суббота, 12 января 2013 г.

О уходе Серджиу Сырбу из ПКРМ


О выходе этого молодого, но многообещающего юриста из ПКРМ написали уже все основные СМИ нашей страны. ПКРМ восприняла случившееся с разочарованием, обидой  и злостью, что, впрочем, было понятно после стольких лет пребывания С.Сырбу в ее рядах. Сторонники АЕИ сочли шаг Сырбу свидетельством продолжающегося ослабления позиций ПКРМ и подтверждением ее неизбежного распада и краха в более-менее отдаленном будущем. Мы же сознательно не торопили представление собственного анализа, выжидая чтобы страсти, вызванные этим поступком такой достаточно заметной в ПКРМ и вообще в Парламенте фигуры, улеглись.
            Кто же такой Серджиу Сырбу и почему вокруг него в прессе возник такой шум? Родился 28 сентября 1980 г. По специальности – юрист, магистр права, экономист-менеджер публичного управления. В 2002-2009 гг., в бытность Президентом В.Воронина Сырбу работал в аппарате Президента, и сумел дорасти от консультанта до начальника Юридического управления. На выборах 5 апреля 2009 г. он был представителем ПКРМ в ЦИКе. В 2009-2010 гг. он являлся начальником Юридического отдела аппарата ЦК ПКРМ, председателем Центра юридических расследований и защиты прав человека. В ноябре 2010 г. он был избран депутатом Парламента от фракции ПКРМ, а в 2011 г. стал от этой же фракции вице-председателем Комиссии по вопросам права, назначений и иммунитету. Помимо списка этих должностей была у Сырбу еще одна, о которой говорилось гораздо меньше, но которая значила значительно больше, чем все остальные. Речь о том, что после ухода из фракции ПКРМ в декабре 2009 г. старого сторонника П.Лучинского В.Цуркана, бывшего при нем министром внутренних дел (декабрь 1999-март 2001 гг.) который только ведомыми Воронину путями попал в число его приближенных и даже являлся несколько лет фактически главной юридической опорой ПКРМ в Парламенте и за его пределами, С.Сырбу занял его место и начал набирать очки в этом качестве, выдвигая от имени ПКРМ иски в адрес различных политических деятелей АЕИ (например, М.Лупу, которого он обвинил в фальсификации выборов 16 декабря 2011 г. и узурпации государственной власти), защищал партию в различных делах, направленных против нее и ее СМИ. Таковыми были, в частности, дела НИТа и о запрете коммунистической символики.
            Невозможно всерьез принять нелепые упреки левых блоггеров (почему-то, когда Сырбу был в рядах партии, ничего подобного никто из них не находил), которые вдруг «обнаружили», что он «получил от Плахотнюка 400 000 евро», «подлый», «продажный» и т.д., и даже что «стащил две пачки партийной фотобумаги». Хотя бы потому, что ничего этого документально никогда доказано не было. Кто и каким образом узнал или подсчитал цифру в 400 000 евро, остается загадкой, ибо подробного рассказа об этой истории от деятелей ПКРМ ни разу не поступило. Поэтому вряд ли можно сомневаться в том, что если бы С.Сырбу всерьез вздумал бы подать иск на своих бывших однопартийцев за обвинения в подкупе, он бы без особого труда выиграл бы этот процесс. Еще менее доказательными были обвинения в адрес Сырбу в том, что его «сманила» из ПКРМ некая подставная девица из ДПМ, с которой он, дескать, провел ночь в гостинице накануне его ухода из ПКРМ. Доказать принадлежность упомянутой особы прекрасного пола именно к ДПМ вряд ли кто-то возьмется всерьез. То есть это обвинение также достаточно спорно. Можно было ожидать более серьезных комментариев и от лидера ПКРМ В.Воронина, который вдруг объявил, что он-де «давно знал» о намерении Сырбу покинуть партию. Правда, осталось за кадром, что предпринимал Воронин для сохранения Сырбу в рядах ПКРМ и почему ему так и не удалось добиться этого.
 Вопреки мнению, высказанному на различных блогах и в социальных сетях после его ухода из партии, о том, что в действительности С.Сырбу был легковесным юристом, который, дескать, далеко уступал по профессиональной подготовке  «личному юристу Плахотнюка» В.Нагачевскому, и вообще неизвестно за что стал главным юристом ПКРМ, мы полагаем, что это совершенно не соответствует действительности. Во-первых, В.Нагачевский, хотя действительно ранее был довольно известным юристом, но попал в команду Плахотнюка не только поэтому, но и потому, что последнему было необходимо ослабить своего главного конкурента в борьбе за власть В.Филата. Во-вторых, в том, что касается выигранных  Нагачевским громких дел, они относились преимущественно к периоду его работы в качестве главы общественной организации «Юристы за права человека», еще до сотрудничества с Филатом. В период работы с Филатом ему такой громкой известности снискать не удалось.  Сырбу же сумел воспользоваться множеством очевидно исключительно выгодных для партии дел.
Тот факт, что провалившиеся выборы Президента 16 декабря 2011 г. были просто нагло сфальсифицированы, был ясен кому угодно, в том числе и деятелям АЕИ. Совершенно логичным было поведение Сырбу и в деле НИТа – власти мало что могли объяснить европейцам по поводу столь антидемократической акции, как ликвидация оппозиционного канала информации. Именно поэтому неслыханно затянулся суд по этому делу, и этому не видно конца. История с запретом коммунистической символики опять-таки была воспринята в Европе с явным удивлением (председатель Венецианской Комиссии Д.Букиккио, например, назвал ее «неудачной»), так как уже были известны прецеденты, когда потерпевшая сторона выигрывала иски в ЕСПЧ по этому поводу. Вполне обоснованным было поэтому поведение Сырбу, аргументированно обвинившего АЕИ в том, что он бросил «серьезный вызов высшему закону и европейским нормам. Здесь нет ничего общего с историей, это чистой воды политика». Справедливость заявлений Сырбу поэтому понимали и деятели самого АЕИ.
Именно потому еще в 2011 г. многие его представители, в частности, Д.Дьяков и особенно М.Гимпу стали высказываться весьма положительно о С.Сырбу, М.Гимпу даже едва ли не сожалел, что Сырбу не состоит в его партии