вторник, 8 декабря 2015 г.

Кто стоит за Ренато Усатым?

В отношении этой политической фигуры у основной части молдавских, российских и румынских аналитиков и журналистов наблюдается необыкновенное единодушие, что выглядит просто невероятно на фоне их абсолютно различных позиций по множеству других вопросов. Все они именуют Р.Усатого пророссийским и союзником И.Додона, вместе с которым Р.Усатый развернет молдавский политический корабль на Восток, в сторону путинской России, мечтающей о возрождении покойного СССР. Часть из них видит в этом позитивное начало – дескать, «Молдова наконец-то вернется к России. .И это правильно, ведь между нашими двумя странами многовековая дружба». Другие заранее  содрогаются при мысли о том, что такой разворот может произойти, и считают, что Усатый даже опаснее Додона, так как он популист и способен на экстремальные поступки.
            В действительности обе эти точки зрения трудно принять всерьез. Никакой дружбы, да еще и многовековой, у Молдовы с Россией исторически не наблюдалось, а ссылки на Штефана чел Маре и Дмитрия Кантемира носят пропагандистский, а не научно обоснованный характер. Штефан чел Маре во всей своей деятельности проявил себя как прагматик, и особенно это было видно на примере внешней политики. Когда ему было выгодно, он объявлял себя вассалом то Польши, то Венгрии, когда переставало быть выгодным, он от своего сюзерена без колебаний отказывался и брал другого (или вовсе не брал). Точно так же он поступил с Россией: пока он считал союз с ней выгодным для Молдовы, он соглашался на брак своей дочери с наследником российского престола Иваном Молодым. Когда же его дочь арестовали, Штефан после безуспешных попыток убедить Ивана III пересмотреть свое решение вообще порвал с Россией. А Дмитрий Кантемир рассматривал Россию прежде всего как страну, которая поможет ему утвердить себя и свой род на молдавском троне, то есть опять же чисто утилитарно. Ни о чем не говорят и обращения отдельных господарей и бояр к России, так как все они быстро сменялись представителями других группировок, пропольской, проавстрийской и протурецкой, которые вообще не собирались ориентироваться на Россию. Но все это левым публицистам и аналитикам неинтересно и неприятно, ибо ломает их стереотипы, вносит хаос и путаницу в умы их читателей и слушателей, где уже десятки лет как все разложено по полочкам и строго расписано, что правильно и что неправильно, кого надо считать хорошим, «нашим» политиком, а кого плохим, «не нашим».
            Недалеко от них ушли представители правых партий и их аналитики, блоггеры и сочувствующие. У них другие стереотипы и страхи. Сводятся они к тому, что Р.Усатый имеет бизнес в России и тесно с нею связан, причем с довольно специфической отраслью (железные дороги), в которую иностранный гражданин без поддержки ФСБ попасть не в состоянии. Следовательно, он – «рука Москвы», «око Путина» и его действия будут направлены исключительно только на то, чтобы самостоятельно и в союзе с И.Додоном «втащить» Молдову в Евразийский Союз. Особенно эту точку зрения тиражируют румынские аналитики и политологи, которые  слабо, крайне предвзято, исключительно схематично и примитивно понимают политическую ситуацию в Молдове. Их позицию, чаще всего имеющую очень мало общего с действительностью, немедленно обосновывают в Молдове правые и крайне правые политики и подконтрольные им СМИ. В результате население Молдовы искусственно раскалывается на два агрессивно противостоящих друг другу лагеря, которые не воспринимают никаких аргументов оппонентов. Несколько особую позицию занял экс-премьер И.Стурза,  назвавший Усатого «мятежником и анархистом»,  готовым «толкнуть Молдову в объятия хаоса», а его желание заняться политикой объяснил  «гневом на Филата», который его «кинул».
            Со всеми этими мнениями трудно согласиться. Даже притом, что Усатый действительно классический популист, не любит заниматься систематической работой (о чем говорит его псевдопримарство в Бэлць), но зато любит делать шокирующие разоблачения и декларации на публику, а молдавский национальный театр очень много потерял от отсутствия на его сцене этого незаурядного актера с колоссальным творческим дарованием. Как бы ни обосновывали представители обеих группировок свои позиции, но есть слишком много аргументов, говорящих о том, что Р.Усатый не союзник, а временный попутчик И.Додона и его ПСРМ, и преследует совершенно иные, нежели ПСРМ, политические цели. О том, какие это цели, мы скажем ниже. А пока обратим внимание на ряд фактов, которые никак не соответствуют мнению о том, что Усатый и возглавляемая им «Наша Партия» – «союзник» Партии Социалистов.
            Нельзя не обратить внимание на совершенно разные по смыслу, особенно примерно с середины октября, призывы у Додона и Усатого. Если И.Додон обещал, что 15 октября не выпустит никого из Парламента, «пока их требования не будут выполнены» и посулил всем: «у нас есть шанс отстранить эту олигархическую мразь от власти», имея в виду руководство всех ветвей власти, то действия Р.Усатого носили иной характер. 12 октября сторонники «Нашей партии», заблокировав центр города, потребовали отставки одного только Президента Н.Тимофти и протест против олигархов, укравших «золотой миллиард». Никакой «революции» и немедленного устранения от власти правящей коалиции Усатый журналистам не пообещал. Вместо этого он сосредоточился на идее задержания лидера ЛДПМ В.Филата и 15 октября устроил из этого целое шоу.
Дальше – больше.
            Несмотря на то, что через несколько дней после ареста В.Филата Р.Усатый пообещал, что «Плахотнюк – следующий», он, как и ранее, не стал заниматься разоблачениями деятельности этого молдавского олигарха, а потребовал отставки руководства Национального Антикоррупционного Центра, СИБа и Генпрокуратуры, и «антикоррупционной» люстрации их сотрудников. Похожие требования, что весьма примечательно, выдвигались Платформой ДА,  о лидерах которой Усатый отозвался с откровенным презрением - «глуповатые позднесоветские конъюнктурщики с манией преследования и склонностью к теориям заговора».
\           Затем – снова нелогичности. Сразу несколько. Объявив было 19 октября своим сторонникам: «Протестующие возле парламента не собираются сдаваться. Единственный шанс на спасение Молдовы – досрочные выборы… Наши протесты продолжаются. Мы не сдадимся, пока не разрушим эту систему. Будем действовать. Подробности в ближайшие дни», Усатый на этом, по существу, почти прекратил всю свою «протестную» деятельность. Уже на другой день, 20 октября, Генеральная прокуратура возбудила на него уголовное дело по факту перехвата и распространения аудиозаписей телефонных переговоров между И. Шором и В. Филатом. Узнав об этом, вечером того же дня Усатый срочно улетел в Москву, пообещав вскоре вернуться и сделать новые разоблачения. 23 октября Усатый возвратился в Кишинев, тут же был задержан сотрудниками СИБ и отправлен в изолятор Национального Антикоррупционного Центра. Левые, они же пророссийские СМИ Молдовы, при поддержке российских медиа-ресурсов, подняли вокруг этой истории шум, выставляя задержание Усатого как преследование лидера политической оппозиции. Со ссылкой на неназванных, впрочем, российских экспертов, они утверждали, что «задержание Усатого является политически мотивированным, но лишь приведет к росту его популярности, а правящая коалиция предстанет в глазах населения гонителем борца с коррупцией»
В Молдове нашлось немало политологов и аналитиков, которые поняли, что происходит. Д.Чубашенко позволил себе выдвинуть сразу три возможных варианта случившегося: «Главных версий три: 1) Усатый сам организовал все это шоу в сговоре с Владом Плахотнюком; 2) Усатый организовал все сам, но без Плахотнюка, и 3) Это расправа Плахотнюка с Усатым, который слишком много о себе возомнил». Однако цензура пророссийских СМИ в Молдове сработала оперативно и цитировавший это сообщение сайт срочно стер этот материал.
Остальные политические комментаторы и аналитики (И. Боцан, А. Цэрану, П. Богату, А. Козер, О. Нантой, И. Дрон, Н. Морарь) выдвинули целый ворох доводов в пользу этой версии: 1) Вылет Усатого был отложен, чтобы успеть раздуть ажиотаж и подготовить СМИ; 2) По прилете лидера НП уже ждали три телекамеры, из которых две принадлежат СМИ Плахотнюка, наготове был и адвокат  Анна Урсаки; 3) СИБ терпеливо ожидал, пока Усатый завершит свое интервью, в котором он обвинял Додона в связях с «кукловодом»; 4) Задержание основывалось на идиотских обвинениях, за которые максимальное наказание — 4000 леев. А ведь на Усатого, по его же словам, заведено 16 уголовных дел!; 5) При обыске в офисе Усатого обнаружили чебурашек, что подтверждает подозрения в постановочном характере событий. У того же Петренко нашли (вернее, подкинули в машину его жене) гранаты; 6) Раз после своего снятия с парламентских выборов 2014-го года Усатый заявил, что вся юстиция в стране подконтрольна «кукловоду», значит, и его освобождение невозможно было без его разрешения; 7) После освобождения Усатого каналы Плахотнюка безостановочно пиарят его, создавая образ героя.
Автор этих строк в комментарии для «Комсомольской правды» пояснил, что Усатого, скорее всего, задержали прежде всего для того, чтобы узнать, зачем он ездил в Москву и не получал ли там новых инструкций. В этой связи мы провели параллель с задержанным в августе 2014 г. на киевском вокзале Д.Соиным, который был задержан СБУ тоже после поездки в Москву и среди прочего от него требовали пояснить, что он делал в столице РФ.  Именно эту версию русскоязычные СМИ нашей страны проигнорировали, очевидно, из опасений «подставить» имидж России в Молдове.
На наш взгляд, задержание Р.Усатого действительно было необходимо В.Плахотнюку, чтобы определить план дальнейших действий. И об этом свидетельствует также тот факт (о нем писали  и молдавские СМИ), что судья, рассматривавший его дело, состоял «советником в партии Плахотнюка» (т.е. в ДПМ), а по другим данным – был советником лидера ДПМ М.Лупу. Усатый не стал запираться и поведал следователям все, что их интересовало. Почему и был быстро выпущен на свободу. Что это действительно так, говорит и поведение Р.Усатого: обычно общительный «правдоруб», на сей раз он ни словом не обмолвился прессе о том, что именно интересовало следователей и что он, Усатый, отвечал им в изоляторе. Он уверял журналистов, что якобы был «шокирован» столь скорым освобождением и что последнее состоялось то ли из-за ссоры ДПМ и ЛДПМ на заседании Альянса, то ли потому, что судьи «два дня не могли дозвониться до Плахотнюка».  Но обе эти версии слишком легковесны, чтобы в них можно было поверить.
Оставляя в стороне дальнейшие действия «Нашей партии» и ПСРМ (в первом случае потому, что партия вполне естественно митинговала в защиту своего лидера, а во втором – потому что ПСРМ «поддержала своего союзника»), заметим, что расхождения между позицией ПСРМ и «Нашей партии» продолжали иметь место и после освобождения Р.Усатого. Так, например, Р.Усатый не выступил в поддержку требований ПСРМ об освобождении группировки пророссийских экстремистов во главе с П.Григорчуком и Г.Петренко, пытавшимися устроить беспорядки у Генпрокуратуры 6 сентября (связи П.Григорчука с ПСРМ прослеживаются как минимум с 2014 г., когда ПСРМ «закрывала глаза» на использование СФМ во главе с Григорчуком автотранспорта с символикой Партии Социалистов, а И.Додон позднее публично уверял автора этих строк, что никакого договора на использование этих «партийных» машин Григорчук и Ко с ПСРМ не подписывали. То есть Григорчук и Ко пользовались этими машинами просто потому, что так им взбрело в голову, а ПСРМ как бы и ни при чем. Вы за кого нас принимаете, господа?). Между тем требование отпустить политических экстремистов во главе с Григорчуком и Петренко стало в последнее время все чаще повторяться в заявлениях ПСРМ.
Р.Усатый не поддержал И.Додона, когда тот возмутился заявлениями посла США Д.Петтита, который счел, что власть в Молдове менять не следует, и призвал  ее  быстро исправить совершенные ошибки под внутренним и внешним давлением.
Примеры совершенно разных политических устремлений НП и ПСРМ продолжают появляться и в последние дни и недели. В частности, 11 ноября сторонники «Нашей партии» самостоятельно пикетировали Президентуру, протестуя против повышения цен на газ, электричество и роста уровня бедности в стране. ПСРМ в этом протесте не участвовала, хотя официально также выступает против роста тарифов, а провела собственный протест (переход к обособленным протестам ПСРМ и НП заметили и в симпатизирующей НП прессе).
Об этом же говорят периодически повторяющиеся нападки самих И.Додона и Р.Усатого (а также подконтрольных им СМИ) друг на друга. Причем каждый, нельзя не признать это, по-своему прав. Р.Усатый вполне справедливо возмутился выходкой ПСРМ, проголосовавшей за перевод Национального Антикоррупционного Центра в подчинение Парламента, которым руководит человек В.Плахотнюка А.Канду, и даже пригрозил демонтировать палатки ПСРМ в центре Кишинева. С другой стороны, прав И.Додон, когда заявляет: «создается впечатление, что этот партнер (Р.Усатый – Р.Ш.) больше бьет в Додона и Филата … а другого (М. Гимпу – Р.Ш.) не трогает, потому что он «партнер справа»; еще одного не трогает, потому что он – «Нанаш».
Таким образом, фактов, подтверждающих совершенно разное поведение НП и ПСРМ и их лидеров в одинаковых условиях, явное различие в целях и задачах этих партий, накопилось немало. Не сомневаемся, что в дальнейшем этот список будет только пополняться.
Все эти расхождения, несомненно, не остались незамеченными и в России. Поэтому, по некоторым сведениям, в РФ возникло мнение, что Р.Усатого надо устранить и заменить более «своим» И.Додоном. Однако реализация этой идеи в молдавских условиях встречает множество трудностей. Нынешняя ПСРМ – твердо ориентированная на Россию политическая сила. Но у такой позиции есть много недостатков, как, например, вынужденная поддержка российских надежд сохранить по крайней мере Приднестровье только под российским влиянием, не пуская туда Молдову, согласие на «федерализацию» Молдовы, то есть усовершенствованный вариант «плана Козака», который, при его осуществлении привел бы к превращению Приднестровья в независимое государство, признанное в международном плане. А это – прямая поддержка сепаратизма.  Среди недостатков такой позиции – и однозначная ориентация на денонсирование Соглашений об Ассоциации и Свободной торговле с ЕС. Что тоже, при всех недостатках этих договоров, встречает отнюдь не однозначную поддержку даже среди левых в Молдове, часть которых хотела бы только пересмотреть его, но не отменить. На этом фоне лозунги Р.Усатого, призывающие Молдову ориентироваться прежде всего на собственные силы и интересы, не однозначно на пророссийский или прозападный курс, невосприятие «федерализации», четкая установка на сохранение территориальной целостности Молдовы и другие аналогичные лозунги куда ближе жителям страны. В пользу Усатого играют и другие факторы: несомненные ораторские данные, внешняя решительность, обещания жестоко покарать олигархов и т.д. Поэтому Р.Усатый со своей партией заметно обгоняет в опросах ПСРМ и И.Додона, и изменить ситуацию в свою пользу ПСРМ не удается. У сторонников идеи замены Р.Усатого на И.Додона остается на этом этапе два пути: либо постепенно отказаться от откровенно компрометирующих, антимолдавских требований программы ПСРМ и «перехватить» лозунги Р.Усатого, либо ждать, пока «Наша партия» сама себя постепенно дискредитирует и ПСРМ сможет этим воспользоваться. Однако как скоро это произойдет, пока никому неизвестно. 
В то же время в России до сих пор полагают, что раз бизнес и активы Додона и Усатого, особенно последнего, сосредоточены, в основном, в России, то они зависимы от Москвы. А потому, когда Усатый и Додон придут к власти, то, при наличии подготовленной команды,  «сменить прозападных менеджеров - дело не такого большого времени».
Однако это совершенно не так. У РФ нет навыков масштабной работы с разными слоями населения, и выращивания отдельных политиков с молодости, которые есть у США. Поэтому РФ проигрывала войну за влияние в Молдове США с самого начала, с 1990-1991 гг., и будет сие делать и впредь. «Заменить прозападных менеджеров на пророссийские силы» не получится потому, что весь аппарат, снизу доверху, от примаров до министров, контролируется Западом, причем еще с советских времен. Поэтому при любой перетасовке молдавских кадров центрального и местного уровня на всех должностях будет весьма значительное количество людей, которые, пусть и не сразу, но неизбежно повернут молдавский политический корабль вновь в сторону Запада, если потребуется, и силовым путем.
