четверг, 22 июня 2017 г.

Интервью о том, как началась война 1941-1945 гг. в Молдове и ее последствиях

В 41-м в кишиневе начались грабежи магазинов и складов
- Как восприняли весть о начале войны в Кишиневе и в Молдове?
Р.Ш.: - Хотя жители Молдовы и Кишинева в частности хорошо понимали, что война совсем близко (ведь Югославия и Греция были захвачены Германией уже в апреле 1941 г.), но все-таки верили, что как-нибудь «пронесет», ведь у человека всегда есть надежда на лучшее. На часть населения подействовало заявление советского правительства от 14 июня 1941 г. о том, что Германия не готовится нападать на СССР, некоторых это успокоило. Поэтому начавшиеся бомбежки вызвали большое потрясение. Но в первые дни вой­ны, до начала июля 1941 г., несмотря на налеты немецкой авиации, руководству республики удавалось удерживать ситуацию под контролем. Работали радио, редакции газет, почта, телеграф, магазины...
Историк Руслан Шевченко
Историк Руслан Шевченко
Ситуация начинает меняться после 1-3 июля, когда немецко-румынские войска осуществляют прорыв и начинают наступление на Кишинев. Бомбежки города учащаются, газеты перестают выходить (последний номер «Советской Молдавии» вышел 30 июня), радио работает с большими перебоями, постоянно прерывалась связь, очереди в магазинах росли, нарастала паника. В этих условиях, получив известие об успешном продвижении немецко-румынских частей, Бюро ЦК КП (б) М 4 и 6 июля 1941 г. принимает постановления об эвакуации оборудования, продовольствия, скота и т.д. (второе из постановлений так и называлось – «Об эвакуации ценностей, скота и населения» - скот и ценности были важнее людей). Постановление от 6 июля 1941 года запрещало переходить через Днестр, начиная с 8 июля, чтобы не мешать транспорту, вывозившему оборудование, технику и продовольствие. Этими решениями власти пытались взять под контроль самовольное бегство части жителей через Днестр далее на восток. Но этот запрет совершенно не соблюдался, его выполнение технически нельзя было обеспечить, потому что беженцев оказалось слишком много. В первые дни хаоса властям удавалось удерживать контроль над ситуацией, но уже не везде. В ряде населенных пунктов, в частности в Оргееве, Сороках, 7-9 июля происходят грабежи складов и магазинов.
Б.Ш.: - Не совсем верная интерпретация этого партийного решения и того, что происходило в те дни. Эвакуация протекала на основании четких и ясных распоряжений из Центра, ЦК ВКП (б) и советского правительства. И эти решения дублировались республиканскими советскими и партийными органами. Паники никакой не было, потому что предприятия эвакуировались целенаправленно и централизованно. Естественно, вывозили и материальные ценности — станки и оборудование, чтобы они не достались врагу. Это нормальная практика любой воюющей стороны! Эти ценности подлежат эвакуации или уничтожению. Что касается паники, если сейчас произойдет землетрясение, конечно, будет паника! А если тебя каждый день бомбят, каждый день налетают самолеты?! В 1941 году авиационными налетами было уничтожено 40% Кишинева! Во время военных действий всегда есть грабежи и нападения на магазины и склады.
- Наши граждане боялись прихода немцев?
Р. Ш.: - Настроения были очень разными. Если к 1940 году большая часть населения выступала против румынской администрации, то за год Советской власти настроения сильно изменились, и не в пользу новой власти. Этому способствовали национализация домов и земельных участков не только у зажиточных, но и у рядовых граждан, многочисленные аресты, суды, расстрелы, вдобавок состоялись и первые высылки. Как следствие этой политики, несмотря на колоссальную рождаемость и приток новоприбывших из других регионов СССР, население республики с августа 1940-го по 25 апреля 1941 года сократилось на 110 000 человек (с 2 719 000 до 2 609 000). Все это серьезно сказывалось на отношении жителей к Советской власти.
Б.Ш.: - Конечно, настроение населения было разным. А как оно могло быть на этой территории одинаковым, если она всего год была под Советской властью? Естественно, были и недовольные Советской властью.
Историк Борис Шаповалов
Историк Борис Шаповалов
- Какие объекты взрывали в Кишиневе отступающие советские войска?
Р.Ш.: - В Кишиневе были взорваны здания ЦК КП(б)М, СНК, НКВДНКГБ, ряд заводов, в том числе литейный, механический, спиртовой, авторемонтный, обувная фабрика, радиоцентр, 4 типографии, линии электропередачи. Сильно пострадали от взрывов и поджогов, были частично или полностью разрушены Кафедральный собор, митрополия, водопровод, городской банк, гостиницы, отделы милиции, школы, общежития, жилые дома, все редакции газет и т.д. Сжигали архивы, в частности, сожгли почти весь архив кишиневской мэрии (от тех архивов осталось примерно 20%). Имущество и оборудование вывозилось, а что не смогли вывезти, уничтожалось. Было вывезено 4086 вагонов имущества и оборудования, в том числе 2479 вагонов с продовольствием, зерном и другими продуктами, 698 вагонов разных материальных ценностей и т.д.) При отходе советских войск уничтожали посевы, чтобы они не достались врагу. В результате это создало большие трудности для румынской администрации в обеспечении населения края продовольствием.
Б.Ш.: - Вследствие массированных бомбардировок, подрыва отступающими советскими войсками ряда зданий и стратегических объектов, а также уличных боев и артобстрелов было уничтожено около 40% жилищного и 100% промышленного фонда города. Особенно пострадал центр Кишинева, а именно — красивые, изящные здания по Александровской улице (сейчас — бульвар Штефана чел Маре). Это постройки, среди которых можно указать епархиальный дом, митрополию, консисторию, семинарию (занимали квартал на месте правительства) — т.е. здания, которые представляли собой подлинный золотой фонд кишиневской архитектуры XIX века, были нещадно разрушены, практически за ночь. Также предполагалось подорвать водонапорные башни, построенные Бернардацци (коих было две) — но, к счастью, одна из них сохранилась. Сейчас в ней располагается музей города. Ее заминировали, но так и не разрушили — не успели... Помимо вышеупомянутых зданий, во время боев 1941 года пострадали и другие важные объекты — Новый (сейчас — Центральный) рынок, Ильинский базар (не сохранился), многочисленные предприятия, склады и железнодорожный вокзал. Чтобы понять масштаб разрушений в начале войны, следует вспомнить один показательный факт — Кишинев оказался среди самых пострадавших городов во время Второй мировой, наряду со СталинградомВаршавой и Дрезденом.
- Сколько времени длилась оборона Кишинева?
Р.Ш.: - Согласно официальной советской историографии — 25 дней (счет вели от первого дня войны). Но, если серьезно, то ни о какой обороне Кишинева говорить не приходится. Во-первых, наступление на город развернулось 1-3 июля 1941 г., а не с первых дней войны. Во-вторых, за город, как таковой (в отличие, например, от Одессы) боев не велось. Город обстреливали с большого расстояния немецкая и румынская дальнобойные артиллерии, Кишинев бомбила их авиация. К 12-13 июля, по свидетельствам очевидцев, в городе воцарилась паника. К 15 июля немецко-румынские войска подошли к Кишиневу, в котором еще оставались последние представители руководства республики, которые в этот же день покинули город, а также кишиневский уездный истребительный батальон и взрывники НКВД и НКГБ, которые взрывали последние объекты, подлежащие уничтожению. Затем город покинули и они. Никакой осады или штурма города не было. Немецко-румынские войска вступили в город 16 июля 1941 г., примерно в 17.00. Вечером 16 июля они были обстреляны в центре Кишиневским уездным истребительным батальоном, который затем попытался атаковать и уже занятые немцами и румынами кварталы города. К утру 17 июля основные огневые точки батальона были подавлены румынскими и немецкими частями.
Б.Ш.: - Нет, бои были! Мы как раз перезахоронили останки 62 человек, погибших в последние дни перед взятием Кишинева немецко-румынскими войсками. Целенаправленно отвод советских войск от Прута начался 1 июля. Органы власти это знали, население знало. Это к вопросу о панике. В 1941 году две трети Кишинева успели эвакуировать. Поэтому нельзя говорить о том, что кого-то тут бросали, оставляли.
В 1944 году Кишинев оказался разрушен на 76%. фото: oldchisinau.com
В 1944 году Кишинев оказался разрушен на 76%. фото: oldchisinau.com
За русский язык - штраф 100 тысяч леев и 3 года тюрьмы!
- Как местное население встречало немецко-румынские войска?
Р.Ш.: - По-разному, в зависимости от национального состава города. В Кишиневе и Бельцах, где жили, в основном, немолдаване, встречали достаточно пассивно, без больших скоплений людей, и войска не приветствовали. В отличие, например, от Унген или Оргеева, где люди стояли на улицах с транспарантами во славу немецко-румынских войск, Гитлера и Антонеску и плакатами «Долой жидов и коммунистов!» и другими. В целом, в селах немецко-румынскую администрацию встречали лучше, чем в городах.
Б.Ш.: - Хлебом-солью никто их не встречал, однозначно! Люди прятались. Понятно было, кто идет... Было понятно, что румыны придут и будут мстить, гнобить и расстреливать.
- Как в оккупации жили простые жители края, Кишинева?
Р.Ш.: - В Кишиневе оставалось 54 работающих предприятия (два кожевенных, механический, гвоздильно-штамповочный, химический заводы, деревоотделочная, обувная, ватная, меховая, кожгалантерейная, трикотажная фабрики и другие), но так как румынские власти в 1943-1944 гг. стали вывозить оборудование предприятий в Румынию, то к моменту вступления в Кишинев советских войск в городе оставалось 7 работающих предприятий, на которых в общей сложности работало около 700 человек. Плюс к этому действовали школы, медицинские учреждения, некоторые предприятия торговли, общепита, и другие. Работали 2 киноустановки, две библиотеки, в том числе Центральная, имевшая более 50 000 книг, радиоузел, «очаги культуры» - аналог советских Домов культуры. Выходило несколько десятков газет и журналов. Издавались они только на румынском языке.
Б.Ш.: - Например, один из указов румынского правительства предусматривал изъятие из библиотек и частных собраний города всех русскоязычных книг, включая многие дореволюционные издания, а также книги на европейских языках. Всего было изъято около 1 200 000 томов, часть которых была сожжена на месте, а другая — вывезена за Прут. К тому же, румынские власти еще более рьяно принялись за искоренение иноязычной культуры. 22 июня 1942 г., спустя год после начала войны, вышел жесткий закон, регламентирующий использование русского языка горожанами. За «разговоры на языках врага в общественном месте» следовало выплатить крупный штраф (100 000 румынских леев) и три года тюрьмы. «Жертвой» румынизации пали и имена собственные — Иваны стали Ионами, Федоры — Тудорами, а Михаилы — Михаями. Другим методом контроля над местным населением были проводимые румынами акции устрашения — людей расстреливали публично!
Какова была зарплата рабочего в оккупированном Кишиневе?
Р.Ш.: - Зарплата квалифицированного рабочего составляла 5 000 - 7 000 леев в месяц, обычного рабочего – 2 000 - 3000 леев, но при постоянно растущих ценах, которые теперь были много выше, чем до 28 июня 1940 года, этого было мало. В декабре 1941-го в Транснистрии, а в июне 1942-го и в Бессарабии была введена карточная система, однако карточки доставались далеко не всем. Был также хлебный паек: в Транснистрии - 200 граммов зерна в сутки, в Правобережье – 100-200 граммов, пшеницу часто заменяли ячменем, кукурузой, картофелем. Три дня в неделю вместо хлеба продавали мамалыгу. Норма сахара была 100 граммов в месяц для крестьян (с 1 июня 1943 г. – 150 граммов), для горожан – 500 граммов. Государственные цены, установленные в августе 1941 года, – 1 л молока – 10 леев, 1 кг сахара – 43 лея, 1 литр сметаны – 50 леев, 1 литр растительного масла – 56,5 лея, 1 кг сливочного масла – 180 леев. На рынке, где продукты достать было проще, цены были примерно втрое выше. В Левобережье, где действовали германские марки, зарплата составляла 20-90 марок в месяц, 1 кг хлеба – 4,5 марки, 1 кг кукурузной муки – 3,5 марки, 1 литр молока – 2 марки.
Б.Ш.: - В денежной сфере власти очень быстро ввели румынский лей, затем немецкую оккупационную рейхсмарку, причем обменный курс на оставшиеся с советского времени рубли был крайне невыгоден для населения.
- В полицию наши граждане шли служить?
Р.Ш.: - Конечно, и охотно. Было немало людей, которые считали, что румынская власть — это избавление от советской. Однако в полицию, как и во всех странах, добровольцев не набирали, осуществляли тщательную проверку, тем более с учетом военного времени. Среди прочего проверяли на предмет сочувствия Советской власти, выясняли, чем занимался кандидат в 1940-1941 годы, чем занимались его родственники. Играло свою роль и то, что сотрудники полиции и сигуранцы были хорошо обеспечены материально.
Б.Ш.: - В целом по СССР количество коллаборационистов, то есть предателей, тех, кто пошел на сотрудничество с оккупационным режимом, составляло приблизительно один миллион двести тысяч человек. И приблизительно точно такое же количество людей были партизанами на оккупированных территориях.
Советские войска дали немцам уйти из кишинева, чтобы не разрушать город
- Старики рассказывают о том, какие зверства по отношению к местному населению здесь творили румыны...
Р.Ш.: - Нужно помнить, что примерно до ноября 1941 года действовали подпольные организации. Подполье было разгромлено в первые же месяцы. Оно в дальнейшем возродилось во второй половине 1942 года. Действовали и партизанские отряды. Были отдельные случаи диверсий и терактов, например, на железной дороге, подрывали связь, взрывали участки полиции... Румынские спецслужбы писали, что нашли в Кишиневе целую школу по подготовке террористов, которой командовал капитан НКВД Курочкин. Подпольщиков арестовывали, всех, как правило, расстреливали. Были и показательные казни, с целью устрашения, на центральных площадях. Как правило, расстреливали, а не вешали. Расклеивали листовки, но это началось со второй половины 1942 года, подполье активизировалось. Но сигуранца довольно эффективно работала.
Б.Ш.: - В разные годы подполье действовало по-разному. Были и партизанские отряды, и подпольные группы. Сопротивление было!
Что грозило не подпольщику, а обывателю за нарушение оккупационного режима?
Р.Ш.: - Арест. Если человек вызывал подозрение, могли отправить в лагерь. Могли и расстрелять. Таким образом расстреляли 19 787 жителей Кишинева.
- Как решался в Кишиневе еврейский вопрос?
Р.Ш.: - В Кишиневе перед войной было, по разным данным, от 60 до 80 тысяч евреев. Основная их часть вступила в Красную Армию или эвакуировалась на Восток. Когда в конце июля 1941 года было создано гетто (это территория улиц Харлампиевская – ныне Александру чел Бун, Кожухарская – ныне Кожокарилор, Вознесенская – ныне Г.Уреке и Павловская – ныне П.Рареш, – Р.Ш.), там оказалось 12 400 человек. Гетто управлялось юденратом из 12 человек во главе с адвокатом Ш.Гутманом-Ландау. До 3000 узников гетто в 1941-1944 гг. погибло от голода, пыток и болезней. Еще часть была расстреляна айнзацкомандой 11А.
Б.Ш.: - Евреев переселяли в гетто и в лагеря в Транснистрии. В некоторых селах наши сограждане, к сожалению, участвовали не только в их выселении, но и в уничтожении. Есть такие факты, это было. В 2004 году Румыния была вынуждена признать Холокост на своей территории, в оккупированных Транснистрии и в Бессарабии. 300 тысяч уничтоженных евреев!
- Много ли было случаев, когда местные жители писали доносы на своих соседей, коллег, недругов?
Р.Ш.: - Полно! Сплошь и рядом. Точно так же было в сороковом году, когда установилась Советская власть. Это было естественно. Доносчиков всегда хватало. Было желание, как правило, отомстить.
Б.Ш.: - Писали всегда друг на друга и при любой власти. Кстати, это было очень распространено в 41-м, потому что касалось еврейского имущества.
- Было ли различие в отношении немцев и румын к местному населению?
Р.Ш.: - Немецкие власти держались более нейтрально. А румыны воспринимали эту территорию как свою, вели себя здесь как хозяева. А немцы старались держаться более отстраненно, они воспринимали себя как наблюдатели. Немцы могли вмешаться, если видели, что румыны переходят грань. Это было редко. Если немцы видели, что действия румынских властей могли вызвать недовольство местного населения, могли вмешаться. Были случаи, когда жаловались на румын немцам. И военный комендант города от немецкого командования обращал на это внимание румынской администрации. И, как правило, немцам удавалось изменить ситуацию. Немцы были более весомой силой, чем румыны. Не часто жаловались немцам на румын, все же это были союзники.
Б.Ш.: - Такие ситуации были, это абсолютно соответствует действительности. Румыны пришли мстить. Немецкое командование на территории Бессарабии занималось чисто военными вопросами, оно не лезло в сугубо административные дела. А все, что касалось обычной, повседневной жизни, регулировалось военной администрацией Румынии. Очень активно работала сигуранца.
- Какова была численность населения Кишинева во время войны?
Р.Ш.: - К июню 1941 года она превышала 200 тысяч человек. Эвакуировалось примерно три четверти жителей. В городе осталось чуть больше 50 тысяч. В дальнейшем эта цифра особо не менялась, но в 1944-м, из-за частых бомбежек советской и даже англо-американской авиации, численность населения Кишинева стала сокращаться. К моменту появления советской администрации в августе 1944 года она составляла от 25 до 30 тысяч человек. Бои за город шли вечером 23, ночью и утром 24 августа. По свидетельству фронтовых корреспондентов «Правды» и «Известий» и других очевидцев, побывавших в городе уже 24-25 августа, по улицам и среди руин домов бегали только бродячие собаки, кошки, крысы, да изредка мелькали людские силуэты (основная часть жителей скрывалась на окраинах города). Поэтому встречать советские войска было практически некому. Вывод журналистов гласил: «Кишинев был разрушен так, как ни один виденный нами город Советского Союза». Возможно, это было написано под впечатлением увиденного (ведь и в Молдове были города, пострадавшие куда больше Кишинева, разрушенного на 76% – например, Бельцы были разрушены на 85%). Но написанное пером - не вырубишь топором!
Б.Ш.: - Из Кишинева в 1941 году успели эвакуировать две трети населения города. За годы войны были уничтожены 9388 домостроений Кишинёва, 76% жилого фонда города. В 1944 году наша авиация не бомбила Кишинев, а только железнодорожную станцию, где были сконцентрированы военные эшелоны. Больше советские войска Кишинев не бомбили. Дважды бомбили американцы, причем они бомбили жилые кварталы, ровняли с землей все, что Советы могли потом использовать. Есть еще один момент, который хочу особо подчеркнуть. 23 августа советские войска, когда 5-я ударная армия начала наступление на Кишинев, она обошла город с трех сторон, оставив немцам выход на Запад. Сделано это было для того, чтобы не устраивать уличных боев. Могли блокировать город, бомбить Кишинев и раздолбать все эти дивизии здесь. Но они этого не сделали! Они оставили им выход в сторону Хынчешть-Леова, в лесные массивы, и дали немцам выйти. Для того, чтобы не уничтожать город!

Комментариев нет:

Отправить комментарий