной Европы. Как следствие, будет происходить отток сторонников от ЛП к той партии, которая по-настоящему возьмется пропагандировать эти ценности, то есть начнется идеологическая переориентация прежних «верных либералов». Вот чем опасен «проект Лянкэ» для ЛП, хотя в последней пока что делают вид, что этой угрозы не замечают. Разумеется, у ЛП есть определенные основания для этого. Во-первых, лично Ю.Лянкэ несет ответственность за историю с продажей Кишиневского аэропорта малоизвестной фирме из РФ, он же подписывал и документы, позволившие передать «Banca de Economii» в руки крупного предпринимателя и банкира И.Шора, а позиция его теперешних коллег по проекту в то время была вообще неизвестна: если они и были не согласны, то молчали, ибо должность важнее, по крайней мере, для почти всех молдавских чиновников. Объяснить свои действия Ю.Лянкэ не сумел, что серьезно испортило его политический имидж. Во-вторых, будут сказываться отрицательные черты характера самого Ю.Лянкэ и в рутинной организаторской работе – излишняя склонность к компромиссу и «дипломатическим» методам решения вопроса, многословие, неконкретность в словах и действиях, нерешительность в сложных ситуациях и зависимость от мнения окружающих его коллег, что повредит и его собственному утверждению если не как лидера, то как «символа европейскости» ЕНПМ. На любом из этих недостатков ЛП, и не только она, будет активно играть, показывая очевидную политическую слабость Ю.Лянкэ как самостоятельного политика, во всяком случае на сегодняшнем этапе. Незаметно пока что и стремление самого экс-премьера учиться на собственных ошибках и совершенствоваться – во всех своих публичных выступлениях он яростно отвергает любую свою ответственность за те или иные решения, принятые в бытность его премьером (чуть ли не притчей во языцех стало его высказывание «я был просто премьер-министром»). Между тем для политического деятеля, тем более европейского, это абсолютно необходимо, иначе нельзя рассчитывать и на повышение качества управления страной, если такой деятель придет когда-нибудь к власти. Многое, в конце концов, зависит и от самого Ю.Лянкэ. Если он сумеет учесть эти и другие замечания, которые сегодня ему высказываются в СМИ – то у него есть шанс сделаться действительно уважаемым политиком европейского государства. И тогда начнет осуществляться все то, о чем мы говорили выше в этой статье. Если же не сумеет – то его партию будет ждать судьба ЛРП. Будет очень жаль, если так и случится. Потому что очень многие люди в Молдове сегодня действительно надеются на появление партии, продвигающей настоящие европейские ценности. Крах ЕНПМ будет и крахом их надежд. Но не станем забегать вперед. Посмотрим, как развернутся дальнейшие события, связанные с этой партией. Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий