среда, 19 октября 2016 г.

Аналитический доклад Института эффективной политики. Майя Санду: от консультанта в Министерстве экономики до лидера политической парти


                                               Введение
Восходящая звезда молдавской политики, в которой, скорее всего, она задержится надолго, несмотря на собственные сомнения в этом, Майя Санду обратила на себя внимание с самого начала своей политической карьеры. Определенной части населения сразу стали импонировать ее бескомпромиссность, категоричность и целеустремленность в действиях, и они стали видеть в М.Санду одного из лидеров будущего. Журналисты тоже заметили это обстоятельство и в СМИ «по традиции», характерной для определения женщин в политике, ее вскоре стали называть «железной леди», «диктатором в юбке» и т.д. Насколько верны все эти оценки, покажет время.
 Майя Санду вошла в молдавскую политику сравнительно недавно, 4 года назад, став в июле 2012 г. министром образования нашей страны. Тем не менее, хотя  ее «стаж» на этой стезе деятельности уже более продолжительный, чем, например, у Р.Усатого, информация о ее деятельности во многом носит официальный, чем аналитический характер. Основная часть ее интервью и комментариев относится еще к периоду ее пребывания во главе министерства (2012-2015 гг.). Все эти материалы, за довольно редким исключением, сравнительно небольшие по объему, отличаются сжатым и часто, когда М.Санду попадала в затруднительное положение, общим характером ответов. Очень мало известно о периоде ее деятельности до 2012 г., и еще меньше – о ее близких, прежде всего родителях. Сама М.Санду хранит практически абсолютное молчание об этих десятилетиях, а материал, посвященный ее детству и учебе в родном селе, несмотря на обещание, данное журналистам, не стала как-то комментировать или дополнять новыми деталями. Со своей стороны, представители «второй древнейшей профессии» также проявляют удивительное равнодушие к ее биографии до 2012 г., да и период после этой даты тоже не особенно стремятся анализировать. Хотя  некоторые сведения  все же стали достоянием гласности, Майя Санду продолжает, в сущности, оставаться «темной лошадкой» молдавской политики, биография которой, вплоть до внезапного вознесения в кресло министра в 2012 г., полна «белых пятен», а ее политические цели и задачи во многом покрыты мраком. Попытаемся хотя бы в какой-то мере пролить свет на известные и неизвестные страницы биографии М.Санду.

1.Годы детства и учебы
Майя Григорьевна Санду родилась 24 мая 1972 года в с.Рисипень Фэлештского района и является, таким образом, «землячкой» лидера НП Р.Усатого. Ее отец, Григоре Санду, скончавшийся в 2000 году, был, по воспоминаниям знавших его лиц, ветеринаром, а затем директором местного свиноводческого комплекса, известного своими успехами во всем СССР, мать, Эмилия, которая жива и ныне – учительницей музыки. Отец запомнился многим односельчанам, как человек видный, справедливый,  «с большой буквы», впоследствии ставший одним из первых членов НФМ в селе и активистом этого движения. В 1994 году он основал индивидуальное предприятие, занимавшееся разведением скота и выращиванием овощных культур и в последние годы жизни руководил им. Григоре Санду предвидел будущее дочери и однажды, как бы шутя сказал знакомым – «Моя дочь будет министром!». Майя, по их словам, пошла в него. Кроме Майи, в семье также росла младшая сестра Вероника, позднее учившаяся в Голландии и работающая ныне «с различными иностранными проектами».                                                 В 1979 году Майя поступила в местную школу (ныне теоретический лицей «Диомид Герман»), находящуюся в самом большом здании этого села. Некогда ее учитель, а в наши дни - директор этого лицея Г.Лупушор, помнит свою бывшую ученицу старательной, с прекрасно развитым логическим мышлением, но не очень разговорчивой.  Лаконичная речь сочеталась у нее с развитым чувством ответственности и справедливости. Спустя десятилетия он очень обрадовался, узнав об успехах Майи, однако не стал, зная ее характер, «пробивать» что-то для школы через новоиспеченного министра. Также положительно отзывается о М.Санду и зам.директора ее родной школы Е.Бобок, которая охарактеризовала ее как прилежную, дисциплинированную ученицу, всегда с книгой в руках. Е.Брашовяну, учительница истории и в прошлом классный руководитель М.Санду, вспоминает  о ней, как об очень настойчивой, умевшей, несмотря на свой тщедушный вид, всегда настоять на своем мнении ученице. А примар ее родного села Д.Мосорети, лично не знакомый с М.Санду, сообщил журналистам, что она бывает в Рисипень, но с момента его избрания на пост примара он «не видел инициативы с ее стороны относительно какого-либо проекта». Тем не менее он пожелал М.Санду, в случае ее избрания Президентом, не забывать о том, что она вышла из народа, и что это народ оказал ей такое  высокое доверие. Став министром, по словам односельчан, М.Санду не возомнила о себе, а вела себя с ними все так же просто. Из увлечений М.Санду местные жители запомнили у нее страсть к путешествиям – может ходить десятки километров с рюкзаком за плечами. Уважение к своей ставшей известной односельчанке оказалось в Рисипень таким, что в 2014 г. местные жители, увлеченные ее примером, проголосовали за ЛДПМ, а ныне очень многие готовы стать членами руководимой ею ПДС, надеясь, что политика не «запачкает» ее, как многих других до нее.       
Старательность и настойчивость М.Санду принесли свои плоды. Она окончила школу с серебряной медалью в 1989 году.  Единственная «4» оказалась по молдавской литературе. Тогда же, как следует из ее диплома, выданного в 1989 году, она прошла факультативный курс работы на тракторе. В том же 1989 году она поступила на экономический факультет Молдавского Госуниверситета, реорганизованный в сентябре 1991 года вместе с подразделениями некоторых других вузов в Экономическую Академию. Этот вуз  Майя Санду закончила в 1994 году со средним баллом 9,1, получив специальность – менеджмент.  Сразу же после этого, 1 июля 1994 года М.Санду была принята на работу в должности главного специалиста Отдела сотрудничества с ЕС и странами Черноморского бассейна Департамента внешнеэкономических отношений Министерства экономики, где проработала около двух лет. В июне 1996-ноябре 1997 года она была консультантом Главного Управления по сотрудничеству с международными экономическими организациями, а с 20 ноября 1997 по 6 марта 1998 – и.о.зам.начальника этого Главного Управления (в своем официальном резюме, говоря о том времени, приставку - и.о.- М.Санду опустила).  Это значит, что свою карьеру чиновника и управленца она начала еще при Правительстве А.Сангели-2 (последнее было утверждено Парламентом 5 апреля 1994 года – Р.Ш.). Одновременно, в соответствии с Постановлением Правительства №568 от 11 августа 1995 года «О зачислении слушателей Академии Государственного Управления при Правительстве РМ»  она поступила на заочное отделение этого учебного заведения, которое окончила по специальности «международные отношения» в 1998 году со средним баллом 9,79 (специальность по диплому – «преподаватель международных отношений»). Однако здесь начинаются и первые серьезные «белые пятна» в биографии М.Санду. Несмотря на блестящее, как видим, окончание вуза, диплом об его окончании был выдан М.Санду только через 11(!) лет после завершения учебы, 3 марта 2009 года. Причины этого остаются неизвестными и сегодня. Что вдвойне непонятно, потому что обычно диплом об окончании любого вуза выдается спустя несколько дней после сдачи госэкзаменов. Почему никто в Академии не позаботился выдать М.Санду диплом о ее окончании в положенный срок, то есть уже в 1998 г?  Кто и зачем задерживал его выдачу целое десятилетие (!!!) и с какой целью? Почему и самой М.Санду он оказался без надобности, ведь именно в 1998 г., как мы выше упомянули, она перешла на новую работу?
Похожие вопросы возникли и у некоторых авторов, исследовавших вопрос получения М.Санду образования. Довольно долгое время, даже в период пребывания М.Санду на посту министра,  в СМИ, в том числе на сайте Министерства образования не было никакой информации о том, какую среднюю школу она закончила и как. Этот маловразумительный пробел был восполнен только много позднее. Но за это время ряд авторов успел поизощряться в самых разных и нелепых выдумках, вроде того, «какой лицей она закончила, сдавала ли она бак» и даже предположениях, что у М.Санду «нелады с законом». Никаких лицеев в Молдове в годы учебы М.Санду в средней школе (1979-1989)  просто не существовало. Тем более не было и экзаменов на степень бакалавра, в просторечии называемых «БАК», введенных только вскоре после подписания Молдовой Болонской декларации (2005 год).
Однако очевидная безграмотность автора публикации, опиравшегося на недостоверные источники относительно времени введения в Молдове БАКа и появления лицеев (например, «КП в Молдове» еще в 2009 году на полном серьезе уверяла, что бакалавры в Молдове появились в 1991-м году) не снимает ответственности с самой М.Санду. Человек, который, по ее же словам, «формировался на Западе», не имеет права, тем более будучи на столь высоком посту, быть настолько закрытым для народа собственной страны, который, между прочим, содержит за свой счет весь чиновничий аппарат, включая и министров. Это не только не европейский, но классический советский подход к подаче собственного прошлого, когда из биографии оставляли только то, что считал нужным сам чиновник, и в таком виде публиковали в СМИ. Автору этих строк прекрасно знакома такая практика, ибо он уже два десятилетия специализируется по проблемам послевоенной истории Молдовы и СССР, и  в этом качестве  изучил,  cреди прочего не один десяток тысяч биографий советских и постсоветских чиновников СССР и Молдовы. Эту позорную практику, унаследованную от советского прошлого, ряд молдавских чиновников перенесли и в нынешние времена, тщательно скрывая от своего народа, кем и когда они были в советские годы, чтобы народ забыл, что они были советскими, профсоюзными, или, упаси бог, комсомольскими и особенно партийными боссами разных мастей. Но этих людей хоть в какой-то мере можно понять: они так были приучены еще советским временем и советским же воспитанием. А вот «формировавшуюся на Западе» М.Санду понять уже нельзя. Тем более, что никаких компрометирующих М.Санду сведений эти данные в биографии не содержали.

2. Восхождение к власти или «темный» период биографии (1998-2012)
9 марта 1998 года, она была принята консультантом в Представительство Всемирного банка в Молдове, а 30 июня 1999 года была переведена там же на должность экономиста. На этой должности она проработала более 6 лет, до августа 2005 года. Сведений о том, как она там работала и как оценивало руководство представительства ее деятельность, в молдавских и западных СМИ никогда не появлялось. Нет и никаких воспоминаний М.Санду или ее коллег об этих временах. Потому дать характеристику этим годам в ее карьере сегодня нельзя. Однако необходимо обратить внимание на важные для нашего повествования обстоятельства. Во-первых, в такие учреждения никогда не попадают «с улицы». Посторонний человек просто по конкурсу попасть туда не в состоянии. В них существует собственная строгая система отбора кадров, и не последнюю роль в них играет рекомендация с прежнего места работы. По неписаной практике, в таких случаях рекомендуют только лучших из лучших. Это значит, что руководство Минэкономики Молдовы (в 1994-1998 годах министрами были двое опытных советских партийных деятелей – В.Бобуцак, в советские времена министр торговли республики, и И.Гуцу, в прошлом – первый секретарь ЦК ЛКСММ, секретарь и второй секретарь ЦК КПМ) было наилучшего мнения о способностях Майи Санду.
Во-вторых, именно с марта 1998 года берет отсчет связь М.Санду с западными (американскими) управленческими структурами, которые с этого времени «взяли на учет» способную администраторшу. Это в дальнейшем сыграло очень важную роль в ее карьере, и, вне всякого сомнения, способствовало выдвижению на министерский пост и выходу на молдавскую «политическую арену». Еще и сегодня М.Санду в СМИ напоминают, что за ней незримо стоят США.
            17 августа 2005 года М.Санду вернулась на работу в Министерство экономики Молдовы, руководимым в ту пору известным деятелем ДПМ В.Лазэром. Здесь она сразу же  получила высокий пост начальника Главного Управления макроэкономических политик и программ развития. Почти одновременно, в мае 2005 года, вице-министром в этом же ведомстве был назначен будущий лидер социалистов, а тогда правоверный сторонник ПКРМ И.Додон, окончивший тот же факультет менеджмента Экономической Академии, что и М.Санду. Из той же плеяды вышли нынешний министр экономики О.Калмык, за плечами которого снова тот же факультет менеджмента Экономической академии, но 2 годами позднее М.Санду, в 1996 году; также являвшийся в 2001-2005 годах начальником одного из Главных Управлений Минэкономики, и главный государственный советник нынешнего премьера П.Филипа Л. Палий, ответственная за программы по развитию, публичную администрацию и международное сотрудничество.
На сей раз в Минэкономики М.Санду задержалась ненадолго. По ее собственным словам, В.Лазэр ее «не поддерживал» (хотя некоторые блоггеры считали, что она лгала и такая поддержка на самом деле якобы имела место).  Уже  30 июня 2006 года она ушла из министерства (еще до прихода И.Додона к его руководству 18 сентября 2006 года). В марте-сентябре 2007 года она была координатором программ в ПРООН Молдова.  «Какое-то время» (по словам самой М.Санду) она работала консультантом UNICEF в области политик по снижению детской бедности и проводила исследование для ВБ по политэкономике реформ в Молдове. В 2007-2009 годах она также была консультантом Объединения административной поддержки Управления координирования политик и внешней помощи Правительства Молдовы. Как видим, в то время М.Санду прекрасно уживалась с коммунистами и каких-либо заявлений с ее стороны о неприязни к  ПКРМ или В.Воронину никто в те годы не слышал. Иначе ее карьера могла бы пойти совсем по-другому.
Именно в это время, как мы помним, ей неожиданно понадобился «полузабытый» за давностью лет диплом об окончании Академии Публичного Управления при Президенте Молдовы, которую она закончила еще в 1998 г. Потребовался он в связи с тем, что М.Санду был предложен другой интересный пост – директора проекта в  одной из старейших международных экономических научно-исследовательских и консалтинговых компаний мира – ECORYS, история которой берет начало в Нидерландах в далеком 1929 году. Проект, которым она руководила три месяца (март-июнь 2009 года) стал ступенькой к другому важному, но пока не исследованному этапу в биографии М.Санду. В 2009-2010 годах она училась на Управленческом факультете Гарвардской Школы Управления им.Д.Ф.Кеннеди в США, и получила степень мастера в области публичной администрации (специальность по диплому – «преподаватель международных отношений»). 
Затем, по мнению некоторых авторов, «при поддержке» того же В.Лазэра, который с сентября 2009 года вновь был министром экономики Молдовы, Майя Санду в июле 2010 года была назначена советником одного из исполнительных директоров Всемирного банка. Следует уточнить, однако, что у Всемирного банка 25 исполнительных директоров, а не один или два, как можно было бы подумать, и у каждого из них имеется по 12 советников. Кроме того, даже «поддержка» В.Лазэра, если она на сей раз и имела место, не гарантировала получения такой должности. Отбор на них производится уже американскими компетентными структурами, прежде всего, самого ВБ. В случае с М.Санду, скорее всего, было принято во внимание, что у нее уже имелся многолетний опыт работы в структурах ВБ, и практика руководящей деятельности в Минэкономики. На этой должности она участвовала  в ряде международных мероприятий, в частности, в конференции, посвященному климату, в котором работают инвестиционные фонды в разных странах мира. Она состоялась в ноябре 2010 года  в Вашингтоне (США), причем М.Санду представляла на этом мероприятии не Молдову, а Румынию.
Несмотря на то, что, как уже отмечалось, М.Санду крайне неохотно вспоминает о своем прошлом, все же относительно «американского» периода своей жизни она сделала исключение. В одном из интервью она призналась, что ей не хватает обретенных там друзей и занятий пешим туризмом. Так как в США и в частности, в Вашингтоне, где работала М.Санду, очень много парков, в том числе национальных, то по выходным дням она совершала там многокилометровые прогулки. В Молдове, по словам М.Санду, таких условий нет, хотя и есть Кодры.
Несмотря на то, что в июле 2012 года М.Санду покинула свою должность в Вашингтоне, чтобы занять пост министра образования на Родине, в Молдове (отметим, что мнение, высказанное некоторыми авторами, о том, что после ухода из ВБ она некоторое время «была безработной» является неверным и документально не подтверждается), связи со Всемирным банком она не утратила. ВБ продолжал, в бытность ее министром, осуществлять свои проекты в Молдове в сфере образования, проводя курс на повышение качества образования, расширение финансовой автономии и предоставление больших прав директорам учебных заведений при принятии решений. Кроме того, в 2015 году Глобальное партнёрство по социальной ответственности (GPSA) по инициативе Всемирного банка наградило её премией «За лидерство в социальной ответственности» для регионов Европы и Центральной Азии. В пресс-релизе ВБ ее деятельность была оценена так: «Помимо нового Кодекса об образовании, политика министра Майи Санду характеризуется внедрением строгих правил для борьбы со списыванием во время экзаменов. Санду продвигает участие неправительственных организаций и граждан в обсуждениях проблем сферы образования. Она ценит их роль в мониторинге качества образования». Кроме того, уже в августе 2012 года, во время встречи с послом США в Молдове У.Мозером министр М.Санду поблагодарила США за оказанную нашей стране в прежние годы помощь в процессе реформирования образовательной системы.

3. Министр образования (2012-2015)
            На должность министра образования Молдовы Майя Санду была назначена 24 июля 2012 года по квоте ЛДПМ. По некоторым сведениям, инициатором ее назначения был депутат ЛДПМ В.Пистринчук, который вроде бы убедил В.Филата  в надобности этого. По словам же самой М.Санду, она, зная, что ее договор со Всемирным банком истекает через несколько месяцев, выдвинула свою кандидатуру одновременно на несколько вакансий, в том числе в рамках конкурса и на другие посты в структуре Всемирного банка. Тогда же она получила предложение занять пост министра образования Молдовы, которое и приняла.
Она сменила на этом посту доктора педагогики М.Шляхтицки, ранее являвшегося депутатом ЛДПМ, который отметился на своем посту серией скандальных заявлений. Так, он вызвал бурные протесты левых, заявив, что хотя предмет «история румын» станет называться просто «история», но содержание останется прежним – из истории румын. Родителям он, в частности, безосновательно посулил, что «с принятием нового Кодекса об образовании взятки постепенно канут в Лету». В довершение ко всему еще и выяснилось, что тема защищенной в 1987 году диссертации М.Шляхтицки, известного в Парламенте и за его пределами как ярый антикоммунист, была посвящена вопросам воспитания коммунистического отношения учащихся к труду.
            На другой день после назначения, 25 июля 2012 года, М.Санду была представлена коллективу Министерства образования. В своем первом выступлении она пообещала, что будет строго следить за расходованием денег и инвестированием в качество образования. Отсутствие опыта работы в новой отрасли М.Санду не сочла для себя препятствием в руководстве, так как понимала свою роль как управленческую, как способность уметь мобилизовать финансовые и человеческие ресурсы. Новой идеей, которую она высказала, стало обещание опубликовать в максимум месячный срок декларацию о своих доходах.  
Чувствуя себя после работы в США достаточно «свободолюбиво», Санду попыталась несколько фамильярно разговаривать с премьером В.Филатом, обратившись к нему на «ты» прямо на заседании с участием совета ректоров вузов. Филат оборвал ее, подчеркнуто обратившись на «вы» и продолжил говорить уже сам.
Следует сказать, что уже тогда, в первые дни ее руководства министерством, появилась и критика в адрес М.Санду. Политолог И.Боцан, поддержав ее появление у руля ведомства, в то же время отмечал, что у нее (наряду со ставшим вместе с ней министром Д.Речаном (МВД) нет никаких познаний в той области, которой они пришли руководить. Примерно в том же духе высказался тогда же и депутат-либерал В.Мунтяну, заявивший, что это та отрасль, которой нельзя «учиться руководить», а надо очень много лет, чтобы понять, «с чем ее едят». Это его заявление стало первым в череде многочисленных конфликтных ситуаций М.Санду с либералами, о чем мы скажем ниже.
            Но это будет потом. А пока первые шаги нового министра вызвали недоумение. По инициативе Министерства образования была восстановлена плата в 30 лей за обработку документов при приеме абитуриентов в ПТУ, средние специальные и высшие учебные заведения. Даже несмотря на то, что соответствующих расходов в бюджете на 2012 г. вообще не было предусмотрено. Кроме того, в структуру Министерства было введено еще 8 сотрудников во главе с вице-министром. На них предполагалось выделить еще 550 000 лей (зарплата, премии  и т.д.). К числу безусловно полезных нужно отнести в данном случае только Школьную инспекцию, как структуру, проверяющую деятельность этих учебных заведений. Недовольство прессы новым министром возросло, когда М.Санду не пожелала пояснить журналистам причины отставки своего заместителя В.Круду, ограничившись лишь краткой репликой: «К сожалению, мне нечего комментировать» (как немедленно выяснилось, В.Круду был уволен по подозрению в служебных злоупотреблениях и нанесении финансового ущерба министерству). Почему надо было скрывать эту причину от представителей СМИ, М.Санду так и не объяснила. Позднее эта история получила продолжение – В.Круду не смирился с увольнением и его адвокатом стал экс-депутат В.Нагачевски. В пользу В.Круду также высказались вице-премьер Т.Потынг и экс-министр М.Шляхтицки. Несмотря на протесты М.Санду, считавшей, что В.Нагачевски хочет сделать своего клиента «политическим диссидентом», в августе 2014 года решением Кишиневской Апелляционной Палаты В.Круду был восстановлен в должности начальника Управления Министерства образования, ведомству было предложено оплатить ему 140 000 лей зарплаты за вынужденное отсутствие на работе. М.Санду ответила, что министерство опротестует решение Палаты в высшей инстанции, так как того управления, о котором шла речь в решении Палаты, вообще не существует в природе, а В.Круду действительно совершил ряд нарушений законодательства. Она напомнила и нарушения закона, совершенные еще М.Шляхтицки вместе с В.Круду, в частности, в деле с закупкой школьных автобусов. В ответ М.Шляхтицки пригрозил М.Санду судом за намеренное введение общественности в заблуждение относительно его действий с закупкой автобусов,  и пересказал прессе всю эту историю в собственном изложении, утверждая, что никаких нарушений не совершал.
            Злой иронией прозвучали слова М.Санду о начале изменений в порядке сдачи БАКа.- «Хочу бакалавриат дружественный ученикам. Не хотим иметь оценку, вызывающую стресс» в октябре 2012 г. Она пообещала, что в 2013 году сдавать этот экзамен будет намного проще, чем раньше, а проблема списывания будет решена путем введения некоторых технических новшеств. Выразив недовольство техническим обеспечением школ и качеством образования, М.Санду сообщила, что намерена  предпринять усилия для изменения ситуации в этом направлении, в частности – инвестиции в инфраструктуру, в процесс подготовки преподавателей.  Действительно, уже весной 2013 года был подготовлен пилотный проект по обеспечению 15 школ компьютерами и другой электронной техникой. Затем было решено увеличить число «пилотных» школ до 94  и в апреле 2013 года Парламент принял закон, которым выделил на их техническое оснащение 40 млн.долларов.
«Технические новшества», о которых говорила М.Санду, состояли в резком ужесточении контроля за порядком сдачи экзаменов, в том числе с применением видеокамер прямо в аудиториях, установкой во многих экзаменационных центрах металлоискателей, обысками школьников и т.д. Экзаменационные работы уличенных в списывании аннулировались, а сами они лишались права пересдачи экзамена в ходе дополнительной сессии. При выявлении списывания уже после получения выпускником диплома бакалавра последний может быть аннулирован. Как следствие, БАК в 2013-м году смогли сдать с первого раза только  58 % лице­и­стов, а 42 % выпуск­ни­ков полу­чили неудо­вле­тво­ри­тель­ные оценки, а после второго, соответственно  68%  и 32% (всего в 2013 году экза­мены на сте­пень бака­лавра сда­вали при­мерно 27 тысяч выпуск­ни­ков лицеев. При этом только 4 лице­и­ста во всей Мол­дове смо­гли полу­чить выс­ший балл. Сред­ний балл по стране — »7»). Впрочем, результаты этого экзамена, по-видимому, серьезно напугали саму М.Санду, ибо она не решилась сказать прямо об общем провале в сфере образования, а признала лишь «проблемы в некоторых предметах» (точных науках – математике, физике и т.д.- Р.Ш.). Из происшедшего она сделала только два общих вывода – надо ужесточать и далее контроль за сдающими БАК учениками, а преподавателям поднять зарплаты (последнее было немедленно поддержано профсоюзными лидерами).  О том, что надо повышать и качество учебников, министр не сказала ничего. Хотя это-то не менее важно, чем ужесточение контроля за сдачей экзаменов.
В то же время мы категорически не разделяем мнение лидеров политических партий, представителей общественности, журналистов, блоггеров и их сторонников, которые выражали свое глубокое возмущение этими мерами, которые они именовали «драконовскими», «дикими», «зверскими», «концлагерными», «гестаповскими» и т.д. Необходимо понять, что именно эти драконовские меры М.Санду были проведены не от хорошей жизни. Они были вызваны непрерывным падением уровня знаний студентов и учащихся средних и средних специальных учебных заведений. Во многом, помимо падения качества самих учебников, это происходило из-за стремления родителей во что бы то ни стало «протащить» свое чадо в следующий класс, независимо от реальных результатов его учебы. Ради этого родители постоянно практиковали взятки преподавателям, и экзамены превратились для последних в доходный «бизнес». Но этот «бизнес» с годами стал приносить ужасающие результаты – выпускники вузов и школ то тут, то там проявляли вопиющую безграмотность и непонимание простейших основ науки. Тем не менее он вполне устраивал родителей, так как позволял «устроить» затем свое дитя на «теплые» и «хлебные» места. В Румынии эти же меры, проведенные несколькими годами ранее, дали аналогичные результаты и также вызвали бурю возмущения в обществе. Но у нас долгое время пытались выражать уверенность, что в нашей стране такие «ужасные» меры не могут прижиться, ибо задевают интересы очень влиятельных подчас лиц.
 Действительно, от этих «влиятельных лиц» сразу стали поступать гневные протесты. Лидер ЛП М.Гимпу заявил, что М.Санду не будет присутствовать в новом Правительстве, ибо у нее «старое, коммунистическое мышление», «дети не выдержат давления» и это «психологически неправильно». Экс-коммунист В.Мишин тоже заявил, что экзамены – это «стресс» для подростков, которые «не могут выдержать суровых условий жизни взрослого человека». «Против» был и примар Кишинева Д.Киртоакэ, который возмущался тем, что сразу всех учеников заподозрили в списывании. ПКРМ потребовала немедленной отставки М.Санду. Еще дальше пошло Народное Собрание АТО Гагауз Ери, которое, уступая настоятельным требованиям родителей, аннулировало видеонаблюдение во время экзаменов. Более того, в СМИ замелькали  откуда-то взявшиеся сообщения о том, что несколько выпускников, не сдавших БАК, покончили жизнь самоубийством. Ненависть родителей к М.Санду после всего этого усилилась настолько, что, когда стало известно, что в сентябре 2013 года она отравилась на одной из свадеб на Старой Почте и была помещена в отделение интенсивной терапии Больницы им.Т.Чорбэ, многие из них публично желали министру смерти.
В ноябре 2013-го сопротивление ужесточению контроля на экзаменах усилилось. С протестом выступили ученики школ Глоденского района, а затем, 17 ноября на митинг вышли ученики школ и лицеев Кишинева. К ним присоединились представители левой молдавской молодежи, в том числе комсомольцы. Угрожая «революцией»,  все они утверждали, что суровый контроль за проведением экзаменов якобы «ничего не дает» и не позволяет предотвратить коррупцию, и требовали пояснить, почему растут суммы контрактов на обучение, а не стипендии, почему вузы перешли на самоуправление, а главное - требовали немедленной отставки М.Санду. Однако Минобразования не пошло ни на какие уступки и стало рассматривать введение во время экзаменов и новых средств контроля – металлодетекторов. Наконец, после двухнедельных протестов М.Санду все же встретилась с протестующими учениками. В ходе многочасовой дискуссии М.Санду настаивала на том, что ученики не поняли некоторых вещей, и в частности, что меры контроля кажутся жесткими только для тех, кто не учился должным образом в лицеях все эти годы и намерен продолжать списывать и дальше. Камеры наблюдения останутся, заключила она. Результаты 2013/2014 учебного года оказались еще хуже прежних – сдавших БАК оказалось меньше, чем абитуриентов – всего 44% из 27 600 выпускников. Однако у министерства были другие критерии оценки собственной деятельности. Спустя год, в марте 2015 года, М.Санду сообщила журналистам, что благодаря ужесточению контроля на экзаменах размеры поборов при подготовке и сдаче БАКа удалось сократить со 180 до 80 млн.лей. А в июне 2015 года М.Санду, комментируя тот факт, что число сдавших БАК с новыми, ужесточенными условиями контроля, повысилось и достигло 54%, назвала это обстоятельство «первой победой в борьбе с коррупцией в системе образования».
В данном случае мы считаем совершенно правильными действия Министерства образования и лично М.Санду, которые не пошли на поводу у привыкших покупать «проходные» оценки родителей, а стали последовательно и беспощадно проводить курс на  реальные оценки учебы их детей. Только изжив коррупцию из образования, если потребуется, и самыми жестокими мерами, приучив детей уже с малолетства не хитрить, не жульничать, не надеяться на подкуп и высокопоставленных родителей, а самостоятельно работать над повышением своего интеллектуального уровня, мы действительно сделаем реальный шаг вперед в борьбе за построение подлинно правового европейского государства, в котором граждане уважают Закон, а не ставят во главу угла деньги вместо знаний.
Протесты против деятельности министра М.Санду прозвучали, однако, не только от школьников и лицеистов. В апреле 2014 года состоялись митинги преподавателей, требовавших повышения зарплат на 50%. М.Санду ответила отказом, сообщив, что для этого надо, чтобы и преподаватели заметно улучшили качество своей работы, что министерство будет дифференцировать деятельность преподавателей по конкретным результатам их деятельности, и эта дифференциация проявится и в зарплате.
К числу положительных для развития образования в Молдове решений Минобразования в бытность его руководителем М.Санду отметим также некоторые другие. Это требование отменить дискриминацию при  поступлении в вузы для немолдаван, для чего создавалась специальная комиссия. Было ликвидировано положение, при котором 30% школьных менеджеров (директоров) назначались пожизненно. Были предприняты меры по упрощению учебных программ в лицеях, но вступить в силу эти изменения должны были только с 2015/2016 учебного года, как раз когда М.Санду уже не работала в Министерстве.  Позднее с этой целью в феврале 2015 года было создано специальное Агентство. Кроме этого, Министерство объявило, что любой желающий, в том числе и школьники, может принять личное участие в улучшении школьной программы. К составлению учебных программ предполагалось привлечь также и работодателей, так как они лучше знают, что ныне более спрашивается на рынке труда. Минобразования уже в 2013 году начало разработку Национальной Программы, которая должна была повысить привлекательность профессии учителя для выпускников школ и лицеев. Был создан фонд по развитию в районах т.н.инклюзивного образования, который предполагает обучение детей с задержками физического или умственного развития. Министерству, при финансовом содействии Всемирного Банка и ЮНИСЕФ, удалось открыть ранее закрывшиеся детсады в некоторых селах и возобновить там деятельность (в частности, села Ратуш и Цынцэрень). К январю 2014 года таких детсадов уже было 7. 
Министерство провело строгое расследование по фактам незаконных поборов в лицее «М.Елиаде» в Кишиневе, наказав виновных. Минобразования впервые опубликовало в 2014-м году школьные бюджеты, с тем, чтобы каждый желающий мог ознакомиться с процессом расходования средств, выделенных государством на школы. В июне 2014-го Правительство одобрило проект Кодекса об образовании, предусматривавший обучение до 18 лет, набор преподавательских кадров в школы и лицеи по конкурсу, избрание директоров на срок до 4 лет не более двух сроков подряд, русский язык будет приравнен к иностранному и может быть выбран на общих основаниях для факультативного обучения. Для английского же языка будут созданы условия для изучения во всех школах, как языка государственной гарантии. Предполагается ввести параллельно с национальной системой оценок и европейскую, буквенную. Ректоры вузов, согласно документу, должны будут избираться на должности максимум на 2 срока по 5 лет. Предполагается также классификация вузов на 3 категории: А (3 образовательных цикла и исследование), В – лиценциат и мастерат; С – только лиценциат. Финансирование образования предполагается осуществлять с расчетами на одного ученика/студента. Кроме того, для детей с особыми потребностями, одаренных и с особыми результатами будет применяться компенсационное финансирование. Льготы для сельских учителей предполагается распространить и на райцентры, а многие  специалисты в области образования смогут рассчитывать на начальную зарплату, равную средней по стране. Помимо этого, проект Кодекса предусматривает создание Национальной Школьной инспекции, Национального Агентства по обеспечению качества профессионального образования, в системе высшего образования – Совета стратегического и институционального развития, в системе среднего образования – Административный совет учебного заведения. На продление срока обучения до 18 лет Министерство просило выделить дополнительно 400 млн.лей ежегодно.
Вместе с тем Кодекс вызвал ряд критических замечаний у экспертов, предрекавших множество судебных процессов «несменяемых» ранее директоров к министерству, так как аннулировал их прежние трудовые контракты;  указывавших на непонятные последствия в случае несоблюдения порядка обучения до 18 лет (этот пункт просто не был предусмотрен), тяжелые последствия в случае реализации школами и лицеями права на сдачу своих помещений в аренду различным организациям и т.д.
Тем не менее документ с доработками был принят и уже в марте 2015 года более 1000 директоров школ и других учебных заведений были уволены. В 2014/2015 учебном году Министерство ввело бесплатное питание для детей 1-4 классов, для учеников 5-12 классов из восточных районов республики и для учеников из бедных семей. Министр М.Санду поддерживала деятельность румынских школ в Закарпатской, Одесской и Черновицкой областях Украины, и предприняла шаги для унификации их программ. Эти ее действия были высоко оценены Обществом румын Одесской области, выразившем министру М.Санду свою искреннюю благодарность и обратившем внимание на то, что аналогичных шагов не сделали профильные министерства Румынии и Украины, хотя предложения об унификации программ поступили и к ним.
К сожалению, такие, вне всякого сомнения, крайне необходимые для развития молдавского образования меры у М.Санду были не самым частым явлением. Негатива они принесли с собой не меньше. Так, например, в июне 2013 года Минобразования решило, что зарплаты ректоров будут устанавливать студенческие Сенаты. Хоть немного знакомый с обстановкой в молдавских вузах человек скажет, что для любого ректора просто детская забава заставить студенческий Сенат, члены которого зависят от всех подряд – преподавателя, зав.кафедрой, декана, учебного отдела, проректоров (а тем более ректора) – утвердить своему ректору любой размер зарплаты, какой только взбредет ему в голову. Никто из студентов не посмеет даже заикнуться, что это неправильно, иначе его дальнейшая судьба в этом вузе (если он еще вздумает в нем учиться) станет невообразимым кошмаром.
При М.Санду Министерство образования нанесло сокрушительный удар по небольшим школам, существовавшим во многих селах страны, поставив их в равное с крупными и многочисленными школами положение. При этом в сентябре 2013 года министр разъяснила, что в дальнейшем приоритетом будут пользоваться последние, по принципу «чем больше учеников у школы, тем больше денег на нее выделяется». Там, где такая «оптимизация» школ уже осуществилась (АТО Гагауз Ери, Хынчештский, Унгенский, Ниспоренский, Криуленский районы), финансирование оставшихся школ резко выросло. Это означало, что сельские школы обречены на медленную смерть, сохраняясь лишь в случае, если смогут действовать в условиях выделенного бюджета, при этом «без падения результатов»,  а все их сотрудники в самом скором будущем будут вынуждены искать себе новое место работы. Кроме того, вопреки заверениям Правительства о том, что оставшиеся школы будут финансироваться из госбюджета, по крайней мере в 2013 году это не соответствовало действительности и было возложено на местные власти. Только в Бэлць таким образом было «сокращено» 269 педагогов, а сведшими свой бюджет с дефицитом оказалось 14 из 25 городских школ и гимназий. 
И это еще не самое страшное. Хуже всего, что теперь дети малоимущих родителей, число которых в Молдове весьма значительно, еще больше, чем прежде, ограничиваются в правах и лишаются возможности продолжить образование, а значит, теряют и всякую перспективу на будущее, превращаясь, таким образом, в готовых для выезда будущих гастарбайтеров, которых уже совсем скоро мы встретим на улицах европейских городов. Так молдавская молодежь целенаправленно выталкивается из родной страны на чужбину. А теряя молодежь, страна теряет и свое будущее. Вина за это преступление перед страной и народом в полной мере ложится, помимо тогдашнего руководства страны, и лично на М.Санду, как руководителя профильного министерства, готовившего такое решение. Впрочем, процесс закрытия школ развернулся еще до его принятия. Только за один 2012-2013 учебный год было закрыто 57 и реорганизовано еще 61 учебное заведение (для сравнения – в 2005-2012 годах было закрыто 126 учебных заведений, а согласно официальному Плану Правительства, принятому 12 июля 2011 года, предполагалось закрыть 378 школ и 1044 класса уже к 2013 году, что позволило бы «сэкономить» 230 млн.лей). В результате оказался ослаблен контроль за численностью детей, не посещающих школу – даже к середине сентября 2013 года Министерство не обладало такой статистикой. (Всего к началу 2014/2015 учебного года в Молдове действовало 105 начальных школ, 794 гимназии, 424 лицея. 329 учебных заведений работало в городах, 1016 в сельской местности. Всего в них к 1 сентября 2014 года училось 339 900 учащихся, на 3,4% меньше, чем в предыдущем учебном году). Детей в школы стали развозить школьные автобусы, но тут же выяснилось, что интересы детей водителей беспокоили в последнюю очередь и они решали преимущественно личные проблемы. В ноябре 2013 года М.Санду пришлось подписать распоряжение, запретившее эту практику.
Неудачей завершились попытки М.Санду популяризировать систему ПТУ для молодежи. В ноябре 2013 года она сделала заявление, из которого явствовало, что у Правительства есть программа развития профессионального образования и что ПТУ могут предоставить выпускникам по их окончании высокооплачиваемые места работы. Эта программа должна была быть внедрена в жизнь уже в 2013-2014 годах, но о конкретных результатах до сих пор ничего не сообщалось. Тем не менее часть оставшихся ПТУ в марте 2015 года решено было реорганизовать в 10 Центров передового опыта, где предполагалось подготовить действительно высокопрофессиональные кадры для национальной экономики и которые должны были стать «маяком», ориентиром для остальных 87 ПТУ страны.
Провалилась и естественная для светской страны, в котором церковь отделена от государства, а школа от церкви, попытка министра М.Санду отменить преподавание в школах предмета «Религиозные ритуалы». Противники М.Санду затеяли ожесточенные общественные дебаты, требуя сохранить предмет, невзирая на действующее законодательство. После вмешательства Митрополии Молдовы Министерству пришлось отступить и аннулировать уже разосланный ранее по учебным заведениям соответствующий циркуляр.
Столь же неудачными были и попытки министра М.Санду в марте 2015 года объяснить, почему, несмотря на все усилия руководимого ею ведомства, реформа образования идет так медленно и с таким «скрипом». Внедрение реформ шло ни шатко, ни валко якобы потому, что в Молдове действовал «несовершенный» и «социалистический» Кодекс о труде. Вероятно, если бы это было так, то к данному выводу министр могла бы прийти уже в первые месяцы своего руководства ведомством, ведь Кодекс о труде – документ, с которым чиновники любого ведомства сталкиваются постоянно и каждодневно.
Непоследовательно вела себя начинающий борец с коррупцией в собственном ведомстве и на правительственном уровне. Когда в октябре 2013 года повторно обсуждался вопрос о сдаче в концессию Кишиневского международного аэропорта, М.Санду не выступила против, как члены Правительства из числа либералов-реформаторов (вице-премьер Т.Потынг, министры -  обороны В.Маринуца, окружающей среды Г.Шалару, молодежи и спорта О.Бодиштяну), а лишь воздержалась. Хотя в отличие от всех названных, будучи профессиональным экономистом, не могла не понимать, какой вред наносится государственным интересам Молдовы этим решением, принятым вопреки даже решению Конституционного суда Молдовы от 10 сентября 2013 года.
Месяцем позже, в ноябре 2013 года М.Санду угодила в центр другого скандала: наряду с 6 другими министрами (В.Булигой, О.Бодиштяну, В.Маринуцей, А.Усатым, В.Бумаковым, Д.Речаном) она была оштрафована на 1500 лей за недекларирование своего имущества.
Кроме того, уже в 2015 году Счетная Палата установила, что в период мандата министра образования Майи Санду учреждение неэффективно подходило к осуществлению целого ряда государственных закупок. По словам ее преемницы на посту министра К.Фусу, ссылавшейся на данные аудита Счетной Палаты, «в 2014 году министерство хотя запланировало 21 недорогостоящий договор на сумму около 0,6 миллионов леев, заключило более 100 таких договоров на общую сумму около 3 миллионов леев. Кроме того, Минпрос допускал случаи искажения данных в объявлениях о намерениях в отношении данных, отраженных в плане закупок, осуществление закупок в отсутствие финансового покрытия или доказательств его выделения. Таким образом, министерство заключило 3 договора на закупку услуг по проведению внешних оценок качества высшего образования в Республике Молдова на сумму 6,2 миллиона леев, в то время как на эти цели в бюджете министерства были утверждены бюджетные средства в сумме всего лишь 3,6 миллиона… 2 из 5 процедур проводились из одного источника, не было достаточно аргументации, чтобы пользоваться этой процедурой…, были допущены отступления от процесса закупок».
Эти  обвинения М.Санду отвергала. По ее словам,  «замечание, сделанное в отчете, относится к тому, что министерство подписало договор с ГП «Центр специальных телекоммуникаций» и не провело открытого аукциона». Одним из выводов Счетной палаты является то, что в процессе установки видеокамер в центрах бакалавра Министерство просвещения заплатило на 138 тысяч леев больше, чем фактическая стоимость работ. «Скорее всего, компания выставила счета на большее количество работ, нежели их было осуществлено, а руководители учреждений не проверили работы достаточно внимательно. На момент, когда были обнаружены эти нарушения, компания, выполнявшая работы, возместила в государственный бюджет всю сумму – 138 тысяч. Я могу отправить вам копию платежного поручения», заключила Санду.
Колоссальный ущерб репутации М.Санду нанесла история с выделением правительственных кредитов «проблемным» банкам в 2014-2015-м годах. Ряд авторов даже считал, что она несет ответственность за оба этих решения. Это правда только отчасти.  В обсуждении и принятии решения от 13 ноября 2014 года, по первому кредиту, в размере 9 млрд. лей, она не участвовала, так как временно не руководила министерством ввиду участия в избирательной кампании ЛДПМ. Но она несет непосредственную ответственность за выделение второго   кредита, в 5 млрд.лей, молдавским банкам, решение по которому было принято 27 марта 2015 года. Причем сделала она это, согласно опубликованной стенограмме того заседания Правительства, несмотря на то, что первоначально была против, вопрошая, среди прочего «почему я должна голосовать за эту глупость?». Свое решение все-таки поддержать выделение кредита Санду ныне мотивировала следующим образом: «Давайте вспомним, кто были вкладчиками BEM. Это не были очень богатые люди, потому что BEM был государственным банком, где хранили свои сбережения пенсионеры, сельские жители. То есть, они могли остаться без своих сбережений за ночь. Они не виноваты в том, что у нас был совершенно безответственный управляющий НБМ, они не виноваты, что прокурор, НАЦ, премьер-министр, глава государства никак не отреагировали, хотя, как мы видим теперь, заранее были проинформированы о краже. Вкладчики не должны нести убытки из-за безответственности ряда чиновников. Государство должно заплатить эту цену, государство должно найти виновных, ресурсы и вернуть их в бюджет». К тому, насколько обоснованным в действительности было это ее мнение, мы еще вернемся ниже.
Несмотря на все «за» и против»,  в июле 2014 года  по предложению правившей тогда коалиции Указом Президента Н.Тимофти М.Санду вместе с другими министрами Правительства Ю.Лянкэ, готовившими вступление в силу Соглашения об Ассоциации и Свободной Торговле с ЕС, была награждена – министру образования достался орден «Gloria Muncii».
Перед уходом из министерства  М.Санду дала молдавским СМИ несколько интервью, в которых достаточно ясно обрисовала, какие перспективы должны быть, по ее мнению, у образования в нашей стране. Она считала, что в Молдове слишком много университетов, и они очень доступны. Это случилось как по причине роста числа аккредитованных вузов, так и благодаря подделке документов о сдаче экзамена на степень бакалавра. Однако, отметила она, недопустимо, чтобы в вузе училось по 15-20 студентов, как в некоторых молдавских. В то же время она не была столь определенной в отношении начала борьбы с коррупцией в вузах. Ввиду существующей университетской автономии этим должны были заняться их ректоры, а также  и сами студенты, у которых «будет мужество поднять тему и они смогут оказать давление на администрации вузов, где продолжают терпимо относиться к коррупции. Мы можем, и будем вмешиваться, косвенными методами: в процессе оценки университетов путем наказания тех, кто допускает подобные ситуации, и за счет повышения эффективности расходов для государственных учреждений и высвобождения ресурсов для увеличения заработной платы». Столь же довольно уклончивый ответ она дала и по поводу скандала со сфальсифицированным дипломом тогда уже экс-премьера К.Габурича. «Единственный официальный ответ от Генеральной прокуратуры был получен в мае. В нем говорится, что есть обоснованные подозрения, что диплом является поддельным. После завершения расследования мы не получили никакой информации».
В одном из интервью, данным в эти последние для нее дни на посту министра образования (2 июля 2015 года), М.Санду все-таки нарушила привычное для себя табу и ответила и на вопросы о своей личной жизни. Журналисты, зная, что она не замужем, спросили министра,  не видит ли она себя в платье невесты. Санду кратко ответила: «В платье невесты – нет, а дальше – не знаю». Санду посетовала, что у нее слишком мало свободного времени для других дел, «может быть и более важных» - например, читать книги. Но сегодня, по ее признанию, «читаю очень мало, путешествую очень мало, и это те жертвы, которые я принесла, но, знаете, я всегда думаю, что это не продлится долго…». Действительно, незадолго до этого, в мае 2015 года, она заявила журналистам: «Я не приму больше никаких должностей. Я очень сильно устала. Мне нужно также улучшить финансовое положение».
Во время своей прощальной встречи с начальниками районных и муниципальных управлений образования, М.Санду поблагодарила их за поддержку и продвижение реформ, инициированных министерством, и подчеркнула, что они должны быть продолжены. Изменения, по ее словам, зависят от широкого вовлечения педагогов и учеников. «Без Вашего прямого участия все изменения, инициированные Министерством, остались бы только стратегиями и планами действий. Вы занимаете наилучшие посты для того, чтобы поддерживать и обеспечивать внедрение реформ», заявила она.
Окончательно покинув Министерство образования 30 июля 2015 года в связи с избранием Парламентом нового Правительства – во главе с В.Стрельцом (министром стала нынешняя глава этого ведомства, представитель ЛП К.Фусу), М.Санду стала внимательно наблюдать за деятельностью своей преемницы и периодически критиковать ее решения, в том числе и в СМИ. Резкой критике с ее стороны подверглись действия К.Фусу по подчинению сотрудников Министерства образования интересам ЛП, которую представляет К.Фусу. По словам М.Санду, они стали получать указания от людей, ссылающихся на договоренности с лидером либералов М.Гимпу, а некоторые из них, не желая терпеть это и не являясь членами ЛП, подали в отставку (вице-министр Л.Николаеску-Онофрей). Санду подчеркнула, что в бытность свою министром, хотя она и состояла в ЛДПМ, не напоминала подчиненным о своей принадлежности к партии, а двое из ее трех заместителей и госсекретарь Министерства вообще не состояли в ЛДПМ, что ни для кого не было проблемой (тем не менее 9 ректоров вузов при ней состояли в ЛДПМ – Р.Ш.). Новое руководство ведомства, если оно хочет заслужить народную поддержку, считала М.Санду, должно завершить доработку практически законченных при ней документов – Национальной базы для пересмотра куррикулума, Национальной программе для привлечения и сохранения дидактических кадров, о стандартах для педагогов и т.д. Однако, отмечала она, вместо этого фактическим «главным советником» министерства стал уже известный нам В.Круду, все же восстановленный еще при М.Санду, в марте 2015 года, в должности начальника  отдела дошкольного, начального и среднего общего образования.
Справедливое возмущение М.Санду вызвало и решение К.Фусу вернуться к схеме назначения директоров школ на постоянной, а не конкурсной основе, с освобождением их и их заместителей от тестовой системы отбора. В этом она не без оснований видела стремление либералов провести на эти должности ставленников ЛП и закрепить их там пожизненно, без права отстранения, что превращало эти учреждения, по существу,  в вечную вотчину ЛП. Кроме того,  отмечала М.Санду, при новом руководстве Министерство не считается с обществом, «проявляет безответственность в отношениях с гражданами», которым  К.Фусу выдвинула обвинения после того, как они потребовали соблюдения элементарных норм правового государства. В результате таких действий Министерства  реформа образования  блокируется. Обвинения в «политизации ведомства» К.Фусу категорически отрицала, считая, что директоров школ должны определять местные власти. Более того, она обвинила М.Санду в том, что та обязала своими приказами 2013-2014 годов родителей  оплачивать питание их собственных детей. «Вот так любит детей Майя Санду…», написала К.Фусу.
·          
·          


4. Мнения политиков и журналистов о министре М.Санду
            Первоначально новый министр образования вызывал у множества людей симпатии – благодаря своей внешней скромности, простоте  и чувству собственного достоинства. Однако позднее выяснилось, что не со всеми сотрудниками министерства она смогла найти общий язык. Пресса негативно отнеслась к тому, что она неохотно отвечала на вопросы. Тем не менее мнения о ней серьезно разделились. В СМИ активно обсуждалось, что было в объемистом деле, переданном М.Санду директору НЦБК В.Кетрару, но выяснить это  неизвестно почему так и не удалось.
            Сторонники М.Санду в прессе (А.Батанова) считали, что М.Санду – «министр, которого мы пока не заслуживаем». К числу ее положительных решений она отнесла назначение директоров школ не пожизненно, а только на 5 лет, переход к повсеместному изучению английского языка, ежегодную аттестацию преподавателей, и особенно борьбу со списыванием, с чем, как правильно отмечает автор, борются во всем мире, ибо это «нормальная практика». Ибо иначе в стране не будет квалифицированных специалистов. Положительно она оценила смелость министра, которая критиковала равнодушие государства к расследованию агентства Kroll по поводу хищения миллиарда, а также нежелание М.Санду держаться за свое место и готовность уйти в отставку при необходимости (это действительно совершенно неестественное для молдавских чиновников поведение – Р.Ш.). Автор полагала, что М.Санду могла бы стать «идеальным, пусть и жестким, премьер-министром». Ныне покойный основатель газеты «Timpul» К.Тэнасе, по основной специальности филолог и доктор филологических наук, радовался тому, что наконец в Молдове появился политик, который настолько хорошо владеет английским, что говорит по-румынски, переводя слова с английского.
            К.Кучурка, бывшая подчиненная М.Санду по Минобразования,  оставила о ней восторженные воспоминания в своем блоге. Автор вспоминает, как М.Санду навела порядок в ведомстве, сумела создать сильную команду управленцев, «существенно повысила качество работы» в министерстве, сделала ее прозрачной для посторонних и как помогала ей и другим в служебной деятельности, проявляя при этом скромность. Многие, по словам К.Кучурки, посетив ее кабинет, выходили от М.Санду восхищенные ее образцовым английским и личной дипломатичностью министра. В качестве примера она приводит румынского политика К.Антонеску, который после визита к М.Санду заявил очевидцам – «Если бы у нас было так!!!». С ней хотели встретиться все послы, аккредитованные в Молдове, пишет К.Кучурка, уточняя примечательную деталь – кроме посла России.
Критики министра отмечали, что она не сдержала обещания в месячный срок после назначения представить свою декларацию о доходах и имуществе – еще в конце сентября 2012 года этот документ не был представлен на суд общественности. В связи с этим в прессе задавался вопрос, с чем связано такое поведение министра.
Оппоненты М.Санду справа возмущались тем, что у нее нет никакого опыта работы в образовании. Блоггер И.Гончарук писал «Как может быть назначен экономист, пусть и с дипломом мастера из Гарварда, руководить одним из самых проблематичных министерств?» По мнению автора, это было сделано тогдашним премьером В.Филатом с целью «экономической» чистки Министерства, то есть экономии денег из госбюджета. С этой целью началось сокращение и слияние многих гимназий, отмена выплат за руководство классами во время каникул, постоянные проверки результатов деятельности педагогов, и даже вроде бы намечается не платить преподавателям отпускные,  писал он.
            Левые оппоненты М.Санду, обращаясь к тому же Кодексу об образовании, обращали внимание на больную для вообще всех молдавских левых проблему – о том, что русский язык становился в нем иностранным языком. Хотя он и не мог сохранять свой былой статус, ибо является родным только для 5% населения страны, причем это население в значительной своей части не является коренными жителями Молдовы.
             Лига Русской Молодежи указывала на действительно возмутительное заявление М.Санду – о том, что дети дошкольного возраста «не должны учиться писать и считать» в период пребывания в детсадах, а программу работы с дошкольниками и младшеклассниками надо кардинально изменить ввиду ее чрезвычайной перегруженности. Если этот пункт в программе М.Санду будет все же реализован, то Молдову также ждет серьезное падение уровня образования.
СДПМ в своем протесте по поводу деятельности Министерства образования уже в сентябре 2012 года отмечала, что родителей теперь заставили платить за аренду учебников, вносить разные платежи в фонды школ и классов, а кое-кто будет платить и за зачисление. Преподавателей, по мнению СДПМ, лишили возможности повышать квалификацию, так как посещать соответствующие курсы им не позволяют зарплаты. Министерство также, раскалывая общество, сохраняло такие предметы, как «История румын» и «румынский язык». СДПМ требовала от министерства обеспечить бесплатное образование, предписанное Конституцией.
            Писатель Г.Каюров выразил возмущение равнодушием М.Санду к своей зарплате министра, ведь это значит, что такое же равнодушие она проявит и к доходам всех своих подчиненных. Он же обратил внимание, что первоначально М.Санду вовсе не намеревалась делать обязательным образование до 18 лет, как это она заявляла и обосновывала позднее. Сначала ее вполне устраивало обязательное 9-классное обучение. Если бы это осуществилось, то означало бы заметное падение и так не слишком высокого образовательного уровня в нашей стране.
             
            5. Первая попытка войти в большую политику.
Вхождение М.Санду в молдавскую политику происходило постепенно, и началось еще в ее бытность министром образования нашей страны. Став в июле 2012 года министром, она довольно долгое время оставалась беспартийной, хотя и была выдвинута по настоянию лидера ЛДПМ В.Филата. Однако спустя два года, к осени 2014 года В.Филат решил положить конец этой ее «независимости». Он убедил М.Санду вступить в ЛДПМ и 7 сентября 2014 года министр объявила о своем решении стать членом этой партии в рамках акции «ЛДПМ за Европу». В.Филат заявил, что вступление М.Санду и вице-премьера Н.Герман (на том же мероприятии) в ЛДПМ лично для него очень важно, так как «их роль колоссальна», а членство в ЛДПМ «является предметом гордости, а не чем-то иным». Однако уже в мае 2015 года
 еще на посту министра, М.Санду уточнила, что хотя она и приняла решение вступить в ЛДПМ, так как эта партия поддерживала ее во всех реформах, которые она внедряла в сфере образования, но не довела его до конца. «Я состою в партии, но официально, на бумаге», не стала членом ЛДПМ. Это обстоятельство позднее (в мае 2016 года) позволило ей сказать, что в ЛДПМ она не состояла никогда.
Как бы там ни было, привлечение М.Санду в список ЛДПМ  было продиктовано предстоящими парламентскими выборами, на которых ЛДПМ рассчитывала укрепить свои позиции за счет принципиальных и известных фигур, таких, как М.Санду.  На парламентских выборах-2014 она шла под №5 в списке ЛДПМ и, получив депутатский мандат, отказалась от него в пользу министерского поста. В ходе этой первой для М.Санду политической кампании стали известны и некоторые детали ее финансового положения. Согласно ее первой в качестве министра декларации о доходах, обнародованной еще в 2012 году, она получила в январе-июле 2012 года во время работы во Всемирном Банке доход в 70 000 долларов. Она располагала квартирой в 75 кв.м., и в 2012 году приобрела легковую автомашину. Кроме того, в 2013 году Всемирный Банк выплатил ей единовременное пособие в размере 37 000 долларов.  По ее декларации о доходах, составленной в 2014 году, Санду располагала также банковским счетом на сумму более чем в 100 000 долларов, открытым в 2010 году. На посту министра она получала зарплату в размере более чем 15 000 лей. Исходя из этих данных, в СМИ был сделан вывод, что в пересчете на леи М.Санду является миллионершей. Журналисты обратили внимание, что упоминание о долларовом счете присутствовало первоначально только в декларации, опубликованной на сайте Правительства, но не на сайте собственного ее ведомства – Министерства образования. Но как только сообщение об этом появилось в прессе, текст той же декларации возник и на сайте министерства. Накопленных ею за годы работы в ВБ денег ей хватает до сих пор: еще в апреле 2016 года М.Санду заявляла, что все еще живет на те средства.
            Несмотря на пребывание в рядах ЛДПМ, необычно жесткая для молдавских чиновников позиция в отношении коррупционеров в среде собственного ведомства стала создавать М.Санду имидж самостоятельного и независимого политика, который при необходимости может начать и собственный политический проект. Уже в марте 2015 г., спустя всего лишь полгода после вступления М.Санду в ЛДПМ, и падения кабинета Ю.Лянкэ, журналисты прямо спросили ее, не намерена ли она заняться организацией своей партии. Санду ответила уклончиво – «Посмотрим, что будет до осени. Я искренне хочу, чтобы реформа в образовании продолжалась…Поэтому я согласилась вернуться к руководству Министерством образования» (в новом кабинете К.Габурича – Р.Ш). В мае 2015 года она вновь сделала комментарий на политическую тему, возмутившись решением об осуждении ее бывшего коллеги по кабинету В.Филата, экс-министра финансов В.Негруца на 3 года условно по делу экс-депутата и предпринимателя П.Сандулаки. Санду заявила, что В.Негруца не извлекал из своей министерской должности никаких личных выгод и приговор ему несправедлив. Здесь отчетливо заметны тогдашние политические пристрастия М.Санду. Как известно, В.Негруца был выдвиженцем ЛДПМ, а следствие по его делу вел НЦБК во главе с генералом В.Кетрару, который был в свою очередь представителем ДПМ. Таким образом, М.Санду открыто противопоставила себя ДПМ, и это в самом недалеком будущем отразилось на ее политической судьбе.
            Впрочем, иностранные политические аналитики считали, что у М.Санду не все ладно и в ЛДПМ. Бывший консультант тогда уже экс-премьера В.Филата, Д.Дивиричан, позднее женившийся на его первой супруге Санде, предположил, что М.Санду отправят в «почетную ссылку» послом в какую-либо страну. Слова Дивиричана основывались на утверждениях некоторых молдавских СМИ, близких к ЛДПМ, о том, что М.Санду будет направлена послом в США. Дивиричан считал, что в ее поведении на публике заметна определенная «непоследовательность» и что она представляет некую «опасность» для своей партии. «Опасность» М.Санду для ЛДПМ Д.Дивиричан видел в том, что она не сможет в нынешней ситуации стать хорошим премьер-министром, не сможет вывести страну из политического кризиса, ибо как только она перестанет слушать указания руководства ЛДПМ, то потеряет партийную поддержку, а пресса ЛДПМ начнет постоянно нападать на нее. Дивиричан сомневался, что Санду будет в состоянии пройти через это. Между тем для Молдовы это будет серьезным испытанием, которое она не может себе позволить в данной ситуации, заключил он.
Несмотря на это более чем недвусмысленное предупреждение о том, что М.Санду по крайней мере не время становиться премьер-министром, слухи о том, что она может занять это место, множились. Разделяли их в то время и ряд румынских СМИ, и многие молдавские, сделал такое предположение тогда и автор этих строк. В частности, во многих румынских СМИ отмечалось, что М.Санду не связана никоим образом с молдавскими политическими кланами, многие ее действия поддерживались и Румынией (в частности, в области аккредитации и оценки учебных заведений), эти ее решения были эффективными  и потому М.Санду «может стать хорошим премьер-министром», которая будет в состоянии привести в страну делегацию МВФ и заключить с ним договор о внешнем кредитовании. Однако уже тогда отмечалось, что для «молдавских олигархов»  такое решение будет трудным, ибо кабинету придется вести реальную борьбу с коррупцией. В румынских СМИ ее тогда же назвали «последним патроном бессарабцев», имея в виду надежду, которая с ней связана. Но сама М.Санду, согласно данным ею в те дни интервью, не считала для себя возможным занять пост премьера: «Следующее правительство должно быть лучше, чем предыдущее. Я неоднократно говорила, что у меня нет таких амбиций. Я бы не согласилась на должность в ситуации, когда изначально ясно, что нет условий для достижения успеха». Тем не менее она описала, каким,  по ее мнению должен быть хороший премьер-министр:  «грамотным менеджером, дальновидным, человеком свободным в том смысле, чтобы не бояться потерять кресло и не иметь обязательств по отношению к определенным лицам или группам лиц. Он должен быть членом команды, который умеет слушать, быть хорошим дипломатом, и, конечно же, быть честным и неподкупным».                                                             Здесь она проявила очевидную непоследовательность. Только что объявив, что «не согласится» на пост премьера, М.Санду немедленно принялась ставить условия, на которых готова занять это место. Она решила сама набрать команду для борьбы с коррупцией, потребовала отставки Генерального Прокурора и Губернатора НБМ. На место последнего М.Санду предложила назначить американского чиновника. Эти отставки   не устраивали ни ЛП, ни тем более ДПМ. Вдобавок В.Филат тогда же, 23 июля 2015 года, официально объявил М.Санду кандидатом ЛДПМ на пост премьера, но тут же сам признал, что делает это второпях и что нужно было не спешить с этим, пока не пройдены все этапы (хотя именно в этот день было подписано соглашение о воссоздании АЕИ). Это обострило ситуацию в правящей коалиции. Из-за этого назначение нового премьера вместо К.Габурича, подавшего в отставку еще 12 июня 2015 года, затянулось, консультации ЛДПМ, ДПМ и ЛП откладывались и переносились, лидеры этих партий избегали общаться в эти дни с прессой, а ожидавшиеся встречи М.Санду с лидерами ЛП и ДПМ так и не состоялись. Политолог О.Николенко предупредила, что в создавшейся ситуации новый глава Правительства будет «жертвенным», и что многие члены кабинета могут оказаться в оппозиции к нему. А экс-премьер И.Стурза прямо порекомендовал М.Санду: «Верни нам страну назад, или не лезь!».                                                                                                                                              Некоторые румынские политики, однако, в тысячный раз не разобравшись в подковерной борьбе в Кишиневе, очертя голову кинулись желать успехов М.Санду. Так, исполнительный секретарь национал-либералов Р.Карп заявил журналистам, что М.Санду «лучший из министров прошлых правительств и самая подготовленная фигура для занятия поста премьер-министра», а ее профессиональный опыт будет лучшим доводом чтобы убедить МВФ, ВБ и ЕС помочь в оздоровлении финансов Молдовы и долгосрочном инвестировании ее. Устраивает она и Румынию», добавил он.                                                                                                                              Сторонники назначения М.Санду на пост премьера еще пытались бороться за нее. Лидер народного движения «Антимафия» С.Мокану заявил, что общество должно оказать давление на глав 3 правящих партий с целью назначения М.Санду премьером, угрожая в противном случае организацией протестов.   Аргументами С.Мокану в пользу М.Санду были – «она единственная, кто называет вещи своими именами», она «не будет выполнять политических заказов». Но даже В.Филат уже понял, что надо делать ставку на другие фигуры в своей партии. Таковыми он назвал   и.о.премьера Н.Герман и лидера фракции ЛДПМ в Парламенте В.Стрельца (на них же успели переориентироваться и некоторые блоггеры, сообразившие, что М.Санду «не светит» сейчас стать премьером). Шансы М.Санду стать главой кабинета В.Филат теперь оценивал не выше чем в 10%.              Скандал, связанный с «условиями» М.Санду, заставил ее сделать шаг назад. Спустя сутки-двое после их появления в печати М.Санду уже опровергала, что выдвигала какие-то условия.    В одном из своих интервью, от 25 июля 2015 года, М.Санду пояснила, что не требовала выдвинуть себя в премьеры, ибо она не может нести ответственность за финансово-экономическую ситуацию и не уверена, что сможет выполнить все условия МВФ для получения новых кредитов. Между тем, пояснила она, новое Правительство будет вынуждено выступить уже в первые дни с антикризисной программой, предполагающей резкое сокращение расходов, что ведет к падению уровня жизни. Понимая это, она намеревалась сначала встретиться с лидерами партий, в присутствии западных «партнеров по развитию», чтобы «обсудить с ними меры по деблокированию внешнего финансирования», а также надеялась сохранить за собой право на свое мнение при формировании персонального состава будущего кабинета. Эти встречи, как известно, так и не состоялись. Дискуссии между партиями по вопросу назначения нового премьера продолжались уже без рассмотрения кандидатуры М.Санду. Результатом этого стало выдвижение ЛДПМ 27 июля 2015 года новой кандидатуры на этот пост – В.Стрельца. Он и был 30 июля 2015 года избран Парламентом на пост премьер-министра Молдовы.               
Уже 28 июля 2015 года М.Санду дала первое объяснение того, почему она не была утверждена премьером. Здесь она заявила, что представители ДПМ и ЛП «отказались с ней разговаривать».  Спустя несколько дней, 1 августа 2015 года в СМИ появилось новое интервью М.Санду. Здесь она, делая новый кульбит, неожиданно признала, что условия политическим лидерам, существование которых еще несколько дней назад Санду решительно отрицала, все-таки были ею выдвинуты. Эти условия были почти такими, как их описали журналисты: европейский прокурор, изменения в руководстве НБМ (по ее словам, было 3 кандидата на пост главы этого ведомства) и создание «команды профессионалов» (кто имелся в виду, неизвестно по сей день, хотя свое требование об отставке, например, Генпрокурора, М.Санду повторяла уже и в 2016 году, утверждая, что с этого поста надо начинать очистку страны). В октябре 2015 года она сообщила журналистам очередной вариант своего «премьерского» провала.  Санду сказала, что сама отказалась от предложенного ей поста,  и прежде всего потому что во главе НБМ «стоял не тот человек, который мог внедрять реформы в финансово-банковскую сферу».    Наконец, в декабре 2015 года она выдвинула самую последнюю и пока окончательную версию того, почему ей не удалось стать премьером летом 2015 года. Теперь она утверждала, что действительно вела переговоры с ЛДПМ о посте премьер-министра, но ответила ее представителям, что не верит «партиям, пытающимся сегодня сформировать правящую коалицию и которым до сих пор не удалось провести существенные реформы, что они имеют честные намерения разрушить порочную систему, которую они построили, и приступить к реализации тех планов, которые они обещали своему электорату». Так закончилась первая попытка М.Санду стать самостоятельным политическим лидером и она вновь ненадолго ушла в тень.

6. Во главе политической партии
            После ухода с поста министра М.Санду уже в августе 2015 года нашла себе новую работу. Она стала послом международной программы  DARE Leaders Academy, которая выявляет и выдвигает среди лиц с физическими недостатками людей с лидерскими задатками и старается развивать в них это начало. Для этого организация проводит соответствующие тренинги, обучает их теории и практике лидерства. Серия тренингов была проведена и при М.Санду. Первая из них состоялась уже 5-26 сентября 2015 года.                                                                                                В сентябре 2015 года, когда М.Санду находилась в США, ее нашли там молдавские журналисты, которые решили поинтересоваться мнением бывшего министра о ситуации на Родине. Санду, в частности, заявила, что поддерживает протесты Платформы ДА и молдавских левых, констатировав, что интерес к реформам у тогдашней власти был весьма незначительным.        В октябре 2015 года М.Санду вновь «засветилась» в прессе, пообещав журналистам, что не будет создавать собственного политического проекта,  потому что это могут себе позволить в Молдове только богатые люди, к числу которых она не относится (только на содержание районных филиалов надо 300 000 лей ежемесячно, сообщила она). Это ее заверение в свете последующих событий (возникновения политического проекта, который она и возглавила) звучит более чем странно, но объяснений этому М.Санду не дала до сих пор.                                                                    Однако перспектива для создания такого проекта у нее была. В ходе опроса БОМ, проведенного в декабре 2015 года, М.Санду имела рейтинг в 5%, уступая лишь И.Додону (6%) и Р.Усатому (11%). А чуть позже она сделала и следующий шаг, создав собственную веб-страницу в Интернете. Но, следуя своей любви к скрытности, решила до последнего отрицать, что веб-страница появилась для привлечения сторонников. 20 декабря она заявила на одной из передач, что ее страница  www.maiasandu.com  якобы «не принадлежит» ей, информация является «ложной» и вброщена для «дезинформации», потому что, дескать, все, что М.Санду находит нужным сказать, она говорит в своих интервью и на своей страничке в Facebook. Никакой политической платформы для объединения единомышленников она будто бы не создавала.                                               Прошло всего три дня (!!!) и уже утром 23 декабря 2015 года М.Санду опровергла собственную недавнюю ложь, сообщив о создании движения, которое в перспективе преобразуется в политическую партию. Свое новое решение она обосновала тем, что «если мы не сделаем этого шага вперед и не поменяем нынешний политический класс, можем потерять и то малое, что у нас еще осталось». Обещая борьбу с коррупцией на всех уровнях, «мы не предлагаем денег и должностей», и их сторонники должны это понять. «Мы настроены на работу для страны», заявила Санду. Для связи со сторонниками была создана веб-страница www.unpaspentru.md. Но даже еще в феврале 2016 года она допускала, что может отказаться от уже начатого политического проекта, если нынешняя власть сумеет внедрить реформы, которые улучшат жизнь молдаван. (А еще позднее,  в марте 2016 года, не дала прямого ответа на вопрос о возможности ее вступления в ЕНПМ Ю.Лянкэ).                                                                                                                                             Здесь М.Санду снова стала себе противоречить. В другом  своем заявлении, от 2 февраля 2016 года, она уже считала, что нынешняя власть – «реальное зло», а досрочные выборы – «меньшее зло» по сравнению с ними, и высказалась за досрочные выборы. Хотя если считаешь нынешнюю власть «злом», то как можно одновременно допускать, что эта власть способна внедрять реформы и даже соглашаться прекращать из-за этого деятельность собственной политической партии? Пытаясь обосновать свою позицию, она приводила явно бездоказательные примеры. В частности, М.Санду  заявила, что Молдова «пойдет по пути Беларуси», если не организует досрочных выборов, и будет государством, «полностью захваченным нынешней властью».  Как представляется, ситуация в Молдове и Беларуси имеет все же слишком мало общего для подобных сопоставлений.  В апреле 2016 года М.Санду уже твердо заявила, что нынешняя власть проевропейской не является, так как если даже она и приняла какие-то проевропейские законы, то кадровая политика говорит совсем о другом. Народ, по ее словам, тоже не хочет, чтобы эта власть укрепляла свои позиции.                                                                                   29 декабря 2015 года она дополнила свою мысль о необходимости замены политического класса, отметив, что для этого могут понадобиться досрочные парламентские выборы. Этот метод действительно широко известен и применяется с аналогичными целями и в других европейских странах. Тем более, что М.Санду предложила и другие «очистительные фильтры»: была создана Комиссия по этике и неподкупности, а для членов руководства требования будут еще строже. Такие меры уже привлекли в ряды нового политформирования, по словам М.Санду, «около двух тысяч» человек. Но по меньшей мере удивление многих вызвала кандидатура премьера, которую М.Санду решила поддержать – экс-премьера И.Стурзы. (В порядке ответной любезности И.Стурза в феврале 2016 года заявил «Майя, люблю тебя!», и пообещал, поскольку он уже не в том возрасте, чтобы идти с М.Санду тем же шагом, «есть разница в возрасте и опыте», «идти где-то сзади, рядом», и поддерживать).                                                                                                                       Возможно, к нему лично М.Санду и питает уважение – хотя бы как экономист к старшему по возрасту коллеге и, по-видимому, во многом единомышленнику. Но беда в том, что мнения М.Санду в данном случае не разделяет народ. Время, когда И.Стурза был премьером (12 марта – 9 ноября 1999 года, и и.о.премьера (9 ноября-21 декабря 1999 года) осталось в памяти жителей нашей страны как месяцы тяжелого экономического кризиса, перепадов валютного курса, постоянных веерных отключений электричества, растущих долгов по зарплате и одновременно – растущих тарифов на коммунальные услуги. Не забыто это и сегодня, что вызывает даже теперь, спустя более чем полтора десятилетия, болезненную реакцию самого И.Стурзы, в чем автор этих строк смог убедиться лично, задав ему в рамках «Социального резонанса» вопрос о том времени. Открытая поддержка этого политика со стороны М.Санду, если когда-нибудь это случится, может в дальнейшем нанести ей серьезный электоральный ущерб.                                                                                А пока 6 января 2016 года М.Санду сообщила СМИ, что созданное ею политформирование будет по общему согласию именоваться Партией Действия и Справедливости (ПДС), и уже на другой день, 7 января объявила о начале сбора подписей для вступления в партию. С января 2016 года М.Санду наметила осуществлять поездки по районам для сбора подписей в пользу ПДС и ее последующей регистрации. Целью своего политического проекта она обозначила объединение всех граждан против попыток властей их разъединить, недопущения морального, политического, экономического и социального порабощения жителей страны. Активное начало позволило ей занять  по опросам первое и третье места по популярности среди молдавских политиков уже в январе 2016 года.                                                                                                                                                    Хотя М.Санду поддержала массовые протесты против утверждения ныне действующего Правительства П.Филипа 20 января, утверждая, что в этот день Молдова «установила рекорд позора», и мы «сталкиваемся с коррумпированным режимом», который привел к власти «незаконное» Правительство (по словам Санду, оно «не представляло интересов народа»), и что экономическая стагнация – результат плохого управления страной, с другой стороны, она высказала  ряд опасений. Ее обеспокоило насильственное проникновение протестующих в здание Парламента, и что этими протестами могут воспользоваться и такие силы, которые не обязательно разделяют демократические ценности. Поэтому она призвала людей объединиться на подлинно гражданской платформе, которую разделяют люди  всех демократических взглядов, а не теми партиями, которые организуют протесты в центре Кишинева.                                                              Кроме того, в отличие от других лидеров протестов, ссылаясь на трагический опыт Украины, М.Санду считала, что оппозиция не может бесконечно продолжать в том же духе, а должна искать какой-то мирный путь разрешения накопившихся проблем. Не обошлось и без выпадов в адрес   тех, кто руководил протестами – А.Нэстасе, Р.Усатого, И.Додона. Санду заявила, что протесты были инициированы «здоровыми силами», но затем «политики-оппортунисты» сумели воспользоваться ситуацией и примкнуть к этим силам. Себя она от «политиков-оппортунистов» отделяла и утверждала, что на протестах была «с народом».  «Проевропейское» правление прошлых лет, заключила она, было выгодно русским, ибо дискредитировало в глазах народа Европу.  В марте 2016 года она еще утверждала, что имеет место «охлаждение» отношений Запада с Молдовой, вызванное последствиями хищения «золотого миллиарда». Нынешняя власть, полагала она, должна «продемонстрировать свою легитимность», что можно сделать путем досрочных выборов. Однако прихода левых к власти в Молдове она тоже не желала, утверждая, что это затормозит путь нашей страны в Европу. После встречи лидеров оппозиционных политформирований с чиновниками ЕС в феврале 2016 года М.Санду оказалась единственной, отказавшейся давать хоть какие-то комментарии о ней журналистам.  Видимо, чтобы внести ясность в свою подлинную и до сих пор довольно запутанную политическую позицию, М.Санду объявила себя в феврале 2016 года сторонницей объединения с Румынией. Кроме того, уже за несколько дней до учредительного съезда своей партии, 11 мая, она заявила, что не видит проблемы в том, чтобы издать Указ Президента о превращении 9 мая в День Европы, чем также навлекла на себя истерику молдавских левых.                                                                                     После затухания политических протестов против руководства страны М.Санду активизировала свою работу по образованию новой партии. В марте 2016 года в составе ПДС, по ее данным, уже было около 5000 человек и следующим этапом организационной работы должно было стать образование партячеек и в селах. Руководители каждой районной организации избиралось всеми ее членами, но должно было пройти фильтр Комиссии по этике. Уже через несколько дней после публикации этого интервью, 13 марта, ПДС объявила о создании первых своих территориальных организаций – в Теленешть и Орхее, а 19-20 марта – в Хынчешть, Леова, Резине и Флорешть. Но не всегда дело шло гладко. В том же Орхее еще в феврале 2016 года М.Санду освистали и публично обвинили в закрытии школ, из-за чего в Молдове растет поколение неграмотных.                                                                                                                                                 Тем не менее ПДС продолжала быстро расти и уже в интервью от 21 апреля М.Санду говорила о наличии 7500 членов в 18 населенных пунктах, которые в ближайшие недели выберут через своих делегатов руководство ПДС (7 мая она сообщила о наличии районных организаций в 20 районах). Претендентов на членство в партии опрашивали и если выяснялось, что в прошлом он состоял в другом политформировании, то старались узнать, что было причиной его ухода оттуда. При приеме в партию женщин стремились отбирать активных, инициативных, самостоятельных, со своим мнением. Некоторых претендентов Комиссия по этике и неподкупности ПДС отсеяла по подозрению в коррумпированности. Остальные же подписывали декларацию, в которой подтверждали отсутствие каких-либо проблем с законодательством, в том числе актов коррупции. О программе ПДС до ее официального утверждения М.Санду предпочла сообщить только весьма коротко: расширение конкуренции, ограничение монополий, борьба с коррупцией, завышенными ценами, важная роль воспитания, которое должно формировать свободно мыслящих, с критическим мышлением профессионалов. Кроме того, первоначальные опасения М.Санду еще осенью 2015 года о том, что на содержание партийных структур на местах придется тратить по 300 -400 000 лей оказались беспочвенными – теперь она уже считала возможным обходиться и суммой в 30-40 000 лей, причем отказывалась брать деньги от лиц с подозрительным прошлым или от фондов вроде «Soluția» и «Edelweiss», а размер членских взносов установила в 200 лей в год.                                                                                                                                   Однако немало людей, по признанию самой М.Санду, высказывали сомнения в том, стоит ли поддерживать ПДС, так как предложенные ею меры рассчитаны на продолжительный период времени, а они хотят вернуть своих близких из-за границы уже сейчас. Однако каких-то мер по быстрому решению этой животрепещущей проблемы М.Санду предложить им не смогла. Впервые она пожаловалась и на давление, которое оказывается на местах на членов ПДС. Факты этого «тщательно документируются» и будут преданы гласности, пообещала М.Санду.  Возможно, в том числе и по этим причинам публичное представление своего политического проекта М.Санду пришлось отложить на месяц – вместо апреля 2016 года наметить проведение первого, организационного съезда на 15 мая 2016 года.                                                                                     В преддверии съезда, М.Санду в одном из телеинтервью раскрыла скобки относительно того, какой она видит свою будущую партию. Это должна была быть «правоцентристская политическая альтернатива», которая станет прочным политформированием. Ее главными задачами являются очищение системы от коррупции, освобождение госинститутов, возвращение украденного миллиарда,  внедрение прозрачности в процесс госзакупок, деполитизация ЦИКа и проведение реформ во всех сферах.                                                                                             Переносов на сей раз не было и первый  съезд действительно состоялся 15 мая. М.Санду была на нем избрана председателем ПДС сроком на 10 месяцев голосами 205 из 208 делегатов. Ее заместителями стали два ее бывших зама в Министерстве образования – И.Гросу и Л.Николаеску-Онофрей, а также декан исторического факультета Педагогического Университета С.Мустяцэ. В состав Постоянного бюро вошли доктор истории, конференциар В.Пысларюк, психолог-терапевт, в прошлом директор одной из НПО, занимавшейся проблемами гендерного равенства Д.Терзи-Барбэрошие, доктор права, конференциар,  зав.кафедрой в МолдГУ Н.Рошка, специалист в области информационных технологий В.Браниште, cотрудник Центра анализа и оценки реформ, в прошлом – начальник одного из Управлений Минобразования  Д.Перчун.  За 10 месяцев, пояснила М.Санду, члены партии лучше смогут узнать друг друга и тогда будет проведен второй съезд, на котором руководство уже будет избрано на более продолжительный срок. Съезд также единогласно утвердил устав ПДС.  Офис ПДС разместился на ул.Матеевича, 31, в нескольких помещениях, арендованных у предпринимателя А.Прокопюка. Партия, как пояснила ее вице-председатель Л.Николаеску-Онофрей, будет общенациональной, станет работать по всей стране. Есть и «около 15 коллег» из АТО Гагауз Ери. 25 мая 2016 года была сформирована  молодежная структура ПДС, в ядре которой будет «примерно 50 молодых людей». Главными целями зарегистрированной Минюстом Молдовы уже 26 мая 2016 года  ПДС стали осуществление подлинной евроинтеграции Молдовы и стратегическое партнерство с США.                                              В пространном интервью, которое М.Санду дала в те дни одному из молдавских порталов расследований, она  рассказала и о некоторых других целях своей партии. Это  реформа юстиции (так как она сегодня не является независимой, а закрытость процесса В.Филата позволяет предположить, что он был политическим),  люстрация прокуроров, судей, включая членов ВСП и ВСМ, существенно усовершенствует национальную систему определения неподкупности, подчеркнув, что, в отличие от лидеров других политформирований, она не только говорит, но и делает (имея в виду свою работу на посту министра образования). М.Санду пообещала, что не будет придерживаться при назначении на должности партийной принадлежности, а только принципа профессионализма. В то же время (что исключительно показательно) – в этом интервью М.Санду уже ушла от ответа на прямой вопрос, кто будет политическим союзником ПДС. Несомненно, потому, что открытое объявление своего будущего партнера может серьезно ударить по имиджу ПДС – ведь у всех сколько-нибудь известных и крупных партий Молдовы установлено немало случаев коррупции или других компрометирующих фактов, и создание коалиции с ними может запятнать облик партии, которая только набирает обороты.                                                               Другим немаловажным моментом стало заявление М.Санду о том, когда началось хищение «золотого миллиарда». Как известно, левые партии (ПСРМ, ПКРМ), а также правая ПДП А.Нэстасе утверждают, что эту гигантскую сумму украли уже в последние несколько лет, и главным, если не единственным ее получателем является координатор правящей коалиции В.Плахотнюк. Однако, согласно М.Санду, есть «подозрения», что это воровство началось еще в далеком 2005-м, когда о В.Плахотнюке вообще почти никто в Молдове (кроме узкого круга политиков и бизнесменов) не знал, а страной руководили совсем другие люди,  и она не стала называть никаких конкретных фамилий подозреваемых. В то же время она подчеркнула, что ЛДПМ со своим премьером и ДПМ, которой в то время подчинялись ряд контролирующих органов, не могли не знать о готовящемся хищении, а значит, также несут свою долю ответственности за происшедшее. Обратив внимание СМИ на то, что она не участвовала в заседании Правительства в ноябре 2014 года, на котором было решено выдать правительственные гарантии «проблемным» банкам, она в то же время признала, что приняла участие в другом заседании Правительства, в марте 2015 года, на котором Правительство подтвердило выдачу этих гарантий, и поддержала это решение. Сделано это было Правительством потому, что  НБМ настаивал, что не может приступить к ликвидации банков без получения этих гарантий. С течением времени ее отношение к способности кабинета П.Филипа вернуть украденные деньги все ухудшалось. 23 июня она объявила, что Правительство нисколько не сдвинулось с места  в расследовании истории с похищенным миллиардом, и теперь должно, прежде чем превратить эту сумму во внутренний государственный долг, проверить, насколько рационально были израсходованы деньги, предоставленные НБМ банкам под гарантии Правительства.                       Еще одним программным заявлением М.Санду, прозвучавшим в рамках другого интервью, стало             высказывание о том, что ПДС намерена вести борьбу за власть принципиально иными, нежели другие молдавские партии, способами. «Мы обязуемся продемонстрировать, что можем бороться и победить путем цивилизованных методов. Мы предлагаем установить стандарты поведения и политической культуры. Такой предполагаемый договор о ненападении обсуждается с партиями правоцентристского сегмента, которые заявляют о себе как о сторонниках проевропейского курса развития страны».                                                                                       Как и следовало ожидать, на начинающую свой  путь партию немедленно обрушился поток всевозможных негативных комментариев и обвинений со стороны политических оппонентов, журналистов, блоггеров и прочих «представителей широкой общественности», подозревавших ее в том, что на самом деле она «антиевропейская» партия.  Опровергая эти утверждения, М.Санду с возмущением написала в социальных сетях, что в отличие от «бумажных евроинтеграторов», ПДС единственная, кто проводил реальные европейские реформы – в сфере образования. Молдова – «это не просто территория. Это люди, которые хотят честно работать и достойно жить, не желают быть обворованными своими правителями и строить свое будущее здесь, дома. Так, как в Европе».          Требование дальнейшей евроинтеграции страны – безусловно, заслуживает полной поддержки всех тех, кто выступает за будущее Молдовы с Западом, а не с Востоком. Однако, выступая с такими заявлениями, М.Санду не заметила, как однажды, в июле 2016 года серьезно «перегнула палку» и открыто пожаловалась МВФ на молдавские власти, требуя не давать им денег, потому что их все равно украдут, потребовав, в случае выдачи кредита ответственности властей и прозрачности процесса поступления денег. Понятно стремление оппозиционной партии бороться с действующей властью, и показать всему миру, что она лучше, чем нынешние управленцы, будет проводить курс, ориентированный строго на Европу. Но невозможно понять и согласиться с  требованием М.Санду «не давать денег» Молдове, чем бы это не вызывалось. Недаром это заявление М.Санду осудил даже И.Стурза, которого менее всего можно обвинить в симпатиях к нынешней власти, и который назвал ее слова «необольшевизмом».  Ведь эти деньги должны быть выделены всему молдавскому народу в целях недопущения невыплат зарплат, пенсий, пособий, на пороге чего уже оказалась наша страна. Таким образом, выполнение Западом просьбы М.Санду будет означать, что страна уже в ближайшие месяцы останется без средств к существованию и ее жители, как в приснопамятные 1990-е, будут месяцами жить без зарплаты, лишь на свои сбережения, проклиная тех, кто довел страну до такого состояния. Можно не сомневаться, что в таком случае М.Санду очень скоро также попадет в число этих лиц. И тогда «молодой и подающей надежды» партии придется преимущественно отбиваться от бесчисленных обвинений, а не выполнять обещанную своим сторонникам программу действий. Надо ли это ПДС? Не сомневаемся, что нет.                                                                                                                             Стараясь привлечь сторонников, М.Санду, по сообщениям некоторых СМИ, направила своих представителей и на недавно состоявшийся в Кишиневе съезд молдавской диаспоры. Е.Драгалин, сообщив, что представляет молдавскую диаспору в США, обвинила съезд в политизированности, поскольку он был организован Правительством Молдовы. Однако оппоненты М.Санду ответили, что сама Е.Драгалин лично хорошо знает М.Санду и других представителей ее партии, и даже появляется рядом с ними на фото, то есть говорить о политической неангажированности Е.Драгалин нельзя.                                                                         В августе 2016 года М.Санду сделала громкое заявление, обвинив компанию ООО «Авиаинвест» в незаконном получении концессии на владение Кишиневским международным аэропортом сроком на 49 лет. По ее словам, победителем конкурса на получение концессии стала Ассоциация юридических лиц Хабаровского аэропорта, а также Коломенский завод, но контракт на получение концессии был подписан представителем «Авиаинвест», которая не участвовала в торгах. Этого, по ее мнению, достаточно, чтобы аннулировать сделку. Это тем паче необходимо, учитывая, что каждый убывающий из Кишиневского аэропорта самолетом пассажир платит дополнительно к цене билета еще 9 евро, и эта надбавка будет действительна еще 49 лет, добавил к словам своего лидера член ПДС С.Литвиненко. Через день, 13 августа, компания «Авиаинвест» выступила с протестом против этих заявлений М.Санду и ее однопартийца, назвав их «популистскими» и «необоснованными», и, более того, «политическими», так как М.Санду «использует любую возможность для получения политических дивидендов». Компания пригрозила подать в суд на всех, кто будет высказывать такую точку зрения. Ее представители сообщили СМИ, что во исполнение пунктов концессии уже успели осуществить ряд мероприятий, как-то: построили новую 4-этажную парковку на 800 мест, перепланировали и расширили здание терминала, обновили систему кондиционирования, и систему противопожарного обеспечения, увеличили с 4 до 9 число выходов на посадку пассажиров, удвоили число пунктов контроля безопасности пассажиров, обновили дизайн аэропорта и т.д, подчеркнув, что сумма вложенных инвестиций уже сейчас значительно превышает сумму, предусмотренную в концессионном договоре.                                                                                                                                                Несмотря на это, спустя месяц, 15 сентября 2016 года ПДС выступила с новыми разоблачениями, касавшимися на сей раз истории с Договором об инвестициях в международный свободный порт Джурджулешть, подписанном в 2004 году. М.Санду заявила, что в его подписании участвовал М.Лупу, в то время – министр экономики, но между тем в документе содержатся  нарушения – нет международной составляющей, документ до сих пор не опубликован в «Monitorul Oficial», хотя прошло уже более 10 лет, допускаемых в таком случае по закону, документ составлен «неграмотно с налоговой точки зрения»           и потребовали в связи с этим разъяснений, как и почему эта сделка была легализована,  как стороны исполняли свои обязательства по Договору и т.д.       
7. Кандидат в Президенты
Отдельной главой стоят невероятные  кульбиты М.Санду по вопросу личного участия в президентских выборах в Молдове. В своем  выступлении, опубликованном 9 октября 2015 года, М.Санду дала понять, что ее больше всего интересует пост Президента страны, но правящие партии не хотят свободного избрания Президента, ибо знают, что никто из их представителей этот пост не получит. 8 марта 2016 года, касаясь решения КС о переходе к всенародным выборам Президента, М.Санду поначалу объявила его «политическим заказом», и заявила, что протесты должны продолжаться, так как множество требований не были выполнены. На вопрос, будет ли она выдвигать свою кандидатуру в Президенты Молдовы, М.Санду сначала заявила, что «все зависит от обстоятельств», но тут же выразила готовность участвовать в президентской гонке. Следуя, впрочем, своей достаточно противоречивой, как мы убедились выше, натуре, уже в конце марта 2016 года М.Санду вдруг сдала назад и неожиданно сообщила журналистам, что «даже не думала» быть кандидатом в Президенты и «не ставила перед собой цель» стать им, а выступает за единого кандидата от правых сил, который бы обладал менеджерскими качествами и не поддался бы шантажу. Диалог о таком кандидате она готова была вести тогда с самыми разными партиями, в том числе ЛДПМ и ПСРМ, но тут же оговорилась, что это не означает согласие признать И.Додона лидером объединенной оппозиции. Сразу после избрания М.Санду сообщила СМИ, что ее главным политическим союзником станет лидер ПДП А.Нэстасе, вместе с которым они до августа 2016 года определятся относительно единого кандидата на выборах Президента (это необязательно будут лидеры партий, уточнил ее заместитель С.Мустяцэ), и добавила, что их общей главной целью станут досрочные парламентские выборы.                                                                    Позднее, однако, опровергая собственные недавние утверждения, М.Санду на сей раз снова объявила, что готова участвовать в президентских выборах – уже как кандидат ПДС (хотя формально все еще говорила о возможности выдвижения правоцентристского единого кандидата вместе с ПДП А.Нэстасе, с которой ПДС ведет переговоры). Даже о возможном союзе с левыми, пророссийскими партиями в этом случае речь уже не шла. Признавая, что у Президента в Молдове слишком мало полномочий для того, чтобы реально изменить ситуацию к лучшему, М.Санду пояснила, что некоторые возможности у него все же есть: для этого он должен быть неподкупным, хорошим профессионалом своего дела и быть в состоянии определять методы, при помощи которых можно осуществлять здоровые реформы. Это должен быть  политик  или уже популярный, или же с растущей популярностью. Наконец, в своем интервью 11 июня она уже полностью изменила свою прежнюю позицию и заявила: «Я хочу быть кандидатом в Президенты». В результате 3 июля, несмотря на продолжавшиеся рассуждения в СМИ о том, что от правоцентристов может быть выдвинут единый кандидат, Политсовет ПДС выдвинул М.Санду кандидатом в Президенты без согласования со своим «союзником» ПДП. А 31 августа 2016 года ПДС уже официально выдвинула, снова без согласования с ПДП, М.Санду своим кандидатом в Президенты. Инициативную группу из 99 человек возглавил вице-председатель ПДС И.Гросу. Как видим, в течение всего нескольких месяцев М.Санду полностью  изменила свою позицию по этому важному вопросу. Впрочем, и после 31 августа М.Санду, уже став кандидатом от своей партии, все еще продолжала рассуждать о возможности выдвижения единого кандидата от правоцентристской оппозиции, включая даже стремительно слабеющую ЛДПМ,  ссылаясь на угрозу применения ДПМ административного ресурса против своих оппонентов. Тем не менее дни шли, а «возможность» так и оставалась «возможностью», все такой же недостижимой для правой оппозиции, ибо одновременно с этими заявлениями М.Санду продолжала собирать подписи в свою поддержку. На 14 сентября, в частности, их было уже более 20 000. Мало того, хотя Санду все еще повторяла, что единый кандидат от правоцентристов все еще возможен, однако не пожелала ответить на вопрос, доверяет ли она своему «союзнику» А.Нэстасе.                               Крутой разворот М.Санду вызвал протесты со стороны многих симпатизантов ПДП, рассчитывавших, что ее партия выдвинет-таки единого кандидата вместе с ПДП. Возмутился даже еще недавно уважаемый самой М.Санду экс-премьер И.Стурза. Он             порекомендовал М.Санду, по-отечески «тыкая», даже несмотря на то, что Санду, по его данным, именовала Стурзу «типом с подозрительным прошлым», от которого «пахнет панамским делом», все-таки «сотрудничать» с А.Нэстасе, а то Президентом не станут ни Нэстасе, ни сама Санду, а также «перестать изображать из себя жертву». Оскорбленная, М.Санду заявила, что И.Стурза «ретранслирует сплетни, которые распускает Игорь Додон». Она окрестила Стурзу «всезнайкой» и «пророком», и заметила, что тот называет политический класс «аморальными простачками», хотя сам принадлежит к нему. В конфликт вмешался известный американский политический аналитик румынского происхождения В.Сокор, который также неудачно попытался увещевать М.Санду и в конце концов убедить ее вступить в союз с А.Нэстасе, который явно должен был быть выдвинут, по его мнению, от правоцентристов, ибо он единственный, кто способен «потрясти режим».                         Готовясь к выборам Президента, ПДС сделала заявление, в котором выразила несогласие с задержками в утверждении процедуры выборов главы государства, и намеренное ее усложнение в существующем законодательном проекте (на сбор подписей выделено всего 30 суток, причем эта процедура предельно забюрократизирована, возможность выдвижения дополнительных условий для кандидатов в Президенты и т.д.). ПДС задавалась вопросом, не сделано ли это умышленно, для того, чтобы не позволить «неудобным» кандидатам вступить в предвыборную гонку. Схожее мнение разделяли также лидеры ПДП А.Нэстасе и ЛДПМ В.Чиботару, с которыми М.Санду подписала 8 августа 2016 года общую декларацию по этой проблеме.                                         В другом своем заявлении, уже 18 сентября, и также посвященной предвыборной гонке, М.Санду потребовала прозрачности в процессе финансирования политических партий, чтобы все они были в равных условиях и не было никаких предпочтений какой-либо из них. Санду возмутилась тем, что кандидат в Президенты от ДПМ М.Лупу успел за сутки собрать 29 000 подписей в свою пользу, потребовав соответствующего расследования со стороны Генпрокуратуры, тогда как в пользу нее, как кандидата, подписи собирали некие непонятные личности.                                                                                                                                                     Как всегда в преддверии выборов, наши политики вспоминают о далекой диаспоре, голоса которой им вдруг оказываются очень необходимыми, и обвиняют власти (как коммунистические, так и демократические) в том, что они пользуются своими возможностями, чтобы «отобрать» у них влияние на диаспору – сотни тысяч молдавских гастарбайтеров. Уделила этому место в своих выступлениях и М.Санду. 19 сентября она заявила, что наши власти заинтересованы в «ограничении» прав и возможностей диаспоры повлиять на ситуацию в стране, в том числе – повлиять финансово, и лишении права подписаться в пользу какого-либо кандидата на пост Президента Молдовы.                                                                                                                                             29 сентября 2016 года М.Санду была зарегистрирована в качестве кандидата в Президенты. Согласно ее декларации о доходах и имуществе, она располагает квартирой в 74,5 кв.м. (по другим данным, 78,5 кв.м.) по ул. Алба Юлия в Кишиневе. Квартира куплена в 2003 году в соответствии с инвестиционным договором с Муниципальным ипотечным агентством Кишинева, управлявшим строительством этого дома, но зарегистрирована на имя М.Санду только в 2006 году. Ныне она  оценивается в 440100 лей. Помимо этого, Санду задекларировала в качестве личной собственности автомобиль Toyota Rav 4 2007 года выпуска. Машина была куплена в 2012 году за 170 тысяч лей, которые М.Санду заработала, будучи еще сотрудницей Всемирного банка). Согласно ее прежним декларациям о доходах, в 2014-2015 годах она получала примерно по 11400 лей в месяц, а всего за 2012-2015 годы она получила 273700 лей. Кроме этого, у нее имеется банковский счет в США, но за последние годы он существенно сократился: в 2013 году по данным М.Санду на нем было более 164 000 долларов, к моменту отставки – 89 000, а к настоящему моменту на нем осталось уже только 74900 долларов. Все эти 90 000 долларов, по словам Санду, ушли «на помощь семье и друзьям». «Я не вела строгий учет потраченным деньгам. Но могу вас заверить, что не покупала товары или услуги, запрещенные законом», пояснила она.  Теперь Санду живет на эти оставшиеся деньги, ибо никакого дохода у нее в Молдове сегодня нет.                                                                    В новом для себя амплуа кандидата  в Президенты она  раскритиковала существующую ныне пенсионную систему, отрасль, которой все последние годы управляли представители ДПМ. Она требовала аннулировать исключительно высокие в условиях Молдовы пенсии госслужащих высшего ранга, министров, судей и получить разъяснения по поводу необходимости переоценки размеров пенсий, а также получения информации, когда Национальная Касса Социального Страхования предоставит жителям страны техническую возможность самостоятельно подсчитать положенный им по закону размер пенсий.                                                                                                       С критикой ПДС выступила и по поводу деятельности ЦИК, некоторых членов которого обвинила в «двойных стандартах», ибо они, по мнению партии, зарегистрировали кандидатов В.Гилецки, А.Гуцу, С.Раду, М.Лагуту с нарушением установленной процедуры проверки подписей.  ЦИК был обвинен также в «пассивности» в условиях, когда некоторые партии, в частности, ДПМ, нарушают установленный порядок финансирования политических партий. По мнению ПДС, «процедура сбора подписей превращена в фарс», подписные листы проверялись с большим разбором – одни проверялись в порядке, установленном законодательством, другие вовсе не проверялись.            
7.      Взаимоотношения ПДС с различными политическими партиями
ПКРМ
Отношения М.Санду с коммунистами всегда были довольно специфическими. В бытность ее министром образования ПКРМ постоянно критиковала ее. Предметом критики были две темы – резкое ужесточение контроля на экзаменах, которое якобы «наносит вред детям», и закрытие сельских школ. И если первое обвинение было достаточно лицемерным (не приходится сомневаться, что если бы ПКРМ пришла после этого к власти, то она бы сохранила в целости и сохранности этот ужесточившийся режим надзора за проведением экзаменов), то второе было более чем обоснованным – действительно, именно М.Санду несет колоссальную вину за закрытие сотен школ в селах Молдовы, лишая (или существенно затрудняя) подрастающее поколение доступа к образованию, а значит, к перспективе реальной карьеры в будущем.  Уже 4 июля 2013-го, когда стали известны первые результаты сдачи БАКа по новой процедуре, ПКРМ выдвинула вотум недоверия министру образования, собрав подписи 33 депутатов. Депутат И.Шупак обосновывала это решение тем, что Министерство якобы «проявляет недоверие» к детям и «ущемляет» их человеческое достоинство, а также «как никогда, плохими» результатами экзаменов на БАК. Санду ответила, что всегда готова явиться в Парламент для объяснений, но считает политиков, спекулирующих на детях, популистами. Однако в профильной комиссии Парламента эта инициатива получила 6 голосов «против», а на заседании Парламента 10 июля 2013 года ее поддержали только 37 депутатов, в том числе, наряду с коммунистами – социалисты И.Додон и З.Гречаная. Комментируя провал попытки отставить ее от должности, Санду заявила, что в результатах экзаменов виноваты все, так как вопросы, включенные в программу для сдачи экзаменов на БАК, взяты из гимназических программ.
Спустя год, в июле 2014 года, ситуация повторилась. ПКРМ вновь выдвинула министру М.Санду вотум недоверия, ссылаясь на сей раз на то, что число не сдавших БАК достигло 56%. Коммунисты считали это «провалом попыток реформировать образование». Однако и эта их попытка не достигла успеха. Несмотря на продолжавшиеся протесты депутатов от ПКРМ, уже 10 июля 2014 года был принят в первом чтении Кодекс об образовании. Коммунисты пообещали в ответ, что 30 ноября 2014 года, день парламентских выборов, станет и референдумом по образовательной политике властей Молдовы.
В апреле 2015 года коммунисты снова вернулись к теме отставки М.Санду. Напомнив о том, что перед утверждением Правительства ДПМ и ЛДПМ обещали коммунистам отстранить от должностей 4 министров, в том числе М.Санду, В.Воронин теперь возмущался тем, что ДПМ и ЛДПМ позднее попросили дать министрам сначала поработать еще 100 дней. Аргументируя свое требование, 3 апреля 2015 года В.Воронин обвинил М.Санду в дискредитации педагогов, учебных заведений и директоров школ, протестуя против введенной Санду практики сдачи директорами экзаменов. «Прикрываясь ширмой так называемых реформ, Майя Санду делает глупости», заявил он. Ответ М.Санду не заставил себя долго ждать: через несколько недель она выразила сожаление, что состоит в правительстве, за которое голосовали и коммунисты. В июле 2015 года, когда в воздухе стала витать перспектива назначения М.Санду премьером, ПКРМ заявила, что не поддержит такое Правительство и стала угрожать досрочными выборами. На сей раз М.Санду проявила дипломатичность – она промолчала, а в ноябре 2015 года заявила, что не видит никакой проблемы в правительстве, поддержанном коммунистами (в одном таком она уже ранее состояла), и единственным условием для сотрудничества с ними назвала требование «доказать» делами, что коммунисты являются проевропейцами. «Необходимо идти на компромиссы», обосновала она свою новую позицию. Правда, спустя несколько дней в другом интервью объявила, что никогда не была за серьезный альянс с коммунистами, так как они не могут быть партнерами в процессе евроинтеграции.
Несмотря на эту попытку «примирения» со стороны Санду, Воронин продолжал держаться невысокого мнения о ней. В одном из интервью он заявил, что она «категорически» не должна ничего достичь, так как в ней «нет никакого содержания». «Она хочет. Ну и что, что хочет? Иди сначала, девушка, возьми примарию, возьми село недалеко от Кишинева и сделай из него в 4 года Швецию». По  мнению Воронина, она была только хорошим консультантом и умела готовить бумаги, в чем он убедился во время работы Национального Совета по исполнению плана ЕС-Молдова. «Может быть, для этой работы она хороша», сказал он.
Надо отметить, что коммунисты оказались более последовательны в отношении Санду, чем она по отношению к ним: они всегда подчеркивали, что не воспринимают ни ее саму, ни ее политику. Хотя и не чурались, наряду с действительно обоснованными обвинениями – относительно мнения Санду об объединении с Румынией, молчании во время воровства из молдавских банков и т.д., повторять глупые и позорные выдумки, о которых мы уже упоминали в начале нашей статьи, типа «в каком лицее она училась, сдавала ли она БАК».

ПСРМ
Вплоть до июля 2015 года, когда кандидатура М.Санду была выдвинута на пост премьер-министра, социалисты куда реже коммунистов упоминали Санду в своих критических публикациях, хотя, как уже упоминалось, поддерживали требование о ее отставке. Когда М.Санду стала кандидатом на пост премьера от ЛДПМ, И.Додон пообещал, что Правительство продержится только до осени (тут он оказался совершенно прав), особенно во главе с Санду. «Я знаю Майю Санду. Она трахнет дверью, когда не сможет противостоять ситуации из-за того, что у нее не будет поддержки в Парламенте». Додон, ранее работавший с Санду в Министерстве экономики, заявил, что ценит ее профессиональные качества, но за нее не проголосуют, потому что она «кандидат олигархов».
Так же, куда менее критично, чем коммунисты, ПСРМ вела себя в отношении Санду и позже, даже обнаруживая у нее немало положительных качеств. После утверждения Правительства В.Стрельца, в августе 2015 года, вице-председатель ПСРМ И.Чебан заявил, что «Майя Санду единственный министр, который что-то сделал, хотя и делал некоторые вещи, с которыми мы не были согласны. ЛДПМ выдвинула ее, чтобы реабилитировать себя перед общественностью, но коалиция не поддержала ее, «потому что все три ее лидера замешаны в грязных сделках, а Майя Санду могла им помешать». О преемнице М.Санду – К.Фусу Чебан заявил, что у нее и близко нет менеджерских качеств Санду. А в ноябре 2015 года И.Додон высказался еще почище своего партийного подчиненного: «Г-н Стурза, приезжайте, пожалуйста, в Кишинев, создавайте партию и приходите к управлению. Это же обращение действительно и для Майи Санду». Даже если это было сказано в шутку, то и в этом случае заявление показывает, что социалисты в то время все еще относились к Санду (пусть с оговорками) достаточно хорошо.
В последующие месяцы, однако, отношение социалистов к М.Санду, успевшей стать лидером ПДС, резко изменилось к худшему. В июле 2016 года И.Додон заявил, в ответ на слова Санду об отрицательном отношении к возможной коалиции с ПСРМ, что социалисты такую коалицию тоже создавать не станут, а если уж и идти на такой шаг, то он задал бы Санду много вопросов, и в частности: почему она подписала решение о переводе денег из НБМ в БЕМ, почему она столько лет была частью олигархического режима, почему она проголосует за объединение с Румынией и почему она «хвастается», что проводила реформы, когда в действительности образовательная система такая же коррумпированная, как и до нее. Теперь социалисты считали Санду «расчетливым политиканом». А 1 сентября 2016 года Додон уже объявил, что Санду и Фусу «только разрушали все, что делается, в сфере образования».
Начавшаяся «президентская» гонка сделала заявления Додона о Санду еще более жесткими. Теперь он считал, что Санду унионистка и хочет выделиться из лагеря унионистов, нападая на Додона и требуя от него представления деклараций о доходах. Однако, подчеркнул он, никаких нарушений закона он не допускал. Он добавил: «Та, кто являлась частью этого олигархического режима на протяжении многих лет, сейчас боится нашей победы в первом туре. Меня не беспокоят комментарии потенциальных политических оппонентов».                 Возмущаясь словами Санду о том, что он, Додон, «козырь из рукава Плахотнюка», в соответствии с изменившимися воззрениями (что для И.Додона довольно обыкновенное дело, примеры тому мы приводили в материале, посвященном ему) И.Додон «вспомнил», что ранее она была коллегой по Альянсу с Филатом, Плахотнюком и Гимпу. Кроме того, она была «карьеристкой, любовавшейся своим маникюром на заседаниях Правительства». Он считал, что если А.Нэстасе сдастся и уступит Санду место лидера правой оппозиции, то это будет победа Плахотнюка и США. Другие депутаты-социалисты поддержали своего лидера. Главный партийный политолог ПСРМ, Б.Цырдя посвятил Санду целую статью, в которой доказывал, что у Санду и Плахотнюка один хозяин – Госдепартамент США, чем и объясняются их совместные цели и задачи. Затем он перечислил целый ряд прегрешений М.Санду перед оппозицией: она не обещает посадить Плахотнюка в тюрьму и даже не критикует его, не раскрывает коррупционных схем власти, но зато вместе с «блоггерами Кукловода» нападает на реальную оппозицию, критикует Jurnal TV, отказалась участвовать в Гражданском форуме, не желает создавать общий предвыборный штаб с Платформой ДА. Все это, утверждал Цырдя – свидетельство неофициального ее союза с В.Плахотнюком. Хотя, по мнению Б.Цырди, Санду и Плахотнюк не очень любят друг друга, но В.Плахотнюк якобы считает Санду «идеальным кандидатом на премьера», и вообще она «Тимофти в юбке».
В.Бэтрынча напомнил, что при власти ПКРМ, а затем ЛДПМ (с 2012 года) Санду молчала и служила правящему Альянсу и лично Филату. По словам Бэтрынчи, она «карьеристка», исполняющая чужие приказы, и только иногда изображает из себя «диссидента». С Плахотнюком и его кандидатом М.Лупу она вовсе не борется. Он констатировал, что М.Санду становится «все более опасной» для оппозиции, и что первым на себе это ощутит А.Нэстасе (здесь он был совершенно прав). А муниципальный советник от ПСРМ С.Вартанян, упомянув о «сомнительном» тендере на закупку камер наблюдения в 2013-м году, сделал вывод, что Санду – член большой «команды АЕИ».
Санду ответила, назвав Додона «успешным капиталистом в мире политических сделок», а ПСРМ – «партией капиталистов». «Додон «государственник», государство – его главный источник доходов», добавила она. Издеваясь над «путаными» рассказами  Додона о том, на какие средства он живет (на деньги жены, ибо истратил на разные нужды остальные деньги), Санду иронически сказала: «Я поняла, что ему тяжело, помогают родители». Среди других обвинений Санду по адресу Додона была продажа квартиры по завышенной в несколько раз цене и покупка дома по кадастровой, а не рыночной цене. Поскольку в конце концов именно М.Санду стала кандидатом правой оппозиции, то, в соответствии с мнением И.Додона, «Плахотнюк и США» одержали новую победу над своими оппонентами.
ДПМ
Мы уже отмечали, что еще в бытность министром М.Санду вошла в конфликт с ДПМ, поддержав «несправедливо», по ее мнению, осужденного экс-министра финансов В.Негруцу.  В дальнейшем ДПМ, сама претендовавшая на власть, не могла согласиться с появлением во главе Правительства М.Санду и сделала все, от нее зависящее, чтобы М.Санду не стала премьером. Санду это хорошо понимала. После некоторой заминки, связанной, вероятно, с временным уходом из политической жизни, Санду в ноябре 2015 года обвинила ДПМ в том, что она не хочет евроинтеграции и внедрения реформ, а только захвата государства. В декабре 2015 года, продолжая ту же тему, М.Санду, назвав действия ДПМ  почему-то «нелогичными», заявила, что эта партия «только сейчас открыла для себя институт Президента» и хочет отобрать у последнего право голоса. Практически впервые М.Санду высказалась конкретно о В.Плахотнюке: «не понимаю, почему он должен быть премьер-министром? Что он сделал для страны? Только то, что ослабил институты государства?».  Провал попытки И.Стурзы стать премьером М.Санду назвала «трюком», вписывающимся в «шоковую терапию» Плахотнюка, «направленную против всех граждан» Молдовы. А о группе депутатов, поддержавших кандидатуру В.Плахотнюка на пост премьера Санду заявила в январе 2016 года, что им было хорошо заплачено за эту позицию. Она выразила надежду, что Президент Н.Тимофти кандидатуру В.Плахотнюка не поддержит.
            Заявляя, что ДПМ и прежде всего лично В.Плахотнюк контролируют Генпрокуратуру, Центр по борьбе с коррупцией, а также не менее 50 депутатов Парламента, она осудила приход к власти кабинета П.Филипа, а спустя несколько дней выставила в ходе заседаний Гражданского Форума новому Правительству целый ряд ультимативных условий, обсуждавшихся еще при Габуриче, в июне 2015 года, и тогда же отвергнутых министрами от ДПМ. Эти условия сводились к следующему: 1) отставка Генпрокурора и замена его европейским прокурором; 2) Отставка руководителей Центра по борьбе с коррупцией, Национального Центра по Неподкупности, подбор на их место новых руководителей в условиях полной открытости для общества; 3) упрощение процедуры регистрации политических партий; ограничение до 2 числа лицензий на владение СМИ, находящихся в руках одного лица; 4) ограничение на размеры оплаты лицензий на вещание; 5) исключение нелояльной конкуренции в сфере рекламы. Похожее мнение о ДПМ она высказала и на организованной Expert Forum конференции в Бухаресте, сочтя, что ДПМ «достигла контроля над государственными учреждениями», «сейчас эта партия де-факто контролирует более половины депутатов и это ей позволило проголосовать за правительство, и мы абсолютно уверены, что у них будет достаточное количество голосов, при голосовании за президента страны.
            Представители ДПМ отвечали М.Санду подчас откровенной неприязнью. Генеральный секретарь женской организации ДПМ З.Ивански написала о ней в соцсетях «Никогда в жизни не проголосовала бы за Женщину, которая бесплодна! Пусть сначала создаст себе семью, а затем осмелится руководить страной. Порядок в Душе, Порядок в Семье, а затем Порядок в Стране». Резкий тон комментария вызвал недовольство руководства ДПМ, которое отметило, что такое мнение не отражает точку зрения политформирования и решило наказать Ивански  «вплоть до исключения из партии». Санду решила не вступать в дискуссию по столь щекотливому для нее вопросу, ограничившись комментарием: «По словам можно судить о человеке. Это все. Больше мне нечего сказать».
\           В апреле 2016 года М.Санду заявила, что ДПМ считает ее ПДС серьезным противником, почему и создает ей проблемы в процессе регистрации, добавив, что если и новый глава НБМ будет из команды ДПМ, то это значит, что прежний курс будет продолжен. 
Все же в отношении экономического курса кабинета П.Филипа М.Санду не могла окончательно определиться. Сначала она заявила в июне 2016 года, что «новое соглашение с МВФ могло бы гарантировать более пристальное внимание за действиями правительства, что помогло бы допустить меньше ошибок», ибо до сих пор Правительство «не выполнило ни одного из требований» румынских кредиторов, обещавших передать Молдове для начала 60 млн.долларов, его действия были «спорадическими и поверхностными», и у руководства страны «нет политического желания» вообще проводить реформы. В июле 2016 года Санду внезапно резко ужесточила риторику и уже  призвала МВФ вовсе не давать Молдове денег. Оба этих высказывания были примерами   редких для нее заявление на экономическую тему (что очень удивительно, ибо М.Санду, как мы помним, профессиональный экономист с довольно большим стажем работы по профессии, причем не где-то в мелкой фирме, а во Всемирном Банке).  Высказывание это, как уже отмечалось, было настолько возмутительным по сути, что вызвало резкую оценку не только оппозиционера И.Стурзы, но и Правительства. Премьер П.Филип  назвал его «безответственным и циничным по отношению к гражданам Молдовы. Отсутствие нового соглашения с МВФ означало бы отсутствие других источников внешнего финансирования, а это может привести к экономической блокаде, в том числе к глубокому социальному кризису». Cледует заметить, что М.Санду, по-видимому, поняв, что в данном случае допустила серьезную ошибку, не настаивала на своем мнении и больше к этому предложению не возвращалась.
ДПМ ответила выпадом про участие Санду в заседаниях Правительства, подтвердивших выдачу НБМ кредита в более чем 14 млрд.лей, что заставило Санду оправдываться и подчеркивать, что она участвовала только во втором из них. Впрочем, это не снимает с нее вины, ибо, имея возможность проголосовать «против» или «воздержаться» по этому решению, она все же его поддержала. Этот факт был подтвержден в результате публикации Правительством стенограммы секретного заседания исполнительного органа власти, на котором единогласно было принято это Постановление. По словам премьера П.Филипа, «понимаю, что госпожа Санду подала на правительство в суд за этот документ. Публикуя его, даю ей возможность его прочесть и больше не тратить деньги на суды и время на предвыборные шоу». Санду откликнулась пространным и, вопреки своей обычной краткости, довольно путаным комментарием, в котором, не упоминая о собственной ответственности за принятие этого документа, требовала ответа, почему до сих пор никто не объясняет, «что тогда случилось, «все секреты держатся в Парламенте».
Последующие высказывания М.Санду о ДПМ относились уже к периоду «президентской» гонки. В частности, имея в виду уже упомянутый казус со сбором 29 000 подписей за один день, она предположила, что Демпартия «злоупотребила» административным ресурсом. Ей ответил депутат ДПМ С.Сырбу, который предположил, что Санду была «неискренней», и еще не обладает должным политическим опытом. Он пояснил, что в ДПМ более 1000 парторганизаций с 50 000 членов, подготовка к сбору подписей начинается не менее чем за 2 недели до его осуществления, причем тщательно готовится и само место, где этот сбор будет производиться. Сырбу порекомендовал Санду не смешивать лайки в ФБ с реальным мнением избирателей. Хотя ЦИК пригласил Санду участвовать в проверке подписей, она все же осталась при своем прежнем мнении.
ЕНПМ
Провал кандидатуры его бывшей подчиненной М.Санду на пост премьера Ю.Лянкэ назвал «ожидаемым» и этот факт стал «очередным печальным событием» в истории нашей страны. Он лично уже пережил нечто похожее, когда та же ЛДПМ отказалась поддержать его кандидатуру на пост премьера, совершив тем самым предательство. Однако, несмотря на определенное сочувствие, сквозящее в этих словах, Санду  со своей ПДС долгое время вообще игнорировали и не упоминали в своих комментариях ни Лянкэ, ни ЕНПМ. Разве что однажды, в декабре 2015 года, Санду назвала Ю.Лянкэ «очень хорошим дипломатом», уточнив, что «у нас есть расхождения в области коррупции. Я за более решительные действия в борьбе с коррупцией».  В следующий раз ЕНПМ была упомянута уже в августе 2016 года. При подписании соглашения от 8 августа 2016 года, в котором ПДС, ПДП и ЛДПМ обязались выдвинуть единого кандидата от правоцентристов, все три партии осудили поведение ЕНПМ, которая вышла из переговоров по формированию единого оппозиционного фронта и стала партнером власти.
«Тишину» нарушило заявление вице-председателя ЕНПМ, политолога О.Нантоя, в то время еще надеявшегося, что его партия станет частью оппозиционного лагеря, призвавшего М.Санду вступить в переговоры с ПДП А.Нэстасе и ЕНПМ для определения единого кандидата в «президентской» гонке, чтобы избавить страну от власти В.Плахотнюка. Основывался он при этом на многочисленных критических высказываниях М.Санду о В.Плахотнюке и его партии.
Однако его партийный шеф придерживался, если верить М.Санду, совсем других воззрений. По словам М.Санду, еще в бытность ее министром Ю.Лянкэ, которого некоторые аналитики, в том числе и автор этих строк, и ранее считали политиком, близким к ДПМ, посоветовал Санду не критиковать В.Плахотнюка, так как он может модернизировать страну, что уже тогда очень ее удивило. Теперь она предложила Лянкэ определиться, по-прежнему ли он держится того мнения. Лянкэ немедленно ответил, заявив, что Санду придерживается «политики лжи и дезинформации», которой «научилась у коммунистов», что на посту премьера он постоянно требовал от компетентных органов расследовать «дело о миллиарде», за что и был отстранен от должности. Тогда как Санду предпочла идти дальше в коалиции с Филатом, Плахотнюком и Ворониным, голосовать за гарантии, а теперь «изображает из себя святую молдавской политики». Лянкэ задался вопросом, сказала бы Санду «эту ложь», если бы он, Лянкэ, поддержал ее претензии на пост Президента. Однако «тему Плахотнюка»  Лянкэ полностью обошел молчанием, что заставляет предположить, что приведенное Санду заявление он действительно мог сделать. В то же время, в отличие от своего однопартийца и заместителя О.Нантоя Лянкэ заявил, что он никогда не верил в возможность выдвижения единого кандидата в Президенты от правоцентристов, и что Нэстасе и Цопа «заманили Майю Санду в ловушку».
Следует добавить к сказанному, что отказ А.Нэстасе от участия в «президентской» гонке в пользу М.Санду вызвал интерес у европейских политиков. Лидер Европейской Народной Партии Д.Доул, приветствовав появление единого кандидата от правоцентристской оппозиции, порекомендовал и Ю.Лянкэ тоже снять свою кандидатуру в пользу М.Санду, чтобы не дробить электорат.
ЛДПМ
            Формально не став членом ЛДПМ, Санду все же была выдвиженкой этой партии и соответственно себя и воспринимала, защищая интересы этой партии по крайней мере до того дня, пока не стало ясно, что влияния либерал-демократов не хватит, чтобы сделать ее премьер-министром. Сразу после этого начинается ее быстрый «дрейф» в другую сторону молдавской политики. Порывая все связи с выдвинувшей ее на пост министра и даже в премьеры ЛДПМ, М.Санду обвинила эту партию вкупе с ДПМ в том, что они вместе «несут ответственность за все, что происходит в стране», причем ЛДПМ сталкивается с «очень серьезными проблемами» и неясно почему «ничего не предпринимает» (9 октября 2015 года).          Оценка эта была совершенно правильной. Уже спустя 6 дней после этого интервью пассивность лидера ЛДПМ В.Филата в разрешении этих «очень серьезных проблем» была наказана: 15 октября 2015 года он был лишен парламентского иммунитета и арестован прямо в здании Парламента, а ЛДПМ медленно покатилась в политическую пропасть.                                                                                          Сменивший В.Филата по его же указанию в качестве и.о председателя ЛДПМ В.Стрелец 27 октября 2015 года по наивности предположил, что М.Санду станет новым главой партии, но, как мы увидели выше, для нее ЛДПМ уже была прошлым, к которому бессмысленно возвращаться.  В ноябре 2015 года Санду объявила, что В.Филат сам виноват в том, что над ним происходит несправедливый процесс, так как лично участвовал в формировании такой системы, которая привела к этому исходу. Не пытаясь отрицать вины Филата, она все же предположила, что сумма в 250 млн.долларов, которую В.Филат вроде бы получил от И.Шора, является завышенной. В руководстве ЛДПМ сделали выводы из этого заявления и в дальнейшем уже не допускали предположений, что М.Санду когда-нибудь возглавит эту партию. 21 ноября 2015 года В.Стрелец заявил журналистам, что она теперь сама определяет, в каком направлении строить свою политическое будущее.                                                                                                                                   После новой смены руководства ЛДПМ и прихода к ее управлению политолога В.Чиботару либерал-демократы, сориентировавшись в политической ситуации, в сентябре 2016 года приняли решение поддержать своего бывшего министра М.Санду в качестве кандидата на пост Президента. Эту позицию партии В.Чиботару окончательно подтвердил журналистам и в середине октября 2016 года, когда была образована предвыборная коалиция ПДС-ПДП-ЛДПМ.
ЛП
            Отношения с либералами у М.Санду не заладились уже в течение первого года ее пребывания на должности министра. Как только стало известно о ее намерении видеонаблюдение на экзаменах, что должно было резко сократить масштаб списываний, копирований и других фальсификаций, а также планы сконцентрировать 28 000 учеников в 100 центрах сдачи БАК, М.Гимпу в апреле 2013 года, назвав Санду «коммунисткой»,  гневно  вопросил журналистов: «Что мы за государство или что у нас за министр, если мы помещаем 500 учеников в спортзал, чтобы сдать экзамены? Мы идем вперед или назад?». Санду ответила ему фразой, фрагмент которой мы уже приводили в начале нашего повествования: «Не знаю, что имеет в виду г-н Гимпу, когда говорит о коммунистическом мышлении. В профессиональном плане я сформировалась на Западе, и мне трудно сравнивать с коммунистической системой».                                                               Недовольство либералов деятельностью М.Санду проявлялось и в последующие годы ее пребывания на посту министра. Это не удивительно. Либералы, а еще ранее  их предтеча – НФМ, с момента своего возникновения в 1988-1989 гг. имели и имеют традиционно очень сильные позиции в сфере образования, а также культуры. И если культуру они еще скрепя сердце, передают в руки союзников по коалиции, то область образования считают своей вечной вотчиной, где ничего нельзя менять без их согласия, кто бы ни стоял у руля этого ведомства. Этим и другими решениями Санду нанесла тяжелый удар по их претензиям и забыть, а тем более простить такое самовольство либералы уже никогда не могли. Поэтому при первом же удобном случае высказывали в кулуарах несогласие с деятельностью М.Санду. Иногда ЛП выплескивала свой протест и на заседаниях Парламента, в частности, обвинив М.Санду в «уклончивом ответе» на запрос Парламента от 5 марта 2015 года, касавшегося законности получения тогдашним премьером К.Габуричем диплома о высшем образовании ввиду отсутствия у него диплома бакалавра (как уже говорилось, ни в 1980-е, ни в 1990-е, когда К.Габурич учился и закончил   школу, никакого «диплома бакалавра» просто не существовало, а был обычный диплом об окончании средней школы).                                          Когда же ее кандидатура была выдвинута на пост премьера, М.Гимпу счел, что настал его час расплатиться с Санду за ее прежние деяния. Возмутившись тем, что М.Санду не пожелала встретиться с представителями ДПМ, он заявил: «Санду должна выполнять Соглашения об образовании АЕИ, и не ставить условий. Она не член Альянса, это соглашение не подписывала. Ее претензии (речь шла об условиях, которые Санду выставила членам коалиции – Р.Ш.) превышают конституционные полномочия. Не премьер должен решать, кому быть губернатором Национального Банка или прокурор. На выборах выбирают не Майю Санду, а голосуют за ЛДПМ, ДПМ или ЛП…Не надо приходить, как королева, у нас нет монархии. Главное положение Соглашения – искоренение коррупции, и для этого надо поднимать экономику. Это должен делать премьер, а борьбой с коррупцией займутся компетентные органы». В другом интервью, уже на одном из телеканалов, М.Гимпу добавил, что несмотря на ее нынешнее желание позиционировать себя в качестве большого сторонника независимой юстиции и сильной финансово-банковской системы, именно Майя Санду принимала участие в разрушении банковской системы и сдачи в концессию Кишиневского международного аэропорта. «А когда она голосовала за сдачу аэропорта, когда она два раза голосовала за миллиарды для Банка де Економий? Где она была, когда голосовали за миллиард?». В заключение Гимпу пригрозил отозвать поддержку М.Санду, если она и дальше будет вести себя таким образом. Спустя несколько дней, когда ЛДПМ заменила М.Санду на В.Стрельца, М.Гимпу объяснял поведение Санду таким образом: «Она не хотела быть премьер-министром. Если бы хотела – все было бы по-другому. Мы сказали, что будем голосовать. Я думаю, что человек, который приходит с условиями и претензиями, просто не хочет этой должности. Он делает так, чтобы его отклонили, и чтобы он потом выглядел как герой. В том, что так сложилось, нет вины ЛП или какой-то другой партии. Это ее личная вина».
НП
Как ни странно, но высказываний представителей «Нашей Партии» и ПДС друг о друге почти нет. Анекдотическое предложение руки и сердца, которое сделал Р.Усатый М.Санду сменилось в июле 2016 года упоминанием о ней как о «моей несостоявшейся невесте», которая «для Плахотнюка как учительница музыки. Он раздавит ее без труда».
Санду, со своей стороны, также не придавала Усатому большого значения. Его роль она видела в выдвижении альтернативного Додону левого кандидата, который бы отобрал голоса у лидера социалистов: «Если Ренато Усатый хочет сделать что-то хорошее для страны, то он может это сделать, выдвинув кандидата в президенты, который отнимет голоса у Игоря Додона».
Однако своеобразное поведение Санду, которая давно уже не участвовала в протестах и критиковала власти куда менее воинственно, чем Додон, Усатый или Нэстасе,  выводило Усатого из себя. В сентябре 2016 года, возмутившись тем, что Санду отказалась участвовать в Гражданском форуме, так как в нем должна была участвовать и партия Усатого, лидер НП обвинил Санду в том, что она «рассказывает сказки по телевизору», но «ее не трогают масс-медиа Плахотнюка», она «не прошла через то, что прошел и прохожу сейчас я. Молчала, когда Речан рисовал уголовные дела, молчала, когда несколько раз не зарегистрировали нашу партию…Если твоя партия на самом деле представляет интересы граждан, то помоги найти способ разобраться с режимом Плахотнюка». Предложив Санду «отказаться от роли политической девственницы в молдавской политике», Усатый пригрозил: «С таким поведением останешься одна, как Робинзон Крузо, у которого была только собака».  
            Платформа ДА
            Отношения М.Санду (пока еще без своей партии) с Платформой ДА первоначально были очень перспективными. Руководство Платформы передавало во время митингов ее обращения к протестующим, содержавшие резкую критику тогдашних властей, и даже рассчитывало, как заявил В.Нэстасе, что  М.Санду «могла бы быть во главе платформы, таким профессионалам как она всегда рады и в обществе, и в политике», уточнив, правда, что с самой Санду по этому поводу еще не беседовали. Тем не менее организаторы Платформы включили ее, не спросив согласия, в Совет Великого Национального Собрания. Cанду, со своей стороны, в сентябре 2015 года заявила, что поддерживает протесты, так как это сегодня единственная серьезная форма оказания давления на политические партии, чтобы вынудить их улучшить управление страной, и предложила Платформе, сохраняя свой статус гражданской организации, не ослаблять давление на власти. Однако вступать в Платформу или приходить к ее руководству она отказалась, ссылаясь на то, что у нее много замечаний и вопросов к этому политическому проекту.  При презентации своего политического проекта в декабре 2015 года М.Санду подтвердила, что у нее с Платформой ДА «идентичные взгляды», но «было бы лучше, если бы существовала конкуренция между партиями, чтобы дела шли как можно лучше». Воодушевленный такими ее заявлениями, лидер Платформы А.Нэстасе  в феврале 2016 года прямо на одном из телеканалов предложил М.Санду и И.Стурзе создать союз в преддверии предстоящих досрочных выборов. «Нашими целями являются спасение государства и граждан и возвращение к нормальному процессу евроинтеграции. У Майи Санду пока нет партии. Она может прийти к нам со своей командой неподкупных людей», заявил он.
            Однако уже тогда начались и первые разногласия между двумя партиями. Как и ныне, основной проблемой было выдвижение единого кандидата от правоцентристов на пост Президента. Поскольку к этому времени Платформа уже организационно окрепла, а А.Нэстасе почувствовал себя вполне самостоятельным лидером, то он поставил под сомнение будущее кандидатство М.Санду, надеясь, что он сам в состоянии заменить ее. Расхождения по этому вопросу стали обостряться. Свидетельством этому стало поведение лидеров Платформы ДА на митинге 24 апреля 2016 года, на котором они отказались предоставить слово М.Санду, причем вице-председатель Платформы А.Слусарь не пояснил журналистам, зачем руководство политформирования поступило таким образом.
            Хотя 8 августа 2016 года Платформа и ПДС согласились выдвинуть единого кандидата от правоцентристов, а ЛДПМ – поддержать это общее решение, как Санду, так и Нэстасе продолжали видеть в этом качестве только себя. Из-за этого конфликт между ними продолжал углубляться. Несмотря на то, что предполагалось выдвинуть такого кандидата до начала кампании по выборам Президента, т.е. до 31 августа, договориться им не удалось. Тем не менее Нэстасе и Санду попеременно сообщали прессе, что переговоры по определению единого кандидата продолжаются. Нэстасе заявил прессе, что «не держится» за кандидатство и готов согласиться с результатами двух опросов общественного мнения, которые и выявят, кому из них быть кандидатом.
Однако все было далеко не так просто, как казалось. Узнав, что лидер ЛДПМ В.Чиботару намерен поддержать на выборах М.Санду, А.Нэстасе пришел в ярость. Находясь в Вашингтоне, он сделал заявление, в котором  пригрозил, что «если будет необходимо, мы будем драться с так называемыми друзьями. Мы не будем делать различий там, где кто-то играет с национальными интересами». Его заместитель А.Слусарь и вовсе обозвал решение ЛДПМ  «ударом в спину», «актом предательства, которое мы не забудем». Перессорились между собой и сторонники ЛДПМ и ПДП в социальных сетях. А С.Сагайдак, сделавший многочисленные разоблачения по делу о краже «золотого миллиарда», адресованные представителям власти во главе с В.Плахотнюком, обвинил М.Санду в том, что она способствовала банковской краже и должна была подать в отставку, если хотела сохранить в неприкосновенности свой имидж неподкупного политика. Симпатизирующий Платформе ДА телеканал «Jurnal TV» в телепрограмме «Mai pe scurt» с темой «Майя Санду, сообщник в преступлении» устами тележурналиста К.Кеяну также напомнил  М.Санду ее неудачные заверения в том, что она «не несет никакой ответственности» за кражу миллиарда долларов. По словам  К.Кеяну,  «будучи министром»,  Санду согласилась с выдачей 9 млрд.лей в возмещение похищенного, а «став депутатом», одобрила выдачу еще 5 млрд.лей.
Тем не менее дни шли, а несмотря на все обещания, единого кандидата от правоцентристов все еще не было. Это было исключительно на руку действующей власти, так как она рассчитывает прежде всего на прозападный электорат, группирующийся в Молдове в подавляющем большинстве на правом фланге. Понимая это,  отчаявшись, но еще не потеряв до конца надежду все же стать единым кандидатом, А.Нэстасе 8 октября обратился к М.Санду, в котором настаивал на том, чтобы он был выдвинут кандидатом в Президенты, обещая сделать М.Санду в этом случае премьер-министром. Нэстасе предложил Санду определиться в срок до 14.00 13 октября. Последняя попытка сопротивляться выдвижению М.Санду была предпринята на заседании Национального Политсовета ПДП 11 октября. На нем было решено все-таки выдвинуть А.Нэстасе, но если М.Санду не согласится, то «поддержать кандидата ПДС». Но уже 12 октября лидер ЛДПМ В.Чиботару поторопился сообщить журналистам, что единый кандидат определился, и это будет М.Санду. Наконец, 13 октября А.Нэстасе сдался и сообщил на одной из телепередач: «Один единственный кандидат будет участвовать. И этот кандидат, согласно сложившейся ситуации, Майя Санду. Все просто». 14 октября Национальный Политсовет ПДП утвердил это решение. Так у трех правоцентристских сил – ПДС, ПДП и ЛДПМ появился единый кандидат на пост Президента Молдовы – М.Санду.
По-видимому, рассчитывая на такой исход, уже 5 октября 2016 года М.Санду представила и программу  этого единого кандидата. Она была названа «Социальный контракт»,  подписанный ею в тот же день с жителями Хынчештского района под девизом «Я выбрала победить бедность, коррупцию, олигархов!». Программа предусматривает: 1) сделать Президентуру домом и голосом людей, советоваться с гражданами по всем важным вопросам, сделать национальным приоритетом безопасность и благополучие каждого гражданина; 2) сделать все, что будет в ее силах для приближения Молдовы к ЕС, чтобы привнести ценности и европейский уровень жизни в наши дома; 3) назначать и предлагать на ответственные должности (премьер-министр, Генпрокурор, глава Центра Антикоррупции, руководители судебных инстанций, дипломаты) только неподкупных людей, не запятнавших себя в прошлом актами коррупции; 4) работать с госинститутами для создания рабочих мест и привлечения средств в каждый населенный пункт; 5) выдвижение законодательной инициативы о запрете любых связей государственных органов с оффшорными фирмами или аналогичными подозрительными структурами; 6) попросить международное сообщество о помощи в поиске украденного миллиарда для его возвращения обратно, и наказания виновных в его воровстве; 7) выдвигать законы, которые бы предоставили примарам реальную власть с тем, чтобы они не зависели от коррумпированных политиков; 8) опубликовать все документы, представляющие национальный интерес, и следить, чтобы государственные органы работали транспарентно, в интересах граждан; 9) начать с Президентуры воссоздание новой системы власти, которая не допустит концентрации ее в руках кого-либо из олигархов или группы олигархов, обязать партии предоставлять отчеты о целях, на которые ими расходуются публичные  средства; 10) поддержка развития независимой прессы, чтобы граждане были правильно информированы.
8.      Приднестровская проблема
По теме Приднестровья М.Санду почти не высказывалась. Однако и из тех немногих ее изречений по вопросу, которые все же были найдены автором этих строк, можно достаточно хорошо понять, как она предполагает решать этот вопрос, который Санду назвала «внутренней проблемой Молдовы». В декабре 2015 года, отвечая на вопрос интервьюера, Санду сообщила, что хотя официально Приднестровье остается частью Молдовы, а реально дело обстоит иначе. Осуществить объединение берегов, по ее мнению, сегодня нереально, можно лишь «построить что-то привлекательное на этом берегу», чтобы жизнь в Правобережной Молдове стала намного лучше, чем в Левобережной. Только после этого можно вернуться к проблеме и «поговорить, что можно сделать». В программе ПДС, принятой на учредительном съезде партии в мае 2016 года, дан несколько более развернутый ответ на этот вопрос. Партия предполагает организацию проектов сотрудничества в области медицины, предпринимательства, образования, сельского хозяйства и т.д, привлечение для этого экспертов с обоих берегов Днестра, поддержка учебных заведений с преподаванием на румынском языке, развитие образовательных программ, привлекательных для молодежи региона. ПДС намерена требовать от международных организаций проведения мониторинга по соблюдению права на образование в регионе. Никаких предложений по политическому разрешению проблемы, экономическому или иному воздействию на лидеров Приднестровья или иные пути решения проблемы программа ПДС не предусматривает. Таким образом, можно сказать, что у ПДС нет сколько-нибудь ясного плана по разрешению приднестровского конфликта, а существующие на сей счет заявления и программные тезисы обрисовывают этот вопрос исключительно туманно и неопределенно.

9.Гагаузский вопрос
Практически невозможно составить представление о том, как М.Санду и ее партия намерены решать проблемы АТО Гагауз Ери. На сей счет нет никаких проясняющих вопрос материалов. Ничего не проясняет на сей счет и партийная программа ПДС.  Известно лишь, что  еще будучи министром образования и отвечая на запрос тогдашнего депутата Парламента И.Влах, М.Санду не смогла объяснить, что намерено делать Министерство с процессом оттока детей из АТО Гагауз Ери в школы Левобережной Молдовы, отрицая деградацию сферы образования в этом регионе и  ссылаясь на «сложившуюся демографическую ситуацию» в республике. Она заверяла, что учебные заведения, чей бюджет явно недостаточен для покрытия дефицита, получили дополнительные средства из госбюджета.
Еще раз М.Санду коснулась АТО Гагауз Ери уже в процессе формирования собственной партии, в декабре 2015 года. Заявила она буквально следующее: «Но есть еще ситуация в Гагаузии. Там очень мало уже людей, говорящих на гагаузском языке — все говорят по-русски. Я знаю, что в вопросе изучения гагаузского языка в школах у них еще нет компромисса. Многие люди говорят о том, что это такая маленькая автономия, что если дети будут учиться только на гагаузском, то это значит, что они смогут работать только в автономии, а это их ограничивает. Вопрос сложный. Но мне кажется, что можно объединить людей разных национальностей, пусть даже с различным видением того, как страна должна развиваться, вокруг цели борьбы с коррупцией и построения нормального государства с нормальными госинститутами, чтобы люди верили этим институтам».
Этот небольшой комментарий звучит все еще как фрагмент из интервью министра образования,  но никак не лидера начинающей политической партии. Из него нельзя сделать абсолютно никаких выводов о том, как ПДС или хотя бы лично М.Санду намерена работать с населением южных районов нашей страны.
10.Отношение к  США, ЕС и Румынии
В соответствии с программой ПДС, партия взяла курс на стратегическое развитие молдо-американского диалога, с целью установления стратегического партнерства с США. Учитывая, что согласно программе – США единственная страна мира, названная стратегическим партнером, это означает окончательную переориентацию Молдовы на США и закрытие восточного, то есть российского направления, полный вывод Молдовы из сферы российского влияния и трансформацию нашей страны в восточнобалканское европейское государство.
Помимо этого ПДС взяла на себя обязательство обеспечить качественное выполнение Соглашения об Ассоциации с ЕС, «создав учреждения европейского типа, которые функционировали бы в интересах граждан, достигая высоких стандартов во всех сферах деятельности государства».
Отношение к Румынии ПДС определяет с учетом культурной и исторической близости Молдовы и Румынии. На ее помощь партия рассчитывает в процессе евроинтеграции. Предполагаются также совместные проекты, рассчитанные на стимулирование торговли и инвестиций, образования и культуры, обеспечение энергобезопасности путем подключения систем природного газа и электричества к системам ЕС, приведение национального законодательства в соответствие с нормативной базой ЕС, решение ряда проблем в области охраны среды, развитие туризма, развитие возобновляемых источников энергии.
Нужно заметить, что Румыния и мнение определенной части ее политиков достаточно весомы для М.Санду. Порой настолько, что из-за этого она может резко поменять свое мнение. Как известно, в январе 2016 года М.Санду участвовала в массовых протестах, организованных Платформой ДА, вместе с И.Додоном и Р.Усатым, и вместе с ними требовала досрочных выборов. Однако вслед за этим Санду отправилась в Румынию, где, среди прочего, беседовала с экс-Президентом этой страны Т.Бэсеску, а также рядом других румынских политиков. Сразу после этого, как отметили румынские журналисты, ее мнение о дальнейшем политическом будущем нашей страны круто переменилось. Теперь она уже была согласна, чтобы досрочные выборы состоялись только осенью 2016 года или даже до начала 2017 года, а не немедленно, как требовали протестующие. Хотя и понимала, что ситуация в Парламенте может в этом случае измениться таким образом, что большинства не получат ни проевропейски, ни пророссийски настроенные депутаты. Свою новую позицию Санду объяснила крайне тяжелой экономической ситуацией в Молдове и необходимостью предоставить новому Правительству время, чтобы стабилизировать ее.
Роль Румынии Санду видела в том, что в соседнем государстве происходят те процессы, которые необходимо активизировать и в Молдове, в частности, реальная борьба с коррупцией и серьезные изменения в политическом классе нашей страны.
Однако и здесь не обошлось без серьезного перекоса. Санду заявила, что она лично проголосовала бы за объединение с Румынией (то есть за исчезновение с карты мира Молдавского государства, чьим политиком (правда, с румынским гражданством) она сегодня является). Она пояснила, что объединение двух стран произойдет в том случае, «если народ этого захочет. Если не захочет – не произойдет». Аргументами в пользу «великого объединения» она считала общую культуру, историю, язык. С помощью этого шага «было бы легче решить некоторые вопросы», в частности, «мы сразу получаем лучшие (государственные) институты». «С экономической точки зрения, мне кажется, что это (объединение) было бы легче для нашей страны. Это было бы выходом. Реален этот выход или не реален, это другое дело». Потому что «у нас есть люди, которые поддерживают государственность, и есть те, которые не поддерживают. Нельзя абстрагироваться от реальности». После образования ПДС М.Санду несколько скорректировала свою точку зрения на этот вопрос. Она заявила, что голосовала бы за объединение Молдовы и Румынии, если бы состоялся соответствующий референдум, но что это – только ее личная гражданская позиция, а не партии, которую она возглавляет.  «Объединение может случиться тогда, когда большинство в Молдове поддержит эту идею. Сейчас нет большинства, поэтому мы смотрим на вещи реально и говорим о том, что можем сделать».
 В этой связи она даже выразила некоторое несогласие с мнением посла США Д.Петтита, который заявил в одном из интервью, что «Молдова это не Румыния, у нее есть своя собственная история и свои вызовы». «Думаю, господин посол в курсе, что добрая часть населения разделяет эту цель и он не хотел кого-то обидеть. Возможно, когда он говорил об истории, то не совсем корректно выразился. В остальном, мне кажется, он хотел сказать, что у Молдовы есть внутренние проблемы, которые касаются Приднестровья, нацменьшинств или отсутствия диалога, который нелегко наладить». Однако она признала, что таково мнение не только Д.Петтита: «Меня не удивило его заявление, потому что среди доноров и дипломатов я часто слышала подобные мнения».
11 .Отношение к  России
Как уже отмечалось,  в бытность М.Санду министром ее кабинет активно посещали послы многих стран, прежде всего западных. Но среди этих послов никогда не было российского. Никаких сколько-нибудь существенных связей с РФ при Санду у министерства явно не было. Этот же курс прослеживается и в дальнейшем, когда М.Санду становится политиком. Связи с Россией у нее выглядят предельно просто: «Это должны быть корректные отношения. Они должны нас уважать и тогда мы будем их уважать. Это, конечно, очень общие слова, есть нюансы. Придем к конкретике и тогда поговорим».  Такая позиция (даже если не принимать во внимание некие пока неизвестные широкой публике «нюансы», о которых упомянула Санду,  подразумевает деловые добрососедские отношения, основанные на жестком прагматизме, без каких бы то ни было намеков на политическое сближение, а тем более союзы.
О том, что ни о каких союзах ни с Россией, ни с пророссийскими силами не может быть и речи, говорит, например, отрывок из интервью, которое М.Санду дала, находясь в Румынии, в январе 2016 года. В ответ на вопрос румынского журналиста, почему она протестовала вместе с И.Додоном и Р.Усатым, известными как пророссийские политики, М.Санду ответила: «Тот факт, что эти два лидера, которые поддерживают пророссийскую модель развития, присоединились к протестами, является неприятным, и я согласна, что этого надо избежать. Я всегда настаивала, чтобы во главе этих протестов стояли представители гражданского общества», а лидеров оппозиционных партий «надо держать подальше». Такой ответ не удовлетворил румынского журналиста, и он задал «ключевой вопрос» (так в тексте публикации – Р.Ш.) о вмешательстве России в молдавские дела, а именно о том, что Путин созвал Совет Безопасности по «молдавскому вопросу», и на таких мероприятиях обсуждаются ряд конкретных акций. В связи с чем он спросил, чувствует ли Санду, что Россия вмешивается в молдавские проблемы и помимо Додона и Усатого. Санду ответила, что такой информации у нее нет, но то, что за партиями Додона и Усатого стоит «российская помощь» «было ясно с самого начала». Разумеется, продолжала она, что Москва использует в кризисной ситуации любую возможность, но эту возможность (возможности) мы сами ей предоставили. И потому «тоже мы должны навести порядок внутри страны, чтобы укрепиться и уменьшить угрозу, которая может прийти из-за пределов государства». К чему должны были в результате этих мер прийти молдо-российские отношения, достаточно ясно показывает соответствующий абзац из программы ПДС: «нормальные бесконфликтные отношения с учетом общих интересов в области торговли, инвестиций, свободы передвижения и культурных связей». То есть отношения с РФ будут сведены к торгово-экономическим и в лучшем случае – некоторым культурным.  Принимая во внимание введенные РФ  экономические санкции против нашей страны, непрерывную антимолдавскую пропаганду и разжигание политического противостояния, поддержку сепаратизма в Молдове, нельзя не признать такой курс абсолютно обоснованным.
12. Экономические взгляды
Свои взгляды в этой области, и в частности, на экономическую ситуацию в Молдове, М.Санду, хотя и является экономистом, никогда детально не излагает (в отличие, например, от И.Додона). Совершенно очевидно лишь, что успешная работа в структурах ВБ и симпатии к экономическим взглядам И.Стурзы четко обличают в ней сторонника дальнейшего разгосударствления экономики и монетаристских методов управления ею.
Конкретные пункты экономического курса, который отстаивает М.Санду, можно увидеть только в программе ПДС. Он включает в себя следующие положения: 1) превращение органов контроля в беспристрастные независимые и открытые для общественности государственные структуры; 2)  будет резко сокращено количество контролирующих органов и проверок; 3) налоговая служба будет объединена с таможенной, вся деятельность налоговых органов будет направлена на создание благоприятного инвестиционного климата; 4) будет обеспечена максимальная транспарентность бюджетной, фискальной, налоговой политики; 5) сокращение вмешательства государства в экономику, усиление контроля за монополиями; 6) строгие и корректные экономические правила, направленные на неуклонный рост экономических агентов; 7) исключение государственных и частных монополий в стратегических отраслях экономики; 8) реформа Совета по конкуренции с введением внешней оценки работы его членов; 9) четкое разделение государственной и частной экономической деятельности; 10) внешний контроль за работой агентств по регламентированию в энергетике, связи, транспорте и т.д.; 11) соблюдение стандартов качества и безопасности; 12) решительное уменьшение бюрократизма в предпринимательской деятельности.
Кроме этого, в сельском хозяйстве ПДС предлагает следующие меры: 1) повышение конкурентоспобности, через либерализацию рынка ресурсов, искоренение коррупции в этом секторе; 2) повышение роли Агентства по безопасности пищевых продуктов, которое должно обеспечивать высокое качество молдавской продукции, в том числе идущей на экспорт; 3) модернизация и техническое переоснащение путем привлечения европейских фондов; 4) стимулирование экспорта в ЕС товаров с высокой добавленной стоимостью; 5) привлечение инвестиций в села для создания там дополнительных рабочих мест, повышение доступа к выгодным кредитам.
Касательно хищения миллиарда долларов из молдавской казны, предполагается 1) тщательное расследование всех случаев злоупотреблений в банковском секторе; 2) полная прозрачность акций и акционеров банковской системы, исключение всех сомнительных акционеров; 3) привлечение на банковский и страховой рынок учреждений с мировым именем; 4) укрепление надежной системы страхования банковских вкладов; 5) законодательные, нормативные и институциональные рамки приводятся в соответствие с международными практиками.
В данном случае здесь представлена классическая программа экономиста-сторонника монетаристской школы, которая ставит во главу угла развитие свободного предпринимательства, всемерное ослабление роли государства и естественных монополий, передачу контролирующих функций над деятельностью агентств-регуляторов (типа НАРЭ, НАРЭКИТ и т.д.) под иностранное наблюдение,  а также активное привлечение иностранных инвестиций.
13. Взгляды ПДС в социальной сфере
            Констатировав продолжающееся снижение числа активно работающего в стране населения (с 2002 года – на 40%) и соответственно снижение выплат в социальный фонд, крайне низкие пенсии и другие недостатки сферы социального обеспечения в Молдове, ПДС предложила следующие меры: 1) анализ социальных выплат с целью снижения уровня бедности; 2) аннулирование преференциального подхода при расчете пенсий (депутаты, министры, советники районного и местного уровней и т.д.); 3) совершенствование системы пенсионных выплат путем учета индексации принимаемых в стране доходов; 4) стимулирующие подходы для сокращения теневой экономики.                                                                                                                                              Понимая, что такая программа носит слишком общий и совершенно недостаточно конкретный характер, руководство ПДС предприняло меры по совершенствованию этого раздела своей программы. 12 сентября 2016 года ПДС провела пресс-конференцию, на которой раскритиковала готовящуюся Правительством реформу пенсионной системы, назвав ее «популистскими декларациями». Представители партии предложили другую систему расчета пенсий. Согласно ей, государство в этом вопросе должно основываться на той сумме, которая в момент ее расчета (в данном случае – в 2016 г.) позволяла приобрести ту же продуктовую корзину, которую пенсионер мог купить в то время, когда он работал. Эта схема, по их словам, действует во многих других государствах. Это позволит установить правильный размер пенсий и вернуть доход, утерянный с 1999 года, когда вступила в силу нынешняя формула расчета размеров пенсий. Было подчеркнуто, что нет никаких оснований для сохранения действующей преференциальной модели подсчета размеров пенсий чиновников разных рангов. Между тем еще несколько лет назад была разработана программа, позволяющая любому налогоплательщику, заложив в компьютер исходные данные о себе, самостоятельно рассчитать размер своей будущей пенсии. Эта программа по неизвестным причинам была проигнорирована.                                                                     Поэтому ПДС задала  Правительству несколько вопросов, на которые ожидает сейчас ответа. Эти вопросы сводятся к следующему: 1) как и когда Правительство решит проблему переоценки размеров пенсий, о котором шла речь выше, и как власти усовершенствуют формулу подсчета пенсий таким образом, чтобы ее выплачиваемый размер соответствовал реальной стоимости денег в момент ее выплаты. Будет ли эта схема ретроактивной? Какова стоимость обоих вариантов и обсуждались ли они с МВФ? Когда Правительство изменит законодательство таким образом, чтобы исключить «привилегированные» пенсии, ведь для этого не нужны дополнительные финансовые ресурсы, и когда НКСС предоставит гражданам упомянутую программу для самостоятельного подсчета размеров пенсий? Наконец, какие меры намерено предпринять Правительство, чтобы обеспечить рост вкладов в Фонд государственного страхового обеспечения и не допустить его банкротства?
14. Взгляды ПДС в области культуры
            Позиция партии в этом направлении обобщена в нескольких тезисах ее программы: 1) развитие и поддержка проектов местного и национального значения, с предпочтением тех из них, которые направлены на сохранение общественного достояния, традиций и культурного наследия всех этнических групп, живущих в стране; 2) повышение культурного уровня населения путем внедрения в учебных заведениях проектов и программ, направленных на изучение национального и международного культурного достояния; 3) продвижение инициатив, направленных на изучение, поддержку и развитие традиций европейской культуры; 4) поощрение партнерства для развития туризма, культурного предпринимательства на местном, национальном, региональном и международном уровнях; 5) продвижение инновационных проектов, направленных на развитие системы публичных и школьных библиотек, для их укрепления, как организаций, которые информируют, воспитывают и развивают человеческий капитал.

15.         Мнения молдавских журналистов, политиков и общественности о  М.Санду и ПДС.
Провал кандидатуры М.Санду на пост премьер-министра вызвал немедленную реакцию в обществе и за границей. Довольно распространенное мнение о М.Санду высказал И.Мискевка. Он считал Санду «хорошим бухгалтером, который умел сокращать необоснованные расходы управляемого ею министерства. И который сделал себе имя на камерах видеонаблюдения во время БАКа, чтобы не сказать – на детях».
В то же время, наблюдая за изменением ситуации в Молдове, некоторые румынские аналитики пришли к выводу, что время Санду еще не пришло и решили на этом этапе поддержать В.Стрельца. Ю.Кифу, в прошлом советник экс-Президента Румынии Т.Бэсеску, провел сопоставление М.Санду и В.Стрельца. Разницу между ними Кифу видел в том, что Стрелец – «человек партии», а Санду – «человек образа». По его мнению, Санду проявила себя «более жестко» А  Молдове нужна стабильность, которую может дать В.Стрелец. Признавая, что преимущество М.Санду в том, что она смогла дать отчаявшемуся молдавскому обществу надежду, он все же считал, что стабильность в нынешней ситуации важнее. Политический аналитик В.Осталеп считал, что Филат изначально знал, что Санду не будет поддержана его партнерами по АЕИ, но пошел на «этот дешевый трюк», чтобы «заслужить доверие зарубежных партнеров». Отсутствие поддержки М.Санду со стороны ЛП и ДПМ Осталеп объяснял опасениями, что они не смогут ею манипулировать. «Они никогда не согласятся на подчиненного, который за определенный период попытается стать независимым». Политолог И.Боцан высказал мнение о том, что «Майя Санду не бизнесмен, изучала публичную администрацию в приличных вузах и, видимо, хотела проводить в жизнь те представления [о госуправлении], которые у нее сложились во время учебы. Это отрыв от реалий Молдовы, где бизнесмены правят страной и превратили политику в бизнес».
Много шуму вызвали ее знаменитые «условия». Одни считали, что Санду имела право их выдвинуть правящей коалиции, другие – что сначала их надо было обсудить в ее партии (ЛДПМ). А.Колацки, сторонница «условий», считала, что коалиция «сделает ошибку», если не примет требований Санду, потому что «в парламентской республике исполнительная власть в руках премьера». Утвердив ее премьером, правящие партии только «укрепят свой имидж», заявила она. Противники «условий» считали иначе. Юрист В.Катанэ полагал, что «если Санду придет со своими требованиями, это приведет к расторжению Соглашения о создании АЕИ-3». Именно «условия», по мнению некоторых молдавских новостных порталов, стали причиной устранения кандидатуры М.Санду в июле 2015 года.
Возникновение на молдавской политической сцене нового политформирования – ПДС, также стало предметом анализа журналистов и политологов. Буквально через несколько часов после анонсирования нового политического проекта, вечером 23 декабря 2015 года появилась статья румынского автора Д.Нику, который правильно предположил, что главным потенциальным союзником будущей партии будет Платформа ДА, а также возможно, И.Стурза с той организацией, которую он, может быть, пожелает создать. Он даже считал, что у такого «тройственного союза» есть шансы получить большинство в новом составе Парламента. Но что будет после этого? - спрашивал Нику. Начнутся ли реальные реформы, или будет вновь «переиздание» АЕИ-1-3? Однако есть серьезное сомнение в желании Платформы преследовать общественные интересы после того, как выявились связи ее лидеров с Виктором и Виорелом Цопами, единственной целью которых является убрать своего главного врага В.Плахотнюка, отмечал Нику. Касаясь личности М.Санду, Нику указывал, что она гарантированно не соберет хотя бы 45% голосов, чтобы самостоятельно формировать Правительство. Она проявила себя хорошим руководителем одного из учреждений, хорошим экономистом, обладает опытом работы в международных организациях и хорошими связями на Западе, но ей нужно показать себя и хорошим политическим лидером, способным объединить вокруг себя людей. Она должна доказать, что может смотреть вперед на далекую перспективу, и что ее взгляды могут быть внедрены на практике. До тех пор, пока не доказано обратное, заключал Нику, «я продолжаю держаться мнения, что Майя Санду только хороший государственный служащий. И все».
Это была еще сравнительно доброжелательная оценка. А были куда похуже. Блоггер О.Дробушенко, именуя М.Санду «продвинутой королевой» и «девушкой-facebook»  молдавской политики, «отечественной  «Жанной д Арк» и «лдпм-ской мадонной», писала, что она решила изображать из себя «защитницу обездоленных», разъезжая по селам и городам Молдовы, а ее сторонники «живут» только в Интернете. Политический проект М.Санду, по мнению О.Дробушенко, ждет «почти нулевой» результат, после чего она утратит и ту 1000 сторонников, которые набрала в социальных сетях и вернется в свою Америку и Всемирный Банк.
Сомнения в перспективах политического проекта М.Санду высказывали и некоторые политологи. Так, В.Жук считал, что результаты соцопросов и реальное положение дел сильно различаются, и что пресса «сильно раздула» популярность М.Санду и ее будущей (в то время) партии, потому что на местах она очень недостаточно известна и инициативная группа по сбору подписей за регистрацию ПДС сталкивалась с «серьезными проблемами» в своей деятельности. «…Партия Майи Санду ничего нового в политическую жизнь Молдовы не привносит, она похожа на партию Юрие Лянкэ, созданную годом ранее и будет включать в себя интеллигенцию, поэтому маловероятно, что партия ее будет пользоваться широкой поддержкой прежде всего в сельской местности — как и партия Юрие Лянкэ. Для меня обе эти партии — наследницы либерал-демократической партии», заявил он. Еще более жесткой оценки начинающий проект М.Санду удостоился от В.Осталепа. По его мнению, ПДС «абсолютно временная и полностью бесперспективная», «лишенная какой-либо базы. У нее нет ни избирателей, ни политической нагрузки». Осталеп, по его словам, никогда не мог понять, о чем говорит Санду и какую цель она в действительности преследует. А если она унионистка, и за объединение с Румынией, то «не ошиблась ли она берегом?». Отметив, что он ничего не слышал о экономических воззрениях М.Санду, Осталеп добавил: «Все существующие заявления или, по крайней мере те, которые я слышу, не только противоречивые, но и запутанные».
  На серьезные политические ошибки М.Санду указывали не только левые, но и правые аналитики.    Публицист П.Богату, отметив, что «с недавних пор столь скромная на высказывания Майя Санду постоянно ступает не той ногой и совершает ошибки практически во всех публичных выступлениях». Богату  привел некоторые из них: 1) не перестает с настойчивостью, достойной лучшего применения, требовать досрочных выборов, хотя для них не только нет политических условий или законных оснований, но они к тому же станут дестабилизирующим фактором, который будет лить воду на мельницу Москвы. Это требование «ставит Майю Санду в одну лодку с русофилами Усатым и Додоном. Тем более не стоит упоминать о фальшивом проевропейце Андрее Нэстасе»; 2) «не имеющим никакой логики» Богату назвал утверждение Санду о том, что «следует установить мораторий на европейский вектор развития до тех пор, пока уровень жизни граждан значительно не улучшится», а государство не будет избавлено от олигархов. Потому что попытка сделать это вне европейской модели управления, основанной на независимой  судебной системе и реальном разделении ветвей государственной власти «в остальном является чистой демагогией». Таким образом, «Майя Санду пилит сук, на котором сидит». 3) требование же к МВФ «не давать денег» Молдове, по мнению П.Богату, «контрпродуктивно» не только для самой Санду, но и для ее электората. «Было бы крайне неприятно, если электорат заподозрил бы Майю Санду в том, что она хочет добиться победы любой ценой, что она хочет попасть во власть на волне хаоса и экономической катастрофы. Пока еще не все потеряно. Майя Санду должна исправить свои собственные ошибки. В противном случае, эти ошибки могут ей дорого обойтись на предстоящих президентских выборах», заключал он.
  Журналист О.Косых в своей публикации, посвященной началу деятельности ПДС, обратил внимание на то, что М.Санду голосовала за госгарантии «на 15 миллиардов леев» и задался вопросом: «а когда она за это голосовала, навыки экономиста были отключены? Майя Санду должна же была понимать, за что она поднимает руку – она же экономист, нет? Проголосовала. Не возмутилась. Теперь вот в роли оппозиционера тот же человек требует транспарентности и публикации условий гарантий, выданных правительству. Интересно девки пляшут, как говорил классик…Не возникал вопрос, что сумма в 9,5 миллиардов значительно больше обязательств по вкладам физических лиц? Это же элементарный вопрос для экономиста, у которого всегда должен сходиться дебит с кредитом…Ладно, просто премьер-министр, который признается: «Я до сих пор не до конца понял, что это было», с ним уже все ясно, но экономист Всемирного банка точно должна была задать себе определенный ряд вопросов. И получить на них ответы. Если последние не устраивают – сдаешь мандат министра и не участвуешь в сомнительном деле, предупредив о нем общество. Сделано это было? Нет. Сейчас вся такая в белом Майя Санду выдвигает требования. В этой связи хочется спросить – за кого она всех нас принимает?».           
Острой критике в СМИ подверглась и программа М.Санду. Журналист И.Круду нашел в агитационной брошюре  с призывом присоединиться к ПДС множество орфографических и пунктуационных ошибок. Но главное, разумеется, заключалось не в этом. Далее следовали фрагменты  текста брошюры с комментариями И.Круду .  Так, например:  1) «Слишком долго нами руководят некомпетентные люди, которым нет дела до нас. Слишком долго мы были преднамеренно разобщены правительством» - Это, я бы сказал, самокритично! Ведь пост министра просвещения в этом самом правительстве, «некомпетентном и разобщающем общество», Майя Санду занимала еще год назад. 2) «Хорошо оплачиваемых рабочих мест очень мало. Необходимость выживания заставляет людей покидать свои дома и семьи. Мы поддержим экономических агентов и семейных предпринимателей, создающих рабочие места. Только таким образом сможем построить достойное будущее здесь, у себя дома». - Каким образом, объясните? Хоть примерно! В очередной раз молдавские политики и, в частности, Майя Санду, берутся возвращать молдавских граждан из-за рубежа, только как — непонятно. Может, поэтому это благое дело не сдвигается с мертвой точки? 3) «Посредством коррупции деньги народа попали в карманы воров, а государство было захвачено». - Ага. Только когда деньги народа попадали в карманы воров, Майя Санду была министром! И наказания для воров стала требовать лишь тогда, когда подобные требования стали притчей во языцех...».
 И.Чиботару возмутился тем, что «бывшие коллеги Санду вместе с В.Филатом» украли у граждан миллиард, а сама Санду «теперь проявляет сострадание к судьбе бедных молдаван», «не потрудившись объяснить, почему два года назад она не попыталась убедить своих шефов не красть».
Ряд молдавских новостных порталов опубликовали материал под названием «Майя Санду выступает с противоречивыми заявлениями, требуя расследовать собственные нарушения». Автор цитируемой публикации писал, что хотя в 2013-м Санду «палец о палец не ударила, чтобы остановить процесс концессии аэропорта», при том, что другие члены Правительства были против, теперь Санду потребовала расследований обстоятельств этой сделки, «хотя в течение трех лет молчала, как рыба». А это «можно квалифицировать как бездействие». Ссылаясь на историю с предоставлением гарантий по пятимиллиардному займу банкам, за предоставление которых она тоже голосовала, автор материала приходит к выводу, что «это уже не первое подобное появление на публике Майи Санду, когда она выступает с противоречивыми заявлениями, демонстрируя свою двуличность».
Аналитик В.Спрынчанэ поразился тому, как быстро, менее чем за год, М.Санду ухитрилась «отмыться» от всяких негативных связей с прошлым правлением, и сохранить только положительные, вроде истории с реформой в образовании, перестроиться, как «несистемный» политик, хотя была в составе Правительств, виновных в краже миллиарда, выдумала себе новую легенду о том, как она пребывала в «активной оппозиции» в правительствах Филата и Лянкэ, построила образ «нового» человека в политике, «технократа», способного поменять систему, к созданию коей тоже приложила руку, а в конце концов и создать свою партию. Автор признавал, что за ней стоит «неофициальная команда» «лидеров общественного мнения», которые ее «безусловно» поддерживают. Спрынчанэ недоумевал по поводу того,  что в Молдове отсутствовала реальная критика нового проекта (подчеркивая, что не имеет в виду различных блоггеров или выразителей мнения ДПМ). Создалась ситуация, когда Санду спокойно повествует в масс-медиа, как она создает свою партию, как она намерена бороться с олигархической системой, как люди в ней нуждаются и т.д. – и не встречает серьезной критики и сопротивления, писал Спрынчанэ.
Такое положение вещей Спрынчанэ объяснял низким уровнем профессионализма ведущих телепрограмм, симпатией к Санду ряда действительно хороших журналистов. Однако, обращаясь к заявлениям М.Санду о том, что она намерена отстаивать демократические принципы, напоминал, что в бытность ее министром образования «оптимизация» (т.е.закрытие) сельских школ проводилось вообще без спроса местного населения, в приказном порядке. При ней и по ее указанию, продолжал Спрынчанэ, было резко сокращено число мест в вузах для выпускников сельских школ. Он напомнил утверждение М.Санду, что она голосовала за то, чтобы украденные деньги были возмещены из публичного бюджета «для защиты вкладчиков» - пенсионеров и мелких предпринимателей, и задался вопросом – а видела ли Санду тот список вкладчиков? Потому что в нем есть и фирмы, участвовавшие в хищении «золотого миллиарда». Могли бы быть и другие вопросы.  «Нашелся бы кто-то, кто бы спросил ее обо всем этом».
Появление нового политического проекта в Молдове вызвало реакцию и в Левобережном регионе. На одном из местных сайтов объявилась публикация, в которой неизвестный автор анализировал историю создания ПДС и появления М.Санду в качестве политического ее лидера. Он утверждал, что Санду «продавливает интересы» В.Плахотнюка и тесно с ним сотрудничает. Кроме того, Санду, помимо истории с похищенным миллиардом, несет ответственность за приватизацию БЕМ и сдачу в концессию Кишиневского международного аэропорта «в пользу того же выгодополучателя». Продвижению на выборах М.Санду, по словам автора, дали «зеленый свет» в ходе визита В.Плахотнюка в США, однако сама Санду «марионеточный кандидат, за которым никто и ничего не стоит», поэтому было решено ее ПДС объединить с ПДП А.Нэстасе и ЕНПМ Ю.Лянкэ.                                                                                                                                        Блоггер А.Вакуловски, хамовато обозвав Санду «не баба, а конь с яйцами», писал в своей публикации, что при ней молдавское образование «вообще скатилось в яму», она ничего не сделала для Молдовы, да еще и потребовала от МВФ, чтобы нашей стране не давали денег.      
Ион Дрон, председатель Центра Инициатив и Мониторинга Публичных Властей, заявил в СМИ, что Филат, партию которого поддерживала Санду, хотя бы говорил в 10 раз красивее М.Санду. Заявив, что «сегодня она пришла осчастливить нас на 50 лет вперед», Дрон спросил: «откуда идут деньги?» «Не из того ли миллиарда делается одна партия, чтобы спасти другую партию?». В Румынии, по его словам, такой политик сразу вынужден был бы давать объяснения в Департаменте антикоррупции, а не делал бы партии или шоу в студиях, и участвует в передачах только на «филатовских» телеканалах. «Что, все приглашения бесплатные?» «Вы приходите в политику, чтобы иметь результаты опросов, а я думал, что потому, что у Вас сердце болит (за народ – Р.Ш.). Санду ответила, что все потраченные партией до сих пор деньги пожертвованы членами ПДС и происходят из законных источников. Например, в мае потратили 70 000 лей, 500  или 600 евро и где-то 400 долларов, деньги вкладывали я и другие члены инициативной группы». Вторую правительственную гарантию в 5 млрд.лей от 27 марта 2015 года, М.Санду подписала, по этой версии, потому что было известно о введенном НБМ надзоре. А в политику, по ее словам, она пришла, потому что у нее есть поддержка, а не потому, что ей нравится это занятие.
В мае 2016 года в СМИ снова начинает обсуждаться перспектива единого правоцентристского кандидата на пост Президента. Анализируя прошлое и реальные возможности А.Нэстасе и М.Санду, некоторые авторы приходили к выводу, что ввиду своей прежней карьеры и связей А.Нэстасе значительно более уязвим, чем М.Санду. Это дает последней право быть выдвинутой кандидатом правоцентристов. Сильными сторонами М.Санду журналистка К.Пендя назвала «незапятнанную репутацию», руководство «молодой» партией, является пока бескомпромиссной, как говорят, пользуется поддержкой США, принципиальна, имеет довольно жесткую позицию по отношению к коррупции, и согласно соцопросам, значительная часть граждан Молдовы воспринимают ее как хорошего кандидата на пост Президента. Среди слабых сторон М.Санду автор отмечала  отсутствие политического опыта, отсутствие партийной разветвленной структуры в районах страны, отсутствие финансовых средств (что бы ни говорили члены команды Майи Санду, но этот аспект играет очень важную роль на выборах), высокомерие (по мнению части избирателей), неспособность идти на разумные компромиссы (об этом говорят неофициально даже те, кто ведут с Майей Санду переговоры).
Но мнения о Санду разделились. Румынский политолог А.Гошу, также сопоставив А.Нэстасе и М.Санду, отмечал у Санду то, что она «политик нового поколения, честная, без скелетов в шкафу», у нее есть организационные качества и «впечатляющий опыт работы», но она «больше подошла бы на должность министра экономической сферы или премьер-министра, но не президента». В то же время он добавил: «Ее поддерживает образованный городской электорат. Большинство моих друзей из Молдовы будет голосовать за нее». Идеальный проевропейский кандидат, по мнению Гошу – «сочетание» Санду и Нэстасе. «Идеальный кандидат должен обладать силой и решимостью Андрея Нэстасе и сбалансированностью, спокойствием, огромным опытом, а также опытом западной жизни Майи Санду». Выход любого из них во второй тур – «кошмарный сценарий» для В.Плахотнюка (сам В.Плахотнюк отнесся к деятельности А.Нэстасе иронически – «…мальчик еще не вышел из клоунской ипостаси. Он шатается из страны в страну, и никто не хочет его видеть. Оставьте его колядовать по фаст-фудам США и Европы»).
Политолог А.Барбэрошие считал, что во второй тур президентских выборов  выйдут М.Санду и И.Додон. «Согласно социологическим исследованиям, во второй тур могут пройти Санду и Додон. Но в условиях, когда у нас закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло, очень трудно делать какие-либо прогнозы. Тем более, что кампания обещает быть грязной, в особенности со стороны конгломерата медиа, которые находятся в собственности Плахотнюка». По мнению Д.Ченушэ, самые большие шансы у Додона и Санду. «Единственным сильным противником для Санду станут стереотипы о женщинах в политике и в обществе». Невзирая на административные, медийные и денежные ресурсы, Лупу останется в хвосте гонки, так как его личный рейтинг и уровень поддержки выдвинувшей его партии очень низкие, считал он. А.Цэрану счел, что  Санду, Нэстасе, Лупу и Додон— лидеры президентской гонки. У Санду больше шансов, чем у Нэстасе пройти во второй тур. «Это связано с тем, что у лидера PAS есть политический капитал, который она может нарастить за счет правого унионистского фланга. Санду не запятнала себя сотрудничеством с левыми силами, поэтому оттуда к ней придут голоса, в том числе от электората Гимпу». Цэрану очень надеялся, что Санду «сожалеет» о том «компромиссе», который допустила, когда голосовала за выделение 5 млрд.лей проблемным банкам. Однако, рассматривая все варианты, Цэрану все же счел, что больше шансов оказаться во втором туре у Додона и Лупу. По мнению И.Тэбырцэ, объединение сил ПДС, ПДП и ЛДПМ с единственным кандидатом (сам он склонялся в пользу М.Санду) – «это единственная возможность повлиять на президентские выборы, выдвигая успешного кандидата с реальными шансами».
Сторонники левых возмутились предложением М.Санду, сделанным Р.Усатому – выдвинуть своего кандидата, «чтобы украсть часть голосов у лидера ПСРМ». Автор, блоггер Н.Андреев, писал: «Как же так, Майя? В то время, как никто вам не мешает консолидировать ваш филатовско-лучинско-цопский правый фланг, зачем же вы пытаетесь раздеребанить левый электорат? Я не могу, например, представить, чтобы Додон или Усатый призвали Нэстасе выдвинуться, лишь бы не победила кандидат США Мая Санду. Это их правый фланг, их про-западный избиратель, пусть сами себе разбираются. Разве не так? Кто выигрывает от ваших, госпожа Майя Санду, нападок на Додона? Влад Плахотнюк, который с вашей помощью надеется одолеть лидера ПСРМ? Или Виктория Нуланд, которой Влад Плахотнюк по версии некоторых СМИ обещал сделать всё возможное, чтобы не допустить победы условных «русских»? Может быть, Мая Санду не связана с Плахотнюком, и команда атаковать Додона ей поступила из США. Но своими необдуманными действиями она всё равно усиливает позиции Плахотнюка, препятствуя сплочению левых и правых, румыноязычных и русскоязычных». Становится понятной политика тех, кто курирует в Молдове про-европейскую оппозицию: правый фланг сплотить, а левый, наоборот, раздробить… Такие, как Мая Санду, которые ставят интересы чужих государств выше интересов молдавского народа, заслуживают презрения».
Схожего и даже еще более жесткого мнения придерживались и другие левые. Депутат Парламента от ПСРМ А.Нестеровский писал, что «некоторые наши политологи, аналитики и другие политики» носятся с М.Санду «как с писаной торбой». Но «возникает вопрос: а видел ли ее кто-то на митингах? А может, она выступила хоть с одним заявлением по поводу кражи миллиарда, сдачи в концессию аэропорта, потери BEM? Кстати насчет миллиарда и аэропорта - Майя Санду являлась одним из членов кабинета министров во время этой кражи. Так почему же она выступая за светлое будущее страны без олигархов и воров не дала комментарий по поводу кражи века? После данных рассуждений у меня возник один единственный вопрос - как она, Майя Санду может что-то говорить о справедливости и изгнании воров из страны, баллотироваться на главный пост страны, когда сама является одной из соучастников ограбления нашей страны?».
Также сторонники левых обвиняли М.Санду в том, что «по её инициативе… молдавские школы теперь оснащены румынскими шедеврами под названием «Сексуальная жизнь» (закуплены за счёт правительства Румынии), где ключевым моментом является иллюстрированная пропаганда сексуальных извращений, и  даже в «нетрадиционной сексуальной ориентации».
Левые (экс-депутат А.Петков) напомнили Санду и про упомянутую выше историю с Джурджулештским портом. По словам Петкова «Лупу с Додоном в этой афере века, безусловно, есть, но они мелкие сошки, и Майя это прекрасно знает…Но она не захотела ничего говорить о том, кто «наваривается» на откровенном воровстве НДС, прикрываясь торговлей в Свободной зоне. Ничего не сказала о том, КТО обеспечивает отчуждение отданных в аренду участков под заправки, например. КТО "наваривается" на ценах на топливо, в условиях освобождения от НДС. КТО является выгодополучателем от узаконенной контрабанды в порту. КТО проводит контрабандные табачные баржи из порта. Это только малая толика того, о чем Майя Санду предпочла не говорить. Потому что, хозяин, рисующий ее лидером в опросах, может и обидеться».
Периодически, впрочем, в молдавских СМИ можно было прочитать и откровенно идиотские суждения относительно того, что происходит между претендентами на пост кандидата от правых. Так, например, Н.Зверев, правильно отметив, что  серьезной ошибкой Нэстасе и Санду было отложить определение единого кандидата на октябрь (за это время позиции власти серьезно укрепились), неизвестно с чего  предположил, что намерение лидера ЛДПМ В.Чиботару поддержать М.Санду говорит о том, что они вдвоем «сливают» А.Нэстасе и «хоронят идею выдвижения единого кандидата от правой оппозиции». А разве кто-то к моменту публикации этой статьи (22 сентября 2016 года) уже определил, что этим единым кандидатом станет А.Нэстасе? Даже сам Нэстасе так не решался говорить в те дни, хотя  очень  хотел и настаивал на  признании себя в этом качестве. Почему же тогда «сливание» Нэстасе означает непременно «похороны единого кандидата от правых»? Что, разве М.Санду уже кто-то априори исключил из числа претендентов на сей пост? События последующих дней и, в частности, согласие Платформы ДА 13 октября на выдвижение М.Санду в качестве единого правого кандидата показали явную глупость таких предположений. В другом случае этот же автор, насмехаясь над нападками Ю.Лянкэ и М.Санду друг на друга в связи с «делом о миллиарде», писал, что они обвиняют друг друга в предательстве и обмане и уничтожают один другого, и «скоро у сторонников «европейской идеи» попросту не за кого будет голосовать, ведь те, кто любуются звездами, давно столкнули друг друга в канаву...». Во-первых, нападки политиков друг на друга во время предвыборной кампании – обычное дело во всех странах мира, иначе избирателю будет непонятно, за что же борется тот или иной политик и в чем его отличие от других. Ну а во-вторых, выборы Президента еще впереди. И не факт, что те, кто видит конкурента в канаве уже сейчас, не окажутся в ней по итогам выборов.
Сторонники действующей власти также отнеслись к М.Санду неоднозначно. Так, в частности, авторы фильма «Майя Санду: королева из БАКа», приводят немало собранных ими сведений о недостатках и провалах Министерства образования в бытность министром М.Санду. Указав на основные черты имиджа М.Санду: реформатор, честный, последовательный менеджер западного типа, борец с коррупцией, антикоммунист, патриот, они в то же время отмечали, что при  М.Санду в 2012-2015 гг. были закрыты, оптимизированы или реорганизованы 250 школ, число школ сократилось с 1460 до 1347. Несмотря на ее утверждения, что были закрыты лишь школы, которые посещали 5-10 человек, были и такие, которые посещались 200-300 детьми. В зимний период 72 000 детей из 360 713 не были охвачены образованием. В 2014 г. из-за самых низких в Европе зарплат произошла забастовка работников образования. Однако Санду не уступила, обосновав свою позицию тем, что повышаются требования к дидактическим кадрам и вырабатывается новая система оплаты учительского труда. Школьные автобусы закупались по двойной цене, что нанесло многомиллионный ущерб госбюджету. Но Санду сказала об этой афере только через 2 года после своего прихода на пост министра. А о роли тогдашнего премьера В.Филата Санду предпочла вообще умолчать. Не назвала никаких виновников кражи миллиарда и отрицала, что голосовала за решение о выдаче кредита банкам. Кроме того, авторы фильма напомнили, что именно М.Санду «навязывала» директора лицею «Данте Алигьери», что вызвало протесты преподавателей и учащихся и судебный процесс лицея против министерства.
Блоггер К.Гандрабур писал, что М.Санду стала ему значительно более симпатичной после того, как на стороне А.Нэстасе выступил экс-премьер И.Стурза, и из-за скандала, вызванного отказом М.Санду участвовать в «Гражданском форуме, организованном Цопами, среди их кукол Нэстасе и Усатого» и ее предложением встретиться с А.Нэстасе «на нейтральном поле». Она, по мнению Гандрабура, предоставила много доказательств того, что не является марионеткой, которую Нэстасе использует для того, чтобы при помощи ее голосов самому стать Президентом. Роль Усатого в конфликте Нэстасе с Санду он видел в том, чтобы поддерживать эту войну двух политиков и дальше.
Напротив, другой блоггер, Е.Лукьянюк, не верил М.Санду и решил задать ей в СМИ ряд вопросов, как-то: 1) когда она узнала, что ДПМ, и особенно Плахотнюк, являются высшим злом? Ведь она была министром в Правительстве, поддерживаемом и ДПМ В.Плахотнюка, и именно Плахотнюк был тем, кто вел переговоры для установления Правительства Габурича, в котором М.Санду сохранила свой пост. Причем, например, министра юстиции Ефрима убрали в последний момент, а Санду оставили. 2) Почему, когда Санду узнала о хищении из БЕМ и о причастности к нему ЛДПМ и лично В.Филата, то не покинула ЛДПМ, а напротив, стала частью нового кабинета вместе с коммунистами и демократами, то есть Ворониным и снова тем же Плахотнюком. 3) Почему в бытность Санду министром, она не сделала публичных заявлений по делу о хищении денег из БЕМ и не требовала расследования этого дела? Почему она стала это делать только после своего отстранения с поста министра? 4) Почему Санду решила продолжить работать в Правительстве, которое уже тогда было обвинено в хищении денег из БЕМ? Почему не подала в отставку? (прося не ссылаться в очередной раз на незавершенные еще реформы в образовании). 5) Почему, будучи министром в двух Правительствах, она не критиковала ДПМ и Плахотнюка? Или ей нравились голоса депутатов, которые он обеспечивал? Лукьянюк не сомневался, что не получит ответа, как не получил его ранее по поводу коррумпированного примара с.Пухой, ставшего членом команды М.Санду. Лукьянюк обвинил Санду в том, что она «согласилась со «свинством» ЛДПМ, выдвинувшей ее в премьеры, зная наперед, что ее используют в свои интересах Филат и Стрелец. И все потому, что хотела выглядеть спасительницей».
Более взвешенную позицию занял политолог В.Андриевский. Не считая нужным  оценивать достоинства и недостатки  двух основных правых кандидатов, М.Лупу и М.Санду, ибо не это в данном случае главное,  он писал: «…по большому счету не важно, кто войдет во второй тур со стороны проевропейских политических сил – Майя Санду или Мариан Лупу. Важно, чтобы кто-то из них победил. И победил не потому, что они намного лучше, чем Игорь Додон.  Каждый из них не лишен недостатков. Но Санду и Лупу играют на стороне Молдовы».
Некоторые авторы иронизировали над главным требованием М.Санду к будущему кандидату от правоцентристской оппозиции – «чтобы он был незапятнанным», считая, что так она «ненавязчиво» хочет убедить всех в своей честности. И это притом, писали они, что Санду была «близка к скомпрометировавшей себя коррупционными скандалами ЛДПМ», была членом правительств, сдававших в грабительскую концессию аэропорт и осуществлявших «капитализацию» БЕМ. Обращая внимание на то, что Санду публично объявляет себя сторонницей унионизма, они отмечали, что как гражданка Румынии, Санду «в полном объеме отрабатывала клятву, данную Румынии при получении гражданства – стимулировалось обучение молдаван в Румынии, что разрушает молдавскую систему образования», активизировался процесс румынизации молодежи  и т.д. «У нас уже есть Конституционный суд, состоящий из граждан Румынии, несколько таких же министров и много депутатов парламента. Осталось только президента с румынским паспортом избрать для полного комплекта. В таком случае останется лишь уладить некоторые «формальности» между двумя странами?».

16.  Прогноз политики ПДС под руководством М.Санду в случае победы.
1)      Санду – Президент
«Президентская» кампания в Молдове проводится в не самое подходящее для ПДС время – партия проходит лишь стадию формирования, во множестве населенных пунктов страны ее ячеек еще нет, и она пока далеко не в достаточной мере известна жителям страны. Кроме того, против М.Санду будет работать фактор ее «министерского» прошлого, а также личная жесткость. Став Президентом, она постарается постепенно вытеснить из аппарата Президентуры всех тех, кто с ней не сможет ужиться либо подчиниться ее требованиям, и заменять на тех, кого хорошо знает. В  условиях, когда Президенту, издающему Декреты, нужна более-менее широкая поддержка, «неожиданно» выяснится, что  у ПДС нет в своих руках ни министерств и ведомств, ни райсоветов, ни даже сельских примарий, а только отдельные чиновники разных ведомств, многие из которых преимущественно из сферы образования. Это значит, что поле для реализации ее указов будет максимально узким, исполнять их будет почти некому, а подавляющее большинство представителей других партий (и даже нынешние «союзники» ЛДПМ и Платформа ДА) еще создадут множество проблем «не нашему» Президенту. Для остальных партий Указы Президента М.Санду, если они не будут подкреплены немедленным исполнением, будут мало что значить. А именно это с ними и случится, потому что ни ДПМ, ни ЛП, ни НП, ни какая-либо другая партия добровольно соглашаться с мнением Президента не захотят – у каждой есть свое руководство и своя партийная программа, которая почти наверняка с программой М.Санду совпадать не будет. Тем более малозначащим будет мнение Президента М.Санду для Парламента и Правительства, где вообще нет представителей ее партии, а лидеры ДПМ, ЛП, ПСРМ и ПКРМ менее всего собираются учитывать мнение новоявленного, но абсолютно чужого для них главы государства. Встречи с народом будут у Санду вскоре превращаться в жалобы на то, что она-то хочет что-то изменить, да вот Парламент/Правительство/какое-то министерство или ведомство не дают это сделать, и никак не получается сдвинуть ситуацию с места. Как результат, авторитет Президента М.Санду будет сильно подорван уже задолго до парламентских выборов декабря 2018 года и рейтинг ПДС поползет вниз. Что может привести к непопаданию ее в Парламент, а затем и краху. Поэтому в нынешней ситуации М.Санду на посту Президента скорее нанесет большой вред позициям своей растущей партии, чем укрепит ее.
2)      ПДС в Парламенте
Этот вариант будет реализовываться в случае проигрыша М.Санду на выборах Президента в первом либо втором туре. Для ПДС поражение лидера будет в электоральном плане неопасно, потому что всегда можно будет списать его на происки политических конкурентов, и особенно правящей коалиции, которая вредит, как может, набирающей силу партии. Зато у нее будет время окончательно сформировать сеть парторганизаций по стране и начать уже в нормальном, а не в авральном порядке подготовку к очередным парламентским выборам декабря 2018 года. Даже если ПДС удастся к тому времени просто хотя бы сохранить нынешние позиции в обществе, а не нарастить, она получит голоса 15-20% избирателей, то есть довольно весомую фракцию в Парламенте и сможет реально влиять там на принятие хотя бы части решений. А это значит – можно будет приступить и к исполнению своей партийной программы и обещаний, данных избирателям. И уже во многом от руководства ПДС зависит, насколько хорошо ему удастся находить общий язык с другими парламентскими фракциями, с которыми нужно будет в этом случае активно контактировать, идти временами на уступки, чтобы что-то выторговать в интересах своей партии и своих избирателей. Но это будет совсем непростым делом, учитывая существующую неприязнь к ПДС со стороны других партий, а также однозначную нацеленность строго на Запад, в отличие от традиционных молдавских выкрутасов «быть между Западом и Востоком», характерных для всего политического класса. К четкому прозападному курсу  в Молдове не привыкли, несмотря на все заверения, ни левые, ни правые, и это будет способствовать во многом изоляции ПДС  в Парламенте.   

17.  Плюсы и минусы М.Санду
К числу плюсов М.Санду относятся:
1)                 Большая целеустремленность, настойчивость и упорство в достижении раз поставленной цели. Редко отступает, умеет, если уверена в своих позициях, до последнего стоять на своем и не идти на принципиальные уступки.
2)                 Хороший администратор и организатор, уже обладающий известным практическим опытом, умеющий объединять людей и ставить перед ними четкие и достаточно конкретные задачи
3)                 Умение рассматривать все проблемы под строго практическим углом зрения, без лишней демагогии и отвлеченности, и видеть реальную ситуацию.
4)                 Четкая ориентация на Запад и западные ценности, что совершенно нехарактерно для молдавских политиков, и стремление привнести эти ценности и в молдавскую политическую жизнь.
К числу минусов М.Санду относятся:
1)            Нередко проявляющиеся колебания и сомнения– подчас даже по принципиальным вопросам, неуверенность в себе и намеченных задачах, что нередко не удается скрыть и становится заметно благодаря непривычному для нее многословию, состоящему часто из уклончивых, уводящих от темы разговора заявлений.
2)            Излишняя жесткость, категоричность, подчас отстраненность от мнения окружающих, если они не разделяют ее мнения, стремление провести прежде всего свою позицию.
3)            Острая восприимчивость к критике, которую, будучи впечатлительной и нервной, глубоко переживает.
4)            Узкопрофильность взглядов – практически невозможно встретить в высказываниях М.Санду анализ экономической ситуации (несмотря на базовую профессию, которая к этому обязывает), высказывания о культуре, науке и ряде других областей носят общий характер, не говорящий о глубоком знании существующих в этих сферах жизни общества проблем.

Заключение

            Майя Санду  уже несколько лет известна молдавским политикам и жителям Молдовы. Мы увидели ее в двух ипостасях – министра и политического деятеля. Министр М.Санду запомнилась целеустремленной и жесткой позицией по вопросу о введении строжайшего порядка контроля во время экзаменов, и прежде всего благодаря ее настойчивости и характеру этот порядок удалось сохранить, даже вопреки многим молдавским политикам и значительной части наших жителей, которые, к стыду нашего народа, привыкли делать карьеру своим детям при помощи «спасительных» взяток. Эта мера, если она будет сохранен преемниками М.Санду, действительно станет важной очистительной мерой для нашего общества, но только начальной мерой, ибо впереди еще множество других аналогичных. В то же время именно М.Санду несет тяжелую ответственность перед всем молдавским народом и будущим нашей страны за закрытие школ, лицеев и гимназий в селах, особенно отдаленных. Этот противоречивый и сложный след она навсегда оставит после себя среди жителей Молдовы, и даже тех, кто ей симпатизирует и поддерживает.
            Став политиком, она сумела воспользоваться существующим в нашем обществе недовольством нынешним положением вещей и никогда не исчезавшим у жителей Молдовы желанием жить по западным образцам. Элементы такого поведения и деятельности стали проявляться и у М.Санду. В кратчайший срок ей удалось создать уже довольно жизнеспособную политическую структуру, у которой стало вырисовываться политическое будущее. Это огромный успех для начинающего свою самостоятельную политическую жизнь лидера. Она долго добивалась и наконец, добилась положения лидера уже не только своей партии, но целого сегмента молдавской политической сцены – правоцентристского, а со временем, при благоприятном для себя развитии ситуации может стать и главной правой партией страны. Но этому мешает недостаточное знание М.Санду своего народа, его устремлений и намерений, и недостаточная гибкость и приспосабливаемость к конкретной политической ситуации, к нынешним политическим лидерам. Эти недостатки, полагаем мы, можно будет с годами устранить, потому что ПДС пришла, в отличие от некоторых других партий нашей страны, не на день-два, а успешный политик именно потому и становится успешным, что непрерывно учится всему, что возникает вокруг него.
            ПДС оказалась первой политической партией, которая четко и бесцеремонно (для молдавской политической сцены) поставила курс «строго на Запад» (не на Румынию, Россию или какую-то другую отдельно взятую страну) и первой объявила США единственным стратегическим союзником нашей страны, без возможных вариантов и попыток допущения иного пути развития событий. Это принципиально важный момент в истории Молдовы. В этом смысле ПДС можно назвать партией уже нового поколения, воспринявшего идеалы Запада, а не Востока, ЕС, а не СССР. Таких партий у нас будет со временем много, но ПДС стала первой. Поэтому такое положение накладывает на нее и ее лидера огромную ответственность и необходимость строго следовать взятым на себя подлинно европейским устремлениям и задачам. Здесь действительно потребуются и жесткость, и настойчивость и целеустремленность, которые есть у ее лидера М.Санду. Главное, чтобы эта партия и ее председатель никогда не отрывались от нужд народа и страны, и живя идеями европейского общества, всегда искали пути их реалистического, прагматичного  применения в конкретных условиях Молдовы. Чем лучше это получится, тем более перспективным будет у ПДС и ее лидера политическое и человеческое будущее.

  Руслан ШЕВЧЕНКО, зам.директора Института Эффективной Политики, доктор истории

           
                                                                                   



            

Комментариев нет:

Отправить комментарий