понедельник, 12 декабря 2016 г.

Чего ждать от «президентских» выборов в Приднестровье



            Выборы в приднестровском регионе нашей страны слабо освещаются нашими СМИ. В силу бытующего еще с начала 1990-х преступного взгляда на Приднестровье как «отрезанный ломоть», который «все равно потерян навсегда», или как «электорат, который может опрокинуть сложившийся баланс между левыми и правыми в Молдове», восточные районы страны и существующий там криминальный политический режим мало изучается нашими политологами и журналистами, а политиками и подавно.  Такие высказывания и действия в этом направлении лишь укрепляют сепаратизм и подрывают молдавскую государственность. Молдавским журналистам и политологам необходимо тщательно отслеживать все, что происходит на левом берегу, потому что это теснейшим образом связано с нашей страной.
            В действительности «президентские» выборы в левобережной Молдове представляют для нас значительный интерес. Главным образом потому, что они проходили в совершенно невыгодной для левобережных лидеров социально-политической, экономической и международной обстановке, которая с течением времени только все более усугубляется. Во-вторых, потому, что хотя общей чертой всех трех основных кандидатов – Е.Шевчука, генералов МВД Г.Кузьмичева и В.Красносельского является глубокая и непреходящая любовь к «родине-матери России», и обещания «добиться независимости и присоединения» к РФ,  в то же время, в условиях растущей изоляции региона, их конкуренция носила в значительной мере условный характер. Ибо набор предлагаемых ими мер «по выходу из кризиса» весьма ограничен. В социально-экономической области все трое одинаково обещали значительное усиление внимания к вопросам социальной политики.
Так, например, Е.Шевчук сулил реализовать повышение пенсий на 20%, зарплат на 10%, осуществить ряд важных социальных проектов. Эти положения можно было бы осуществить, если начать серьезную борьбу с местными олигархами, под которыми понимаются хозяева «Шерифа» И.Казмалы и В.Гушан. По словам Шевчука и его команды, «Шериф» при И.Смирнове пользовался чрезмерными льготами на ввоз товаров в Приднестровье, из-за чего Приднестровье недополучило в бюджет за 10 лет более 1 млрд.долларов. Теперь же нужно было бы  заставить «Шериф» заплатить четверть этой суммы (250 млн.долларов), которыми и будут оплачены обещания Шевчука. Правда, остается непонятным, почему, если «Шериф» «присвоил» более 1 млрд.долларов, то должен вернуть всего 250 млн.? Остальные 750 млн. якобы украденных долларов, выходит, можно забыть навсегда?
            Помимо этого, к числу успехов своей политики Е.Шевчук относил удержание стабильного курса «национальной  валюты» - местного рубля и отказ его девальвировать даже в условиях падения курса «старшего брата» - российского рубля, снижение тарифов на энергоносители, дополнительные меры по поддержке малоимущих и т.д.
            Его главный конкурент, председатель «Верховного Совета» Приднестровья, генерал-майор В.Красносельский, последний министр внутренних дел региона при Смирнове (2007-2012), поддерживаемый «Шерифом» и самим И.Смирновым, сделал главными пунктами своей программы рассказы о том, как «Шериф» заботится о малоимущих (поддержка домов для детей-сирот, передача учебным заведениям компьютеров, именные стипендии для лучших студентов вузов, пособия для ветеранов войны и детей-инвалидов, дисконтные карты для многодетных семей и пенсионеров, позволяющие купить товары с 7%-ной скидкой (а самые «ходовые» - и с 10%-ной), для владельцев дисконтных карт «Радуга» 3%-ные скидки в супермаркетах и 7%-ные на АЗС компании «Шериф». Кроме положений, связанных с деятельностью «Шерифа», Красносельский сулил «восстановление законности и строгое соблюдение Конституции», закрытие «фирм-прокладок» и различных сомнительных фирм, через которые уходят бюджетные средства, снять гриф секретности с ряда статей бюджета, учредить систему народного контроля за действиями чиновников, поддержка малого и среднего бизнеса (бесплатные патенты на предпринимательскую деятельность), строительство дешевого жилья для молодежи, бесплатную медпомощь в построенных за счет бюджета поликлиниках, разумеется – усовершенствование пенсионной системы (примерно 1/3 жителей региона – пенсионеры), и даже «возвращение всех доходов и расходов бюджета в госказну». Последнее звучит анекдотически: если вернуть доходы в казну – дело вполне реальное, то как можно вернуть расходы, то есть деньги, которые будут растрачиваться на различные нужды бюджета, в том числе на пенсии, пособия, образование и т.д.? В этом случае бюджет превратится просто в личную кубышку самого Красносельского и его команды, то есть времена Шевчука еще покажутся раем.
            Г.Кузьмичев построил свою избирательную кампанию на нескольких  основных тезисах: 1) социальная и политическая стабильность, для достижения которой «у нас есть силы и средства»; 2) повышенное внимание к кадрам и их правильная мотивация в деятельности, чтобы вернуть многих уехавших; 3) создание конкурентной среды, жесткие антимонопольные меры со стороны государства, которые позволят развить производство, создать новые рабочие места, снизить напряженность в обществе, обеспечить стабильность социальных выплат и экономическую безопасность региона; 4) строгий контроль и персональная ответственность чиновников.
            Чтобы отделить себя от непопулярного Шевчука, в адрес которого высказываются часто весьма нелицеприятно, Кузьмичев в своих пропагандистских материалах стал подавать себя как его жертва. Делалось это, например, так: «…оказалось, что Шевчуку было гораздо приятнее слушать «сладкие» речи лизоблюдов, а не жесткое и откровенное мнение Кузьмичева. В 2015 году Шевчук фактически убрал Кузьмичева из своей команды, поддавшись на уговоры окруживших его предателей. После этого понеслось - решение снимать с пенсионеров 30%, снижение доходов от таможни, так как ее захватили новые ставленники Шевчука, МВД стало беззубым сторонним наблюдателем за происходящим в республике, а всё окружение Шевчука сейчас боится сделать лишний шаг, со страхом оглядываясь на предстоящие выборы в декабре. По решению Шевчука, Геннадий Кузьмичев превратился в стороннего наблюдателя за тем, как усердно разрушалось то, что он успел построить за 2 с лишним года. А сам Евгений Шевчук, хоть публично и признает, что одной из его главных ошибок - были неверные кадровые решения, но при этом упорно отказывается осознавать, что главной его ошибкой стало увольнение Геннадия Кузьмичева. Благо, уже в декабре этого года у Кузьмичева появится возможность исправить ошибки, которые натворили «профессионалы» после его увольнения».
            В отличие от своих конкурентов, у Е.Шевчука была возможность доказать делом, а не только обещаниями, что он «лучший друг России». Некоторые попытки в этом направлении он действительно предпринял. Например, объявил о завершении «гармонизации» местного законодательства с российским. Правда, оно и ранее, по словам местной же прессы, было почти полностью «сгармонизировано» с российским (более чем на 90%), но здесь главное – заявить свое право на первенство, чтобы лавры «лучшего друга России» не украли конкуренты. Вместе с тем Е.Шевчука обвиняют в «махинации», связанной с Рыбницким металлургическим заводом, в хищении 100 млн.долларов, заметном ухудшении экономического состояния. Поэтому по ряду опросов (но не по всем) он уступает В.Красносельскому (разрыв в некоторых опросах достигает 10%). Чтобы не осложнять ситуацию еще больше, из гонки убрали под «благовидным предлогом» включившегося было в нее одного из основателей «независимой ПМР» Г.Маракуцу, который мог бы серьезно спутать карты Шевчуку.
            Перед первым туром ситуация еще больше упростилась – Г.Кузьмичев снял свою кандидатуру и основных претендентов на пост главы региона остались всего два – Е.Шевчук и В.Красносельский.  Жителям нашей страны, а кстати, и аналитикам, нужно очень четко уяснить, что никакого «партнерства», «компромисса» или тем более «союза» между выдвиженцем «Шерифа» «коренным русским» (как и Смирнов, он тоже уроженец РФ) Красносельским, и «южнорусским типом» Е.Шевчуком, некогда выдвиженцем того же «Шерифа», предавшего интересы холдинга и ставшего ныне его злейшим врагом, не могло быть. Либо Шевчук ликвидировал бы Красносельского в политическом плане, либо наоборот, потому что на кону главный вопрос – о власти. Даже Москва, хотя они оба на нее ориентируются, не может их примирить, хотя одно время слухи о таких намерениях РФ усиленно распространялись. России эта борьба невыгодна и неприятна, потому что ослабляет и Шевчука, и Красносельского, на которых всплывает все новый компромат. А заменить их в нынешних условиях пока некому. Шевчук Москву не очень устраивает, так как его компрометируют коррупционные скандалы, и обвинения в предательстве Приднестровья в пользу Молдовы, а вдобавок никуда ведь не исчезли и не забыты в регионе утверждения еще В.Антюфеева о том, что Шевчук «агент Запада».
 Не особенно устраивает Москву и В.Красносельский, так как за ним, во-первых, не самые лучшие воспоминания жителей региона – он был членом надоевшей «команды Смирнова», а во-вторых, его поддерживает столь же непопулярная, несмотря на все свои усилия, компания-монополист «Шериф». Между тем ее бизнес-интересы, по признанию ряда российских политологов, связаны отнюдь не с Россией. Так, директор Института глобализации и социальных движений Б.Кагарлицкий указывал, что «проблема для России в том, что финансовые активы холдинга находятся в основном в Германии. Экспорт компании ориентирован главным образом на Молдавию и Евросоюз. В этом контексте интересы новых властей ПМР могут быть теснее завязаны на Запад, что в Москве вряд ли оценят». Пытаясь разобраться в ситуации, путинское руководство направило в регион в июле 2016 г. вице-премьера РФ Д.Рогозина. Но тот явно не смог определиться с тем, на кого ставить, и полезных советов администрация Путина  от него не получила.
Что же делать в этой ситуации молдавским властям?  Как ни покажется сие странным, но нам, Молдове, выгодны оба варианта. Победа Е.Шевчука привела бы к дальнейшей дискредитации и падению авторитета руководства региона, дальнейшей его политической изоляции. Даже российским представителям было бы в этом случае чем дальше, тем менее удобно подавать ему руку, потому что они видели бы  в нем обреченную, «хромую утку», которая будет и дальше погрязать в борьбе с почти всесильным в регионе «Шерифом». Серьезные же репрессии против «Шерифа», масштабный «передел влияния» могли, учитывая его важнейшее значение для  региона, привести к коллапсу целый ряд базовых отраслей его экономики и к катастрофе все Приднестровье. Собственно, это тоже в интересах Молдовы, так как способствовало бы разрушению структур управления и ускорению развала региона. 
С другой стороны, В.Красносельский, став главой региона, едва ли рискнет повторить путь Е.Шевчука, который тот некогда проделал, и сделаться врагом «Шерифа» - это тоже приведет к ослаблению центральной власти в регионе и большим проблемам лично для В.Красносельского. Скорее всего, он постарается «идти в упряжке» и выполнять и далее волю выдвинувшего его концерна. А это значит, что зависимость Приднестровья от стран Запада, переориентация его экономики с России на страны ЕС будет только нарастать. В какой-то момент экономическая переориентация, как обычно и бывает в таких случаях, начнет переходить на качественно новый уровень – политическую зависимость. И тогда не только сам В.Красносельский, но и множество местных чиновников будут назначаться тоже с одобрения западных структур. Это ускорит «вестернизацию» госаппарата Левобережья, который, сохраняя риторику о дружбе с Россией, все больше будет переориентировать регион на Запад. В этом случае не поможет даже государственный переворот, возможностью которого пугал жителей региона Е.Шевчук, потому что он лишь усилит хаос и неразбериху среди нескольких борющихся за власть кланов.
Итоги выборов 11 декабря 2016 г. показали, что В.Красносельский одержал сокрушительную победу над своим оппонентов уже в первом туре. Так что мы сможем вскоре убедиться, насколько достоверным был сей прогноз.
Главным выводом из всего происшедшего в левобережных районах нашей страны,  для властей Молдовы должна стать разработка собственной стратегии решения приднестровского вопроса, умело применяя в этих целях противоречия различных политических сил региона и явное ослабление авторитета власти в Приднестровье. Итогом ее должно стать усиление политических конфликтов, экономическое ослабление и дезинтеграция региона. Это позволит властям Молдовы приступить к следующему этапу разрешения приднестровской проблемы – постепенному вливанию структур власти региона в единые общемолдавские. Политиков Молдовы не должно страшить объединение берегов, ибо это не повлечет за собой «приднестровизацию» нашей страны, как нас запугивают не заинтересованные в объединении Молдовы или просто следующие в фарватере мнений Бухареста и Москвы (здесь они удивительно солидарны) представители СМИ и аналитики. Во-первых, экономический потенциал Приднестровья слишком мал (ВВП региона – по итогам 2015 г. всего  14,6% от общемолдавского, или 869,7 млн.долларов из 5916 млн.долларов), а бизнес и преступный мир региона в финансовом и политическом отношении слишком слабы, чтобы противостоять влиянию «коллег» с Правобережья. Это значит, что они неизбежно будут в прямом смысле слова растворены в молдавском бизнесе. Во-вторых, нужно также принимать во внимание, что в ходе любых выборов поддержанные Левобережьем кандидаты будут скорее всего малоизвестны и непопулярны на правом берегу и не будут пользоваться солидной поддержкой в целом по стране. В-третьих, что касается кандидатов с левого фланга, уроженцев Правобережья, то ни молдавская политическая элита, ни крупный бизнес страны не позволят, в условиях продолжающегося раздробления левого фланга в Молдове, привести к власти подлинно пророссийских политиков, даже если их и поддержат на левом берегу. Вот почему молдавским властям нужно постепенно активизироваться на «приднестровском» направлении. Стартовым выстрелом для этого могут стать и «президентские выборы» в левобережном регионе нашей страны.


Руслан ШЕВЧЕНКО, зам.директора Института Эффективной Политики, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий