суббота, 12 января 2013 г.

Молдова: политические итоги 2012 г.


Этот год оказался очень противоречивым. Его первые месяцы прошли под знаком многочисленных акций протеста оппозиции во главе с ПКРМ, рассчитывавших добиться таким образом падения режима АЕИ. Но к середине года протест постепенно сошел на нет и вторая половина года прошла уже в совершенно другом ключе – сведения счетов между партиями АЕИ и всех их вместе с ПКРМ. Обстановка разительно изменилась, и, если не произойдет ничего экстраординарного, то в целом такой и останется вплоть до предвыборной кампании 2015 г. Почему так произошло и какие движущие силы этому способствовали?
            2012-й начинался крайне неудачно для лидеров АЕИ. 29 декабря 2011 г. судом были признаны невиновными по ключевому для нынешних властей делу «7 апреля» люди, которых они собирались сделать главными виновниками тогдашних погромов – бывший министр внутренних дел Молдовы, генерал-лейтенант полиции Георге Папук и бывший комиссар полиции мун.Кишинев генерал-майор полиции Владимир Ботнарь. Случившееся вызвало, как и ожидалось, склоку в рядах  правящего АЕИ. Премьер В.Филат объявил, что такой приговор его «шокировал», так как 7 апреля он «лично видел» как арестовывали и избивали молодежь, а примар Кишинева, вице-председатель ЛП Д.Киртоакэ даже заявил, что «это свидетельство того, что у власти все еще ПКРМ». Разумеется, дело было не в этих нелепых выдумках. Власти не смогли представить суду ясную картину своей версии событий 3-летней давности. Представленные ими доказательства были в основном дутыми, основанными больше на личном антикоммунизме противников ПКРМ, чем на реальных свидетельствах вины последней, и потому сравнительно легко разваливались в ходе судебного разбирательства. Новая власть не могла признать, что люди, способствовавшие ее приходу к власти, были обычными погромщиками, которые в любой стране немедленно получили бы крупные тюремные сроки, так как это сразу же подорвало бы ее электоральную базу. Единственным действительно серьезным аргументом в пользу правящей коалиции было то обстоятельство, что после 7 апреля против задержанных манифестантов были применены избиения и даже пытки со стороны сотрудников полиции, но и количество таких фактов было сильно преувеличено.
            Новым успехом оппозиции стал вердикт Конституционного Суда, который признал незаконным проведение голосования за кандидатуру Президента 16 декабря 2011 г., ввиду того, что не была соблюдена процедура секретности. Таким образом, процедуру голосования приходилось готовить вновь. Так как даже для депутатов АЕИ стало ясно, что кандидатура М.Лупу явно «непроходная» и не получит нужного количества голосов, под давлением Запада начались долгие, но безуспешные поиски «взаимоприемлемого кандидата». Положение АЕИ обострялось тем, что представители ЕС (Д.Шубель) стали проявлять недовольство чрезмерно затянувшимися поисками нового Президента. Более того, они стали выдвигать и конкретные сроки, в которые должен быть избран Президент. Сначала это было «до 1 января», потом до 15 января, затем до 1 марта, а в конце концов – 15 марта. Все это заставляло АЕИ очень торопиться, так как выдвижение сроков было прямо связано с оказанием политической и финансовой поддержки Запада правящему Альянсу. Но время шло, и конкретной кандидатуры все не было, так как против появлявшихся на горизонте личностей возражали то один, то другой представитель Альянса, чаще всего, впрочем, самый несговорчивый из них, М.Гимпу. Зайдя в политический тупик, АЕИ, чтобы оттянуть время, объявил о проведении в апреле 2012 г. референдума о изменении статьи 78 Конституции Молдовы, определяющей порядок выборов Президента, и вернуться к всенародным выборам Президента. Обосновывая необходимость этого референдума, представители АЕИ не гнушались наглой лжи. Премьер В.Филат, в частности, без зазрения совести объявил, что Совет Европы-де, поддерживает идею его проведения. Узнав об этом, Генеральный Секретарь Совета Европы Т.Ягланд публично опроверг заявления Филата и выразил удивление тем, как может дальше работать Парламент, не сумевший избрать Президента.  
            Успех по принципиально важному делу Папука-Ботнаря, провал очередной попытки АЕИ избрать Президента, очевидное раздражение Запада, который стал все более явно давать понять, что в случае чего откажет АЕИ в поддержке, окрылил левых во главе с ПКРМ, а также непарламентскую часть правой оппозиции – ХДНП. Старый политический союзник В.Воронина, Ю.Рошка, образовав Комитет по защите конституции и демократии, стал проводить еженедельно , начиная с 22 января, по воскресеньям на центральной площади Кишинева свои митинги протеста, которые с согласия руководства ПКРМ посещали рядовые члены партии. Основным требованием митингов была немедленная отставка правящего АЕИ,  проведение досрочных выборов, а также привлечение к уголовной ответственности действующего председателя Конституционного Суда А.Тэнасе, бывшего филатовца, а ныне деятеля ДПМ, который своими действиями нарушал положения Конституции и не допускал требуемого ею в нынешних условиях роспуска законодательного органа. В. Воронин выступил с собственным обращением, в котором фактически полностью солидаризировался с позицией КЗКД. После этого следовало ждать и совместных митингов ПКРМ и КЗКД. Однако, учитывая, что многие члены ХДНП и ПКРМ все же проявляли недоверие к позициям друг друга и личностям лидеров, которых в еще не столь далеком прошлом считали главными политическими врагами, было решено пока проводить такие митинги раздельно.
            АЕИ попытался ослабить позиции коммунистов, лишив их большинства в ключевом для всех парламентских партий Кишиневском муниципальном совете. По настоянию лидера СПМ И.Додона, за которым стояли финансовые интересы Филата и Плахотнюка, депутаты муниципального совета от ПКРМ Е.Дану, бывшая зам.редактора газеты «Коммунист» и представитель русской общины в Молдове П.Донцов покинули ряды фракции ПКРМ и образовали самостоятельную фракцию социалистов.  У коммунистов осталось 24 голоса при требуемых 26, при этом 3 мандата новых советников  не были утверждены судом после ухода в Парламент З.Гречаной, И.Додона и И.Чебана. Задержка с утверждением мандатов советников от ПКРМ также была преднамеренной, потому что мандаты советников от партий АЕИ одновременно утверждались судом без особых проволочек, и была направлена на недопущение блокирования ПКРМ важных для АЕИ решений на муниципальном уровне.  Подтверждением тому служит реакция АЕИ на немедленно последовавший демарш ПКРМ о невозможности совмещения двух постов депутатами от АЕИ М.Фуртунэ и Л.Палихович: протест был просто проигнорирован.
            4 февраля 2012 г. ПКРМ провела свой очередной митинг в центре Кишинева, на котором было принято решение о создании Комитетов по неповиновению центральным властям – Гражданских Конгрессов, которые должны были объединить граждан страны в оказании отпора режиму АЕИ, ставшему открыто антиконституционным, а затем, в результате ослабления режима, превратиться в основу для новой власти. Из членов этих Комитетов в дальнейшем, судя по всему, предполагалось формирование новых органов  как местной, так и центральной власти Молдовы. Процесс создания комитетов проводился с таким расчетом, чтобы успеть образовать их до момента выборов Президента, дата которых все еще оставалась неопределенной.
            На руку ПКРМ оказалось в тех условиях и совершенно неурочная встреча Филата со своим румынским коллегой и старым приятелем М.-Р.Унгуряну, состоявшаяся 3 марта 2012 г. в Яссах. При этом Филат демонстративно приветствовал членов румынской крайне правой организации «Noua dreapta», что вызвало бурю возмущения в стране, и не только среди левых сил.
            Одновременно ПКРМ перешла к наступлению и на местах, пытаясь переподчинить себе исполнительную вертикаль власти на местах, контролировавшуюся  АЕИ,  что было одним из решающих условий в процессе взятия власти в стране, который был задуман стратегами ПКРМ. Бельцкий муниципальный совет, где подавляющее большинство принадлежит ПКРМ, заявил о том, что АЕИ узурпировал власть в стране, обвинил правящий АЕИ в допущении неконтролируемого роста цен и тарифов, замораживании зарплат и пенсий, потребовал отставки АЕИ, Парламента и К.Тэнасе, но при этом сделал и заявление, серьезно обеспокоившее АЕИ - о неповиновении центральным властям. Вскоре В.Воронин объявил, что о неподчинении АЕИ объявили уже 450 населенных пунктов страны. Трудно сказать, насколько достоверна была эта цифра, потом еще более выросшая, но несомненно, что недовольство действиями АЕИ действительно могло вызвать и вызывало серьезный протест на местном уровне, и любые декларации даже группы местных советников (пусть и не большинства) в такой ситуации были серьезным аргументом в пользу коммунистической оппозиции.
            Усиление активности ПКРМ, очевидная неспособность АЕИ решить ключевой для Запада вопрос с избранием Президента, а также неприятие Западом идеи референдума в условиях углублявшегося политического кризиса в стране заставило АЕИ отступить. Гимпу официально заявил, что АЕИ может отказаться от инициированного им референдума, но в случае, если таковой все же будет иметь место, он, Гимпу, будет настаивать, чтобы Воронин стал премьером, Филат – Президентом, а Лупу остался Председателем Парламента. Таким образом, Гимпу рассчитывал убить сразу нескольких зайцев. Во-первых, свалить ответственность за все ухудшавшееся экономическое положение страны на оппозицию, так как было ясно, что в короткие сроки исполнительной власти не удалось бы поправить ситуацию в стране, но за это ответил бы уже не АЕИ. Во-вторых, удовлетворить явные «президентские» амбиции В.Филата, которому на недавнем съезде ЛДПМ делегаты открыто желали сделаться Президентом Молдовы (зная, что Филат твердо держит руководство партии в своих руках, и управляет ею достаточно диктаторскими методами, невозможно поверить, что такие заявления делались без негласного благословения самого Филата). В-третьих, успокоить и Лупу, которому было бы гарантировано хоть и не президентское, но все-таки кресло главы законодательного органа, в котором он бы продолжал ни за что конкретно не отвечать (сам Гимпу отказался от поста спикера под предлогом того, что АЕИ отрекся от референдума и ведет переговоры с Додоном).
Однако это были уже запоздалые прожекты, к которым никто в АЕИ прислушиваться в тех условиях не мог, даже если бы и хотел – слишком велика была его зависимость от Запада. Заявление Гимпу стало свидетельством того, что АЕИ готов отказаться от референдума. И соответствующее заявление лидеры АЕИ действительно сделали уже через несколько дней. Чтобы помочь АЕИ решить набивший оскомину «президентский» вопрос, являвшийся одним из главных условий, без соблюдения которых ЕС и США не могли считать АЕИ полноправной властью в Молдове, в Кишинев, по указанию Т.Ягланда были направлены функционеры Совета Европы. Они должны были помочь Альянсу хотя бы на этот раз избрать Президента (закрыв при этом глаза на предыдущие нарушения Конституции – согласно действующему законодательству, уточненному уже самим АЕИ, полномочия Парламента истекли уже через год после объявления даты парламентских выборов, т.е. еще 28 сентября 2011 г.). Изображая роль «конструктивной оппозиции», лидер ПСРМ И.Додон потребовал в обмен на голоса своей группы депутатов, чтобы кандидатом был выдвинут беспартийный деятель. Это требование было очевидно скоординировано с Филатом и Плахотнюком. Ни один из них не мог продвинуть в кресло Президента полностью «своего» человека, и было решено искать «компромиссную» фигуру.
Решение этого вопроса возлагалось на Парламент, созыв которого был намечен на 16 февраля. В ожидании этого И.Додон отправился в Москву, где провел ряд встреч. О итогах этих дискуссий Додон не распространялся, но судя по всему, искал поддержки для собственного политического проекта. Как показали последующие события,  в России он не был воспринят всерьез и в дальнейшем прослеживается ослабление его контактов с Москвой.
После созыва Парламента Гимпу стал вполне логично требовать вначале определиться с кандидатами на пост Президента, а затем назначать дату выборов последнего. Однако остальные лидеры АЕИ, понимавшие лучше Гимпу, что нужно Западу – а именно как можно более быстрое решение вопроса с избранием Президента, решили поступить наоборот. Фракция ЛП в знак протеста покинула заседание, а вдогонку им Лупу заявил, что-де только ДПМ имеет несколько кандидатов на пост Президента (позже уточнил, что их 13 (!), но никого конкретно назвать не пожелал). Наконец, были названы кандидатуры бывшего министра здравоохранения И.Абабия и бывшего вице-губернатора Национального Банка В.Бакалу. Либералы, для которых важнее всего было определить политические связи кандидатов, вновь выразили несогласие, так как эти люди, и особенно Бакалу, никогда не были слишком тесно связаны с какой-либо политической партией.  Это вызвало новое обострение отношений между членами АЕИ, так как назначенные Западом сроки неумолимо приближались. Лупу был вынужден заявить, что если в ближайшее время не прояснится ситуация с избранием Президента, он обратится в Конституционный Суд за разъяснением относительно обстоятельств возможного роспуска Парламента.
Упорство Гимпу поддерживал и Воронин, правда, руководствуясь планами ПКРМ: чем скорее Запад убедился бы окончательно в неспособности АЕИ избрать Президента, тем скорее он бы отказался от помощи АЕИ и дал бы ПКРМ путем бескровного переворота взять власть в свои руки. Для этого развернулась активная подготовка к обещанному ПКРМ еще в конце 2011 г. в ультимативной форме Второму гражданскому конгрессу, который должен был перерасти в планомерное занятие государственных учреждений в столице страны. Зная об этих планах коммунистов, Лупу предупредил, что даже в случае роспуска Парламента ПКРМ к власти не вернется, со временем будет избран Президент, а ПКРМ вскоре распадется. Он, разумеется, не уточнял, что окончательное решение этого вопроса зависело уже не от него, а от западных хозяев АЕИ, которые в эти дни решали, что же делать с молдавской властью. Особого выбора у Запада, впрочем, и не было. Либо оставить, в случае избрания в последний момент Президента, у власти режим АЕИ, либо позволить прийти к рулю страны ПКРМ, предварительно заручившись твердыми гарантиями Воронина и его людей, что прозападный курс Молдовы изменен не будет ни при каких обстоятельствах. То, что второй вариант имел много шансов для осуществления, показывает пассивность АЕИ, который в каком-то оцепенении наблюдал, как ПКРМ стремительно создала огромную сеть Гражданских Конгрессов по всей стране, и при этом не предпринимал никаких решительных действий против этого. Об этом же говорили высказывания западных представителей в Молдове, становившихся все более отчужденными и критическими по отношению к АЕИ. Одновременно в их заявлениях практически исчезли серьезные нападки на ПКРМ.
Такому развитию событий способствовало и отсутствие необходимого консенсуса в вопросе избрания Президента. В первые дни марта за основного кандидата АЕИ – В.Бакалу были готовы проголосовать только 50 депутатов из требуемых 62. Помимо нее, появились еще несколько явно подставных кандидатов «для отвлечения внимания» - бывший зам.Председателя Парламента В.Пушкаш, президент АНМ Г.Дука, и даже политические аналитики О.Нантой и А.Барбэрошие. Но так как В.Бакалу – либо сама, либо по просьбе кого-то влиятельного, понимавшего, что и она не станет Президентом, а рисковать больше нельзя, можно потерять все, - отказалась от своего статуса кандидата, то перед АЕИ вновь встал вопрос – что же делать? И тогда в действие были введены новые силы, до этого наблюдавшие за схваткой. В течение всего периода «борьбы за избрание Президента» деятели АЕИ непрерывно консультировались с самыми различными группировками и организациями, которые готовы были оказать им поддержку. В критических условиях, в которых они находились, пришлось пойти на экстремальный шаг. Была организована встреча наиболее влиятельных юристов страны, на которой в приватной обстановке определялось, кто из более-менее видных деятелей Молдовы может стать хотя бы для видимости «независимым» кандидатом в Президенты. В результате этой встречи участники ее определили в качестве приемлемой кандидатуры тогдашнего председателя Высшего Совета Магистратуры, профессионального судью Н.Тимофти. Эта кандидатура и была выдвинута Гимпу, чьи политические взгляды в целом разделял Тимофти, на пост Президента. Особенных возражений эта кандидатура на сей раз не встретила, да и других кандидатов больше не появилось.
Коммунисты, со своей стороны, готовились сорвать выборы. Зная о намеченной дате выборов Президента, они стали готовить рядовых членов партии и ее сторонников к приезду в Кишинев в день выборов, чтобы к назначенному часу окружить здание, войти в него, с целью, как выразился идеолог ПКРМ М.Ткачук, «подергать за уши депутатов» и не допустить избрания Тимофти (одновременно Воронин опровергал распространившиеся слухи о возможном нападении 16 марта активистов ПКРМ на госструктуры). На сей раз АЕИ сделал все возможное, чтобы не допустить провала, сознавая, что этот шанс станет последним. Деятели Альянса пообещали выполнить множество условий группы Додона и «независимого депутата» М.Годи. Додон лично встретился с Тимофти и якобы убедился в его «государственнических» взглядах, после чего тоже пообещал голосовать за последнего. Встретился Додон и с Ворониным, но о результатах встречи оба сообщили очень расплывчато и можно сделать вывод, что она ни к чему не привела. ПКРМ активно готовилась к намеченной на 16 марта акции, готовя людей к тому, что действовать придется утром (голосование намечалось то ли ранним утром, то ли даже ночью). Одновременно прощупывалась позиция западных представительств в Молдове, без согласия которых никакая попытка взятия власти не увенчалась бы успехом. Но АЕИ успел дать им гарантии, что на этот раз все согласовано должным образом и пройдет без сучка и задоринки. По настоянию Запада ПКРМ в последний момент отменила намеченные ею меры. Утром 16 марта, как и было обещано АЕИ, состоялись тщательно срежиссированные выборы Президента. В них участвовало 62 требуемых по Конституции для избрания Президента депутата, которые поддержали Н.Тимофти. Результаты выборов были тут же признаны на Западе.
Случившееся стало страшным ударом по позициям уже мобилизованной на штурм власти ПКРМ и членов Гражданского Конгресса. После 16 марта 2012 г. АЕИ перехватил инициативу у ПКРМ и грамотно стал наращивать преимущество, усиливая давление на все структуры некогда правящей партии. Несмотря на то, что ПКРМ немедленно сделала заявление о непризнании результатов выборов и о призыве к общенациональному сопротивлению, на сей раз это были только слова. ПКРМ осталась одна против правящего АЕИ и продолжавшего его поддерживать Запада. АЕИ немедленно воспользовался изменившейся ситуацией в свою пользу.   24 марта Плахотнюк на собрании ДПМ в Калараше поставил перед своей партией задачу стать в течение ближайших 3 лет сильнейшей левой партией. В «подтверждение» этому в ДПМ прямо в зале «вступили» сразу 600 (!!!) человек (уже 27 апреля 2012 г. Плахотнюк был назначен ответственным за «реформирование» ДПМ). Спустя несколько дней произошел переворот во Флорештах, где люди АЕИ, объединившись, отстранили от власти председателя местного райсовета М.Руссу (ПКРМ), заменив его представителем той же ДПМ Ш.Панишем. Кроме того, был «пристроен» и шурин новоизбранного Президента Н.Тимофти – А.Постолаки, ставший вице-председателем этого района. Будет нелишним, на наш взгляд, отметить, что именно к Флорештскому району наши власти всегда питали особое отношение. Именно здесь родились и выросли 3 из 4 Президентов Молдовы – Снегур, Лучинский и Тимофти, и именно в этом районе у них всегда были тесные связи с местной элитой. Затем последовал планомерный захват власти в ряде других районов (Кагул, Единцы, Дондюшаны, Новые Анены и т.д.), где к власти либо пришли сторонники АЕИ, либо представители ПКРМ сами переметнулись в лагерь АЕИ.
Потеря ПКРМ инициативы была тут же замечена жителями страны. Состоявшийся 1 мая 2012 г. Второй Гражданский конгресс, организованный ПКРМ во исполнение своих прежних, уже утерявших старое значение, обещаний, потерпел полный крах, собрав всего несколько тысяч сторонников вместо ожидавшихся многих десятков тысяч. 
Следующим сокрушительным ударом по позициям ПКРМ стал отзыв лицензии и прекращение 5 апреля 2012 г. вещания ее главного информационного ресурса – телеканала НИТ. Этот канал стал, по сути, важнейшим оружием ПКРМ в ее обличении режима АЕИ. Проиграв схватку 16 марта, ПКРМ уже была обречена потерять канал, постоянно раздражавший АЕИ своей непримиримо враждебной позицией по отношению ко всему, что делал правящий Альянс в Молдове с 2009 г. Предварительно, как в подавляющем большинстве случаев, Филат добился согласия Брюсселя на запрет вещания НИТа.  Хотя ПКРМ неоднократно ставила вопрос о восстановлении вещания НИТа, и даже добилась парламентских слушаний по «делу НИТ», но они стали чистой формальностью. Ряд европейских чиновников, в частности, еврокомиссар Ш.Фюле, порицали АЕИ за этот, вне всякого сомнения, тоталитарный, в чисто коммунистическом духе, политический шаг, но общая позиция Брюсселя и США осталась неизменной и восстановления НИТа, на наш взгляд, не произойдет. Это признал в конце концов и сам В.Воронин, заявивший сравнительно недавно, что кадровый корпус канала рассыпался, разойдясь по другим СМИ, и уже не будет возможности восстановить прежний потенциал, даже в том случае, если канал возродится.
Последним действительно сильным козырем в руках ПКРМ, позволявшим ей успешно шантажировать АЕИ и Запад, еще оставалось ее упорное игнорирование заседаний Парламента. Мы обращаем на это внимание не случайно. Люди, выросшие и воспитанные в духе западных традиций, приучены уважать закон, пускай даже речь идет о формальностях. Поэтому, несмотря на немедленное признание Тимофти Президентом, власть АЕИ еще не была в глазах западных чиновников полностью легитимной, без участия главной парламентской оппозиции – ПКРМ – в заседаниях Парламента. Поэтому АЕИ, и в первую очередь Филат, стали в ходе своих посещений Брюсселя, жаловаться еврочиновникам на возмутительное, с его точки зрения, поведение ПКРМ, которая так долго игнорирует заседания. Это вскоре подействовало: встречаясь с Ворониным и другими членами руководства ПКРМ, западные представители все чаще говорили им о необходимости вернуться в Парламент. Иногда они даже шли на хитрость. Тот же Фюле, по свидетельству Воронина, пообещал ему добиться возобновления вещания НИТа в обмен на возвращение ПКРМ в Парламент. Также с согласия Запада был инициирован законопроект, лишавший депутатов ПКРМ зарплат, надбавок к ним, служебных машин и прочих льгот на период их протеста. Несмотря на протесты депутатов от ПКРМ, он вскоре был принят Парламентом. ПКРМ опротестовала его в Конституционном суде. Но прежде чем он был там рассмотрен, ситуация круто изменилась.
В.Мишин, некогда второй секретарь Григориопольского РК КПМ, затем являвшийся начальником управления дорожной полиции МВД и получивший за работу от Лучинского звание генерал-майора, в свое время плавно перебрался в ПКРМ и вскоре превратился там в одного из наиболее авторитетных деятелей, с мнением которого считались все, вплоть до Воронина. У него были очень тесные связи с рядом деятелей Левобережья и он умело ими пользовался. Он успешно справлялся с этой ролью в период пребывания ПКРМ в оппозиции в 1998-2001 гг., а затем и у власти. Однако с переходом ПКРМ вновь в оппозицию Мишин допустил ряд ошибок, повлекших за собой потерю позиций ПКРМ в некоторых районах страны. Кроме того, он никогда не прекращал своих контактов и с людьми, поддерживавшими АЕИ. 7 июня 2012 г. также с подачи Плахотнюка Мишин вышел из ПКРМ с «группой недовольных» - бывшим ректором Славянского университета О.Бабенко и Т.Ботнарюк. Первый был пойман на лжи, уверяя, что якобы имеет в своем вузе самую крупную комсомольскую организацию, вторую стали шантажировать люди ДПМ, ввиду ее связей в Дондюшанском районе, от которого она была избрана депутатом. Уход этой троицы, ставший ударом для партии (прежде всего из-за Мишина), ее руководство пояснило подкупом, что в данном случае явно соответствовало действительности, хотя были, как мы уже сказали, и другие причины. Упомянутые трое депутатов фактически стали союзниками АЕИ и «рупором Филата», как выразился В.Воронин.
У ПКРМ осталось теперь 36 депутатов,  и хотя на VII cъезде партии 9 июня Воронин, переизбранный председателем партии, еще призывал продолжать сопротивление и уверял, что депутаты фракции не войдут в Парламент, руководство ее уже было надломлено. 14 июня фракция ПКРМ неожиданно появилась на заседании Парламента, возобновив тем самым свое участие в работе законодательного органа. Своим сторонникам руководство ПКРМ пояснило, что-де, нынешний созыв Парламента все равно незаконный, и они его не признают, а что вернулись они якобы только для того, чтобы спровоцировать досрочные выборы. Но это уже звучало как неуклюжая отговорка. После возвращения ПКРМ в Парламент АЕИ окончательно узаконил свою власть в стране и ПКРМ перестала оказывать сколько-нибудь серьезное политическое влияние на положение дел. Затем ПКРМ потеряла еще двух депутатов – бывшего главного трибуна и оратора партии на митингах начала года И.Чебана, ставшего социалистом, и главного юриста ПКРМ С.Сырбу, которого, как уверяли деятели ПКРМ, «перекупил за 400 000 долларов Плахотнюк». Доказательств этого, они, впрочем, не представили. Уход Сырбу Додон предрекал еще в октябре, назвав также в числе новых «кандидатов на выход» Г.Балмош и О.Доменти. В отместку ПКРМ, считающая главным виновником постепенного распада своей фракции негласного лидера ДПМ В.Плахотнюка, инициировала в ноябре 2012 г. процедуру его отставки, но, как и следовало ожидать, «за» проголосовали только сами коммунисты. В этой связи следует заметить, что ослабление позиций ПКРМ в районах, а также заявления И.Додона дают основания предположить, что ПКРМ может покинуть еще некоторое количество депутатов.
Об этом же говорит и позиция евроструктур, представитель которых, генсек ПАСЕ Ж.-К.Миньон недвусмысленно заявил в декабре 2012 в Кишиневе, что Молдова должна перестать оглядываться назад (имея в виду, разумеется, ПКРМ), а должна идти вперед, вне зависимости от того, что там было в прошлом. Если ПКРМ этот посыл не поймет, то несмотря на ухудшающееся экономическое положение в стране, ее будут ждать нелегкие времена. Лишним свидетельством тому стал запрет ЦИКом голосования по советским паспортам. Учитывая, что те избиратели, которые голосуют по ним, являются в основном сторонниками ПКРМ, это может повлечь на любых выборах уменьшение числа голосовавших за партию, а следовательно, и сокращение ее представительства в центральных и местных органах власти.
Партии АЕИ, представленные в Парламенте, наконец, получили полную свободу для собственных «разборок» в самом законодательном органе и вне его, а заодно и возможность поглумиться над ПКРМ. Образовалась ситуация, при которой выход из коалиции любой из партий повлечет за собой немедленный крах АЕИ, так как он основан на жестком противостоянии ПКРМ, и без поддержки хотя бы одной из составляющих не может принимать никаких решений. С исчезновением реальной угрозы прихода к власти ПКРМ, по крайней мере, до 2015 г., исчезла одна из важнейших скреп, поддерживавших жизнеспособность АЕИ, и теперь правящий Альянс в еще большей мере, чем ранее, стал игрушкой Брюсселя и Вашингтона.
Идеологические союзники ЛП, «Acţiunea-2012», при поддержке румынских спецслужб и людей Плахотнюка, явно активизировались в этом году в связи с 200-летием Бухарестского трактата, разделившего в 1812 г. Молдову. Они провели несколько акций, призывавших к объединению Молдовы и Румынии, в частности, 3, 25 марта, 5 августа и 16 сентября в Кишиневе и Бельцах. Во всех случаях, и особенно в Бельцах эта «проверка бдительности» привела к серьезным столкновениям с противниками унионистов. Закулисные кукловоды этой акции сделали выводы из случившегося, убедившись, что общество «недостаточно готово к великому объединению» и прекратили финансирование этих провокационных акций. Однако поставили перед своими сторонниками новые, перспективные задачи, пока что достаточно отдаленные во времени, а именно – «отпраздновать 100-летие объединения Бессарабии и Румынии в едином государстве». Это значит, что новый натиск крайне правых придется на период после выборов 2015 г., и будет усиливаться с приближением знаковой для унионистов даты – 2018 г. К этому развитию событий следует готовиться всем политическим силам нашей страны, выработав для этого соответствующую стратегию. (Унионисты добились в дальнейшем и еще одного успеха: НЛП В.Павличенко, имеющая в своей программе целью объединение с Румынией, была в конце концов зарегистрирована в Минюсте Молдовы, что значит узаконивание идей унионизма в нашей стране).
Эта же организация, но уже при поддержке ЛП и ЛДПМ, организовала 28 июня 2012 г. в Кишиневе ряд политических мероприятий, в честь 28 июня 1940 г., небезосновательно именуемого ими днем советской оккупации, правда, исходя из мифических «прав Румынии на Бессарабию». Это обстоятельство вызвало возмущение левых сил и даже протест российского МИДа, так как современная Россия провозглашает себя правопреемником СССР. Никакого воздействия на АЕИ ни то, ни другое не произвело. В ответ 12 июля 2012 г. Парламент Молдовы принял решение об осуждении тоталитарного коммунистического режима и о запрете коммунистической символики в политических целях. Протест ПКРМ и заявление вице-министра иностранных дел России Г.Карасина так же не дали каких-либо результатов, поскольку в данном случае АЕИ выполнял политический заказ ЕС и СЕ, и не собирался считаться с мнением Москвы.
Потерпев неудачу со штурмом позиций АЕИ в первой половине года, ПКРМ попыталась взять реванш, и добиться все же уступок хотя бы на местах. Прежде всего в наиболее крупном после Кишинева  городе правобережной Молдовы – Бельцах. В июле 2012 г. муниципальный совет Бельц принял решение провести в городе 9 сентября 2012 г. референдум по вопросу об образовании автономии на севере Молдовы. Причиной тому стали слишком большие, по мнению местных советников, трансферты средств в общереспубликанский бюджет, и ограниченность прав местных властей. Премьер Филат, поначалу решивший привлечь к ответственности организаторов этого действа, затем изменил тактику. Он прибыл в Бельцы, ознакомился с ситуацией на месте и пообещал предоставить городу прежний статус административной единицы второго уровня, которого он был лишен еще  в 1990-е гг. В данном случае Филат сдержал слово: вскоре Парламент принял соответствующий закон. Правда, еще несколько райцентров, следуя примеру Бельц, также заявили  о необходимости приравнения их статуса к бельцкому, но этот вопрос по неясным причинам остался нерешенным. Констатируя случившееся в Бельцах, следует признать, что АЕИ удалось отбить и эту атаку ПКРМ и временно придавить этот постоянный очаг недовольства действиями прозападного Альянса.
В марте 2012 г., на волне растущей популярности левых сил, СДПМ создало инициативную группу по сбору подписей для вступления Молдовы в Таможенный Союз с Россией, Беларусью и Казахстаном. Долгое время присматривавшееся к этой идее руководство ПКРМ в конце концов дало согласие на участие своих активистов в подготовке этого референдума и сделало ряд совместных с СДПМ деклараций. Однако организаторы этого референдума, хотя и учитывали пожелания немалой части населения, не принимали во внимание ряд обстоятельств. Во-первых, значительная часть избирателей АЕИ не желает даже слышать ни о каком союзе с Россией ни в какой форме, будь то Таможенный, Евроазиатский или какой угодно другой, и никогда не согласятся с таким разворотом политики Молдовы. Во-вторых, немалая их часть будет готова участвовать с этой целью и в массовых акциях протеста, то есть дестабилизирует ситуацию в стране. В-третьих, лидеры АЕИ, ориентированные строго на Запад, понимают, что согласие провести здесь такой референдум будет означать полный разрыв с Западом, прекращение иностранного кредитования и крах правления АЕИ. Поэтому они не допустят такого развития событий ни при каких обстоятельствах, в том числе, если потребуется, не остановятся и перед применением силы. И совершенно очевидными поэтому были действия АЕИ: председатель ЦИК Ю.Чокан просто «зарубил» идею референдума, объявив фальшивыми большую часть собранных подписей. Как и следовало ожидать. И тем политикам Молдовы, как В.Шелин и – теперь – В.Воронин, которые рассуждают о необходимости ТС для Молдовы, и призывают к этому своих сторонников в СДПМ и ПКРМ, приводя многочисленные, в основном экономические аргументы, следует очень хорошо подумать, прежде чем напрасно будоражить жителей страны, и зарождать в них надежду на вступление Молдовы в ТС, являющуюся в конкретных условиях нашей страны абсолютно утопическим и несбыточным сценарием.  
С приходом Е.Шевчука к руководству Левобережным регионом Молдовы была сделана попытка как-то найти общий язык двух берегов. Состоялось несколько встреч премьер-министра Молдовы В.Филата и  Е.Шевчука, но подписание нескольких документов, в частности, предусматривавших разблокирование телефонной связи, возобновление деятельности железнодорожных переходов Колбасна-Слободка и Новосавицкая-Кучурганы ничего не дало. Единственным «результатом» этих встреч следует считать возобновление движения дизель-поезда через Приднестровье, и то по настоянию ОБСЕ и с согласия СЕ. Вскоре Шевчук восстановил ранее отмененные им пошлины на ввоз молдавских товаров в Приднестровье, и прекратил вещание молдавских телеканалов в регионе. Фактически ситуация вокруг Приднестровья вернулась к той же, что оставил Шевчуку «в наследство» Смирнов и останется такой, судя по всему, еще неопределенно долгий период времени.
Чтобы «держать в тонусе» своих сторонников, а также приверженцев приднестровского сепаратизма в остальной части Молдовы и в России, СМИ Приднестровья при Шевчуке, равно как и при Смирнове, время от времени продолжали появляться слухи о грозящей «молдо-приднестровской войне», которая-де, начнется «нападением молдавских войск», и они якобы к этому ныне усиленно готовятся. Как ни заманчива для тираспольских властей эта перспектива, позволяющая им объявить себя жертвами, но в действительности она совершенно нереальна ввиду примерного равенства военных потенциалов западной и восточной части Молдовы, а также присутствия ОГРВ в Левобережье. Кроме того, такой конфликт повлек бы за собой вовлечение в него добровольцев из России и Украины, вызвал бы вмешательство в той или иной форме члена НАТО Румынии и т.д., т.е. превратился бы в полномасштабную войну. Все это прекрасно понимают в Брюсселе и Вашингтоне и не собираются инициировать сейчас и в ближайшие годы никакой войны на Днестре. Нет пока и признаков существенного увеличения военного бюджета Молдовы, что говорило бы, как показал «грузинский» опыт при подготовке к осетинской войне 2008 г., о хотя бы  инициировании таких процессов.  Перевооружение молдавской армии и переучивание ее на натовский манер идет мелкими шажками, никуда не торопясь. Нет и массированных денежных «вливаний» Запада в Молдову на военные нужды, за исключением «мелких текущих расходов».
Из всего этого можно сделать вывод: никакого возобновления Приднестровской войны не предвидится не только сегодня, но и в ближайшие годы, и даже некоторое время после вывода российских войск из Левобережья. Более того, ее вообще может не быть, если Тирасполь умерит свои амбиции и согласится на широкую автономию в рамках единой Молдовы. Это нанесло бы сокрушительный удар по правящему АЕИ, так как значительно сократило бы на любых выборах процент голосовавших за него, и серьезно переформатировало бы политический класс Молдовы. Это позволило бы всерьез изменить отношение политического класса Молдовы к России, и совсем не зря этого развития событий так боятся все правые партии и их СМИ в Молдове.  Именно над этим следует подумать политическому классу России во главе с В.Путиным, вместо того, чтобы напрасно провоцировать АЕИ на все новые антироссийские действия.
Крайне неудачным для приднестровского урегулирования стало назначение  вице-премьера Правительства России спецпредставителем Президента Путина Д.Рогозина, и ранее известного своими открыто протираспольскими взглядами. Вместо того, чтобы пытаться найти точки соприкосновения между берегами, Рогозин, как он это делал и ранее, спровоцировал только новый скандал, выставив законным властям Молдовы бесцеремонный ультиматум – либо соглашаетесь платить общий долг обоих берегов за газ, превысивший по вине Левобережья уже 4 млрд.долларов, либо признаете Приднестровье самостоятельной территорией, то есть добивался разделения Молдовы. Этот ультиматум встретил вполне закономерное возмущение властей Молдовы и был решительно отклонен. Совет АЕИ в сентябре 2012 г. заявил, что не пойдет ни на какие уступки России в обмен на снижение цены на газ. АЕИ добился здесь некоторых успехов: в конечном счете в конце 2012 года было решено продлить еще на год действующий газовый контракт с Россией, подписанный еще правительством В.Тарлева в 2006 г. На определенные уступки, и то лишь с согласия ЕС, АЕИ пошел только в вопросе внедрения 3-го энергопакета, предполагавшего разделение функций поставщика и дистрибьютора. Несмотря на давление России, протежировавшей интересы «Газпрома», которому крайне невыгодно такое разделение, Филат согласовал с Брюсселем только отсрочку внедрения этого пакета до 2020 г., но не отказ от него, из чего следует, что он все равно будет внедрен после проведения в Европу газопровода Баку-Джейхан. 
Не менее топорной была и попытка Рогозина убедить власти Молдовы согласиться на открытие консульства РФ в Тирасполе, который молдавские власти пока не контролируют. Филат, поначалу опрометчиво согласившийся на это, в дальнейшем взял назад свое согласие и пояснил, что никакого консульства там Молдова позволять не намерена до восстановления в регионе законных структур власти нашей страны. Его поддержал и Воронин, который заявил, что открытие консульства РФ в Тирасполе будет означать и признание Приднестровья Кишиневом. Третье  предложение Рогозина – предоставить Приднестровью специальный статус, то есть федерализовать Молдову, встретило резкое несогласие политического класса страны (за исключением представителей ряда мелких партий, вроде ПСРМ Додона) и было отвергнуто Президентом Н.Тимофти и премьером В.Филатом, на которого Д.Рогозин даже возлагал некоторые надежды. В результате вместо попыток найти компромисс Кишинева и Тирасполя Рогозин добился лишь того, что правые в Молдове, представленные партиями нынешнего АЕИ, получили только сильнейший пропагандистский  козырь в свои руки, который могут успешно использовать в своей пропаганде против России – и успешно стали этим пользоваться. Фактически, хотел он того или нет, Рогозин превратился в прямого пособника М.Гимпу в прорумынской пропаганде. Поэтому несомненно, что назначение Рогозина – серьезная ошибка российских властей, ориентирующихся на порочный курс отдельных политических деятелей России (как, например, К.Затулин), считающих возможным отделение левобережной части Молдовы и сближение ее с Россией, и вхождение Правобережья в состав Румынии. Именно эту цель открыто преследует и политический класс Румынии, чему свидетельство – недавнее интервью бывшего советника М.Гимпу, известного румынского политолога Д.Дунгачу, предлагавшего организовать на неопределенный срок «административную границу» между Левобережьем и остальной частью Молдовы. «Смыкание» позиции  российских и румынских политических деятелей относительно дальнейшей судьбы Молдовы представляет собой очень сложный и до сих пор не изученный всерьез аналитиками феномен, который может и должен стать предметом отдельного рассмотрения.
 После убийства 1 января 2012 г. российским миротворцем жителя Пырыты В.Писаря вновь стал актуальным вопрос о выводе российских частей с территории Молдовы. У российского посольства прошел ряд пикетов, участники которых требовали наказать убийцу. Однако он был вывезен в Россию, а открытое против него, в основном формально, уголовное дело, к концу года было, как и ожидалось молдавскими аналитиками, успешно закрыто. Происшедшее вновь обострило молдо-российские отношения, у которых и без Приднестровья много «болевых точек»: отсутствие нового контракта о поставках газа в Молдову, о чем мы уже сказали выше, неопределенный статус молдавских гастарбайтеров в России, и долго не решавшийся вопрос с назначением посла Молдовы в России  и еще многое другое, и повлекло новый шквал обвинений АЕИ в адрес России. И в этом направлении АЕИ при поддержке США и ЕС добился серьезного успеха. Вначале ПАСЕ в октябре 2012 г. приняла критическую резолюцию, касавшуюся выполнения Россией своих обязательств перед СЕ в 2005-2012 гг., которой снова обязала Россию вывести свои войска из Приднестровья. А затем 7 декабря 2012 г. в Дублине состоялось 19-е заседание Совета Министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ. На нем было принято Заявление о переговорах по приднестровскому урегулированию в формате «5+2». В нем говорится, в частности, о том, что урегулирование на Днестре должно основываться на суверенитете  и территориальной целостности Республики Молдова с определением специального статуса для Приднестровья, а также о необходимости продвижения переговоров по всем 3 «переговорным пакетам», и прежде всего 3-го пакета, который предусматривает решение вопроса о выводе из Приднестровья ОГРВ, миротворцев и боеприпасов, принадлежащих российской армии.
Это было то, чего безуспешно добивался В.Воронин, стремясь обеспечить территориальную целостность Молдовы, так как эта тема была заморожена В.Путиным еще в первые годы его президентства. Теперь этого добился АЕИ, но в совершенно другой политической и экономической обстановке. Правда, решение приднестровского вопроса ставит в тупик АЕИ. С одной стороны, он бы и рад объявить себя объединителем Молдовы (и это соответствовало бы в данном случае действительности), и принесло бы, несомненно, огромный довесок на выборах. С другой, понимает, что объединение Молдовы повлечет резкое падение своих электоральных результатов на любых выборах и взлет левых во главе с ПКРМ. И потому члены АЕИ мечутся из стороны в сторону, делая совершенно противоречивые заявления по вопросу Приднестровья и  не зная, на что решиться. Этим и объясняется популярность, которую обрели программные заявления Дунгачу по приднестровскому вопросу, позволяющие отложить ее решение на неопределенно долгий срок.
На фоне непрекращающихся конфликтов с Россией молдо-румынские отношения шли отчетливо в одном направлении – увеличении зависимости Молдовы от Румынии.Румынские компании не оставляют попыток постепенно прибрать к рукам Джурджулештский порт, так как он стал реальным конкурентом Галацкого,  а до этого прекратить  сообщение с ним по железной дороге. С этой целью были инициированы многочисленные ремонты различных участков железной дороги Кагул-Джурджулешты, ведущей к этому порту, и нормальное движение поездов по ней было прервано.  Распространяются и слухи, что этот участок дороги уже продан одной из румынских компаний. Осуществляется ремонт молдавских поездов по завышенным ценам, но качество этого ремонта очень невысокое.  Румыния продолжила, при полной поддержке АЕИ, раздачу своих паспортов гражданам Молдовы, надеясь, что они станут более лояльны к Румынии (на практике этого не происходит). Румынские власти финансово и политически продолжают поддержку экстремистских организаций в Молдове, вроде «Noua dreapta», унионистских маршей,  добились регистрации открыто унионистской НЛП. Это, в сочетании с полной пассивностью молдавских властей, не протестовавших по этому поводу (что и неудивительно, учитывая количество лиц с румынскими паспортами среди них) позволило румынскому послу в Молдове, нарушив дипломатические условности, открыто объявить в общем прекрасно известную истину: интеллектуальная элита Молдовы признает, что в нашей стране говорят на румынском языке. Это совершенно необычное по смелости заявление посла говорит о том, что зависимость Кишинева от Бухареста продолжает укрепляться. Теперь эта зависимость обретет новое дыхание ввиду предполагающегося в самом ближайшем будущем создания в румынском правительстве поста «министра по делам Молдовы», который будет координировать всю «молдавскую» политику румынских властей.
На «южном направлении» развернулась борьба башкана Гагауз Ери М.Формузала, сторонника ЛДПМ, с представителями ДПМ и ПКРМ. Формузал вначале требовал роспуска  Народного собрания, контролируемого его политическими соперниками во главе с А.Харламенко и Н.Дудогло, за непринятие бюджета автономии. После принятия последнего Формузал уступил, рассчитывая, вероятно, хотя бы на некоторое укрепление своих позиций в ходе ожидавшихся новых выборов в Народное Собрание Гагауз Ери. Однако выборы, состоявшиеся 9 и 23 сентября, принесли Филату с Формузалом мало лавров. ЛДПМ получила всего 2 мандата, ПСРМ – 1, коммунисты, рассчитывавшие всерьез взять большинство в Народном собрании, потерпели крах, взяв всего 7 мандатов, и большая часть депутатов – 25 человек, были избраны в качестве независимых. Хотя в число «независимых» вошли сторонники и ЛДПМ, и ПКРМ, и ДПМ, но главное действо началось позже, при формировании фракций. Здесь основную роль должны были сыграть большие деньги. «Гагаузский Плахотнюк» Д.Константинов, представлявший ДПМ, попросту перекупил значительную часть депутатов Народного Собрания и сам стал его председателем, а затем в члены ДПМ влилась и «Новая Гагаузия» во главе с Н.Дудогло, ранее внешне дистанцировавшаяся от этой партии. Так что ДПМ прибрала к рукам сразу несколько южных районов Молдовы (хотя численно и малонаселенных), чем существенно укрепила свои позиции в стране.
Из числа особенно злободневных законопроектов, вызывавших в этом году особенно большой резонанс, назовем Закон об обеспечении равенства (или Закона о недискриминации). Последний вызвал массовые протесты верующих, а также некоторых политических партий, прежде всего СДПМ и отчасти ПКРМ, так как предусматривал предоставление возможности бороться за свои права на законодательном уровне лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Здесь мнения раскололись даже в АЕИ. Если ЛДПМ и ДПМ в большинстве своем были готовы поддержать этот закон, на котором активно настаивал ЕС, в целях «перехода ко второй фазе либерализации визового режима с ЕС», то ЛП долгое время не соглашалась дать свои голоса в пользу закона, сначала ссылаясь на моральные принципы, а затем выторговывая взамен принятие ряда других законов, прежде всего закона о химической кастрации. И проголосовала вместе с остальными членами АЕИ 25 мая 2012 г. лишь после того, как ее требования были удовлетворены. Сразу после этого представители ЕС заявили о переходе Молдовы к обещанной «второй фазе либерализации визового режима», которая потребует от властей АЕИ принятия, в частности, давно обещанного пакета законов по реформированию судебной системы страны.
Обобщая сказанное, подведем некоторые итоги деятельности основных парламентских партий страны в 2012 г. О перспективах ПКРМ нами уже было сказано выше. ЛДПМ по инерции пыталась шантажировать АЕИ отставкой Филата, выходом из коалиции и переформатированием Альянса. Однако Филату извне дали понять, что несмотря на всестороннюю поддержку АЕИ и его лично в качестве реального правителя страны (недаром именно с ним встречались Меркель и Баррозу), Брюссель не потерпит в нынешних условиях «переформатирования» Альянса, так как это привело бы к совершенно неуправляемой ситуации в стране, экономические результаты которой в этом году и так были неутешительными. Филат понял этот посыл и больше не заикался о возможной отставке. Зато он сумел использовать «на все сто» визиты Меркель и Баррозу в целях укрепления собственного имиджа будущего Президента Молдовы, которым Филат уже давно видит себя. Попытки Лупу и Гимпу позиционировать себя как возможных конкурентов Филату успеха не имели и можно сделать вывод, что Филат закрепил свое положение на Западе, а равно, как показывают результаты опросов общественного мнения, и в стране, как реальный правитель Молдовы. В этом качестве он, по всей видимости, останется и до выборов-2015.
Его ЛДПМ давно уже превратилась в медленно бронзовеющую партию власти, которая, как пылесос, вбирает в себя всех основных чиновников страны (то же самое, но в несколько меньших масштабах, делают и остальные партии АЕИ). Она наиболее уязвима, так как связана прежде всего с исполнительной ветвью власти, которая несет основную ответственность за положение дел в стране. И можно не сомневаться поэтому, что Филату придется ответить за многочисленные провалы его кабинета вне зависимости от того, как работали министры других партий АЕИ, и в этом ему изо всех сил «помогут» не только ПКРМ, но и прежде всего «союзники» по АЕИ. Хотя он оказался несколько более гибким, чем Лупу и Гимпу, и заменил, «по велению времени» министров, вокруг которых разворачивалось наибольшее количество скандалов – министра внутренних дел А.Ройбу, проявившего на занимаемой должности полное непонимание того, чем должен заниматься глава ведомства, отличавшегося трусостью и бесхарактерностью в вопросах защиты интересов своего министерства, а также министра образования М.Шляхтицкого, оказавшегося слишком твердолобым в вопросе «Истории румын» и не сумевшего развернуть, по требованию МВФ, массовую «оптимизацию» школ, это были лишь частичные, совершенно недостаточные меры. Другие министры от ЛДПМ тоже нередко попадали в центр скандалов. Это  министры сельского хозяйства В.Бумаков, чья деятельность направлена на сворачивание поддержки сельхозпроизводителей, и особенно здравоохранения А.Усатый), или министр иностранных дел Ю.Лянкэ, опрометчиво пообещавший безвизовый режим до конца 2012 г. и затем вынужденный разыгрывать комедию своей «отставки» вместе со своим шефом Филатом, который ее, естественно, не принял.  Ушли в прошлое экономический рост и «макростабильность», которым так любил хвастать Филат, и теперь нужно пояснять стране и народу, почему реформы экономики и юстиции «буксуют», почему наметился экономический спад, почему продолжается рост преступности, почему не решен вопрос с заключением газового контракта с Россией, почему вновь оказались в тупике переговоры с Левобережьем и т.д. И еще много всяких «почему», на которые Филат либо не хочет, либо не может ответить. И все это Филату тоже очень охотно напомнят на ближайших выборах его союзники (не говоря уж о ПКРМ).
Довольно противоречивая обстановка сложилась вокруг ДПМ. С одной стороны, начал блекнуть ранее впечатляющий облик формального лидера партии М.Лупу, который уже не столь притягателен для избирателей, как недавно; вокруг реального лидера и фактического владельца ДПМ В.Плахотнюка создался целый клубок скандалов – от обвинений в рейдерстве и до деятельности под подставными  именами, в которых он выступает главным обвиняемым. Его неуклюжие попытки представить себя «белым и пушистым», организуя анекдотические «пресс-конференции» с участием купленных адвокатов, вроде В.Гурвица, оборачиваются в конечном счете против него же, так как вскоре выясняются новые детали, еще более вредящие имиджу Плахотнюка, а с ним и всей ДПМ. Так, в частности, выяснилось, что Гурвиц, у которого числился Плахотнюк, внезапно отказался его защищать, ввиду того, что открылись новые обстоятельства, которые, видите ли, могут повредить «незапятнанной репутации» его адвокатской конторы.  Правда, провалы на «личном фронте» Плахотнюк с лихвой возмещает на других участках. Ему удалось окончательно прибрать к рукам большую часть медиа-пространства страны, в том числе Публика ТВ и им же созданный     Канал 3. Теперь он инициировал другую акцию по закреплению своего влияния в этой области, организуя запрет иностранной рекламы на телеканалах. Так как плахотнюковские каналы как раз изобилием такой рекламы не страдают, то совершенно ясно, что проект этот направлен просто на вытеснение конкурирующих с ним профилатовского ТВ-7 и российских «Россия», «Первый канал» и РЕН-ТВ из сетки вещания. Хотя пока что реализацию этого проекта под давлением операторов кабельной связи отложили на полгода, не приходится сомневаться, что 1 июля 2013 г. (или чуть позже, не имеет значения) этот закон все равно вступит в силу, что лишит значительную часть жителей Молдовы привычных телепрограмм. Не проявили себя сколько-нибудь заметно и министры от ДПМ. Совершенно незаметны министры культуры Б.Фокша, строительства и развития территорий М.Рэдукан,  министр социальной защиты и семьи В.Булига хотя и попадает часто в СМИ в связи с важностью социальной политики в бедной стране, но похвастать особыми успехами не может. Наиболее заметен здесь бессменный вице-премьер и министр экономики в обоих кабинетах Филата В.Лазэр, но несмотря на бодрые заявления о том, что дела благодаря его ведомству «медленно, но верно идут в гору», показатели экономики говорят совершенно другое, и изменить эту ситуацию Лазэру не удается. Лупу поэтому посулил в июле 2012 г., что ДПМ рассмотрит вопрос о замене некоторых своих министров еще до конца года, но слова не сдержал и эту тему вообще в дальнейшем старался не поднимать.
Успешно реализуется, благодаря связям и финансовому ресурсу Плахотнюка, только проект по постепенному росту ДПМ. Возрождение принципов печальной памяти «алгоритма» 1998-2001 гг. позволило ему организовывать неслыханные доселе  по наглости и масштабу акции по записыванию жителей населенных пунктов целыми сотнями в ряды своей ДПМ, под смехотворным предлогом того, что люди, дескать, сами пришли на встречу с кем-либо из руководства ДПМ. Об этом с возмущением рассказывал лидер ПКРМ В.Воронин, который при всей своей жесткости в бытность свою Президентом все же никогда не организовывал ничего подобного (хотя кампания по вовлечению функционеров всех рангов в ПКРМ при нем велась очень активно).
Наиболее проигрышные позиции сложились в условиях АЕИ у ЛП. Гимпу и его партию остальные члены Альянса открыто называют маргиналами и экстремистами и всеми силами пытаются отодвинуть подальше от пирога власти. Хотя Гимпу и удалось, успешно шантажируя коллег по АЕИ, и добиться получения ряда важных министерств и ведомств в свои руки, однако дивидендов это его партии не принесло, скорее наоборот. Постоянно на слуху оказывались скандалы, связанные с хищением средств в сфере транспорта и  дорожной отрасли, которой руководит бывший врач А.Шалару. Однако руководит больше формально, так как является бизнесменом больше, чем управленцем, тем более что он по роду своей деятельности не имел никакого отношения к ведомству, которым теперь управляет. Реальным главой ведомства является опытный транспортник, занимавший пост министра транспорта еще при Снегуре, вице-министр Б.Герасим. Шалару же занимается в основном заключением выгодных для себя и стоящих за ним деятелей, прежде всего того же Плахотнюка, контрактов, которые позволяют разворовывать и разрушать контролируемую отрасль (и прежде всего Железную Дорогу Молдовы). Совершенно незаметной оказалась роль министерства молодежи и спорта (И.Чобану), которому не удалось реализовать никаких задуманных им крупных проектов. Еще менее заметен был вице-премьер по социальным вопросам М.Молдовану, а министр обороны В.Маринуца попадал в СМИ в основном благодаря налаживанию связей с НАТО, чем укреплению своего ведомства. Одной из причин, почему ЛДПМ и ДПМ хотят обязательно выбросить ЛП из правящей коалиции, является то, что эта партия контролирует по «алгоритму-2» СИБ и держит поэтому под контролем деятельность остальных членов коалиции. А так как она еще тесно связана с Румынией, спецслужбы которой и так накопили огромный компромат и на Филата, и на Плахотнюка, то союзнические отношения с нею доставляют немало головной боли другим составным частям АЕИ. Кроме того, эта партия попросту компрометирует АЕИ на Западе, так как воспринимается там как экстремистская организация, которой не место у власти и пребывание которой в правящей коалиции является просто свидетельством тяжелого кризиса, который переживает наша страна. В любом случае, ДПМ и ЛДПМ давно мечтают избавиться от ЛП, и, если бы у них была уверенность, что на следующих выборах они смогут одолеть ПКРМ без ее помощи, то уже на другой день ЛП была бы выброшена за борт АЕИ, причем при полной поддержке США и ЕС.
Однако сделать это намного труднее, чем кажется. Во-первых, потому, что под преобладающим контролем ЛП и ее сторонников, составляющих приблизительно 10% электората, находится сфера образования, науки и культуры. Именно сторонники этой партии диктуют моду в ключевых для нашей страны в последние более 20 лет вопросах языка и истории. Во-вторых, потому, что в рядах членов или симпатизантов идей партии множество представителей интеллигенции, и особенно преподавателей вузов (а в одном только Кишиневе более 100 000 студентов), оказывающих сильное влияние на остальную часть общества. В-третьих, потому, что решение в пользу Запада (как на этом осторожно настаивает ЛДПМ с довольно влиятельной сторонников среди историков) вопросов, связанных с переименованием курса истории – из «Истории румын» на просто «Историю» или «Всеобщую историю», неизбежно повлечет за собой пересмотр и содержания этого предмета, то есть «европеизацию» его, означающую исключение базовой, румынской составляющей нынешнего курса истории. А это вызовет массовые протесты преподавателей и студентов, притом не только в Кишиневе, но и в ряде райцентров страны, и вызовет где скрытое, где открытое сопротивление местной интеллигенции в селах, в значительной мере тоже находящейся под влиянием взглядов, пропагандируемых «Literatura şi Arta» Н.Дабижи, то есть серьезную дестабилизацию политической обстановки в Молдове в целом. Все это было бы крайне нежелательно для АЕИ, который намерен продемонстрировать «стабильность и спокойствие» в стране под своим «мудрым руководством» и обеспечить мандат Запада на продолжение своего правления и после 2015 г.  Это заставляет ЛДПМ и ДПМ, сжав зубы, терпеть присутствие ЛП рядом с собой, вместе со всеми ее выходками.
 Со своей стороны, под давлением союзников и избирателей страны руководство ЛП также вынуждено было сделать серьезную идеологическую уступку своим противникам: недавно лидер партии М.Гимпу официально заявил, что ввиду резко отрицательной позиции жителей страны и существующей угрозы развала АЕИ он вынужден отказаться от идеи объединения с Румынией, которая, хотя и не была официально декларирована партией в своей программе, но практически открыто провозглашалась в речах ее основных функционеров. Чрезмерно агрессивная, нетерпимая атмосфера, сложившаяся в партии, вынудила некоторых ее довольно видных представителей покинуть ее ряды (вице-председатель ЛП А.Петренку, и депутат Кишиневского муниципального совета Т.Кырнац), что несколько ослабило ее позиции. Больше того, и сам Гимпу стал с некоторых пор намекать на возможность выхода ЛП из АЕИ, ввиду несогласия с проводимым им курсом. Чтобы ослабить возможность появления конкурентов и своего последующего изгнания из правящего Альянса,  ЛП добилась ограничения возможностей создания самостоятельных фракций в Парламенте. Кроме того, она настояла на создании комиссии по изучению архивов бывшего КГБ, надеясь, вероятно, накопать компромат на конкурентов, но в отсутствие в ней профессиональных историков, имеющих опыт работы с архивами, эта комиссия едва ли сумеет что-то сделать всерьез. Так что в новый год ЛП вступает несколько потрепанной и с не вполне ясными перспективами.
Таким видится нам панорама ушедшего 2012-го. К сожалению, этот год был безрадостным для нашей страны. В экономическом плане был «достигнут» лишь спад, произошло значительное падение налоговых платежей в бюджет, ввиду усиливавшегося налогового пресса на бизнес. Отношения с Западом оставались все такими же неопределенными, если исключить «переход ко второй фазе либерализации визового режима» и продолжавшуюся финансовую подпитку АЕИ США и ЕС, а также вероятное скорое подписание договора об ассоциированном членстве с ЕС. Больше никто молдавским властям предлагать в Европе не собирается. И так – на десятилетия вперед. Отношения с Востоком – тоже, так как настойчиво проталкиваемая Россией идея Таможенного и – в будущем – Евразийского Союза – не будет реализована в Молдове из-за противодействия Запада и его представителей на месте в лице АЕИ. Единственный путь Молдовы в нынешних условиях – внеблоковое существование и опора лишь на собственные силы. И чем скорее политический класс нашей страны и все ее граждане поймут это важнейшее в нынешних условиях обстоятельство и примут его как должное (ибо другого, к сожалению, нет), тем лучше будет для всех нас. Тем скорее мы сможем определить новые задачи и цели, стоящие перед нашей страной в этих условиях, и определить те возможности, которыми располагаем, чтобы добиться их осуществления. Так что дело только за нами.

                        Руслан ШЕВЧЕНКО, заместитель начальника ЦГП, доктор истории


            

Комментариев нет:

Отправить комментарий