Закономерным в связи с этим выглядит вопрос: кто же стоит в таком случае за Р.Усатым? Этот вопрос волнует западных молдавских аналитиков и блоггеров уже давно, но достоверного ответа на него пока никто не дал. Тем не менее можно выделить несколько основных версий: 1). Усатый – завербован Плахотнюком и выполняет его указания, но первоначально был проектом российских спецслужб  (В.Сокор); 2) Усатый – человек Плахотнюка (А.Козер) 2) Усатый независим от кого-либо, в том числе от Москвы и от Плахотнюка (с последним бывает только «короткое перемирие») (Ю.Рошка)
В определенной мере ключ к пониманию того, чей человек Р.Усатый, дал он сам. В одном из интервью Усатый в который раз рассказал, как был вынужден в ноябре 2014 г. бежать из Молдовы, спасаясь от ареста, который, по его словам, угрожал ему. Проведя несколько месяцев в России и решив вернуться на Родину, он узнал, что В.Плахотнюк против его возвращения в Молдову и потому в родной стране его действительно ждет арест. Тогда, продолжал Усатый, он обратился к своим «друзьям» из числа крупных российских предпринимателей. Один из них позвонил В.Плахотнюку и побеседовал с ним об Усатом. После этого запрет на въезд в Молдову был для Усатого снят и он благополучно прибыл в Кишинев. В некоторых своих публичных выступлениях Р.Усатый признавал, что «войти» в молдавскую политику ему рекомендовали его друзья из российского бизнеса. Он также заявлял, что не раз советовался с ними по различным вопросам.
Поскольку бизнес-сфера Усатого в России теснейшим образом связана с ФСБ, а все высказывания и поступки, как личные, так и всей его партии существенным образом отличаются от четко сориентированного на интересы РФ и путинской администрации И.Додона, то все эти признания позволяют сделать следующий вывод. В ФСБ и других российских спецслужбах есть как сторонники, так и противники путинского курса. Как «верные путинцы», так и очевидные симпатизанты более умеренных, компромиссных течений, или (спецслужбы всегда в этом отношении впереди своего общества, ибо их сотрудники знают больше рядовых сограждан) поддерживающие Запад, либо агенты западных же спецслужб, которые в силу своих обязанностей перед нанимателями проводят скрыто антипутинский курс. Такие агенты есть всегда, везде и в спецслужбах любой страны. Тем более их много в ФСБ России, переживающей ныне далеко не лучшие в социально-экономическом плане времена, а впереди, как прекрасно отдают себе отчет профессионалы спецслужб, Россию ждут лишь времена еще более тяжелые.
В этой ситуации они ищут выход, пытаясь установить контакты или внедрить в политику разных стран людей, которые в будущем могли бы помочь им возможно более безболезненно связаться с Западом и «интегрироваться» в западный мир. (Это важно для них и потому, что за многими из них – крупный бизнес).  Такие «живые связующие звенья» становятся не только их «личными» агентами, но и контактными лицами между ФСБ и Западом. В отношении Молдовы такая констатация особенно актуальна, потому что наша страна находится как раз на границе западного мира, уже прошла известный евроинтеграционный путь и через посредство Молдовы такие контакты установить проще, чем через, например, Беларусь или даже Украину. Именно эта, «компромиссная», ориентированная на Запад группировка российских бизнесменов, тесно связанная с ФСБ, нашла и выдвинула в молдавскую политику Ренато Усатого - исходя из собственных бизнес-интересов. В этом качестве Р.Усатый успешно сотрудничает с В.Плахотнюком, преследующим примерно те же цели, играя, в силу своего меньшего политического и финансового влияния, роль «младшего партнера», которому поручается сделать или произнести то, что не смог бы сказать или сделать сам В.Плахотнюк и ДПМ.
 При необходимости, в случае прихода к власти Р.Усатый со своей партией будет призван «придерживать» И.Додона и блокировать его наиболее скандальные решения, которые могут вызвать нежелательный резонанс в молдавском обществе, а позднее может перейти и в открытую оппозицию к И.Додону с его ПСРМ, вынуждая тем самым его к постепенной смене курса и сдаче однозначно пророссийских позиций в пользу Запада. И порукой ему в том будут его российские друзья и покровители, которые сами, как и основная часть российского крупного бизнеса, настроены компромиссно к Западу или же открыто прозападно (особенно те, кто связан с ФСБ).
 Как представляется, это и есть сегодня наиболее близкий к реальности ответ на вопрос о том, чьи интересы выражает Р.Усатый в действительности и на чьи интересы он будет ориентироваться после прихода к власти.


                                               Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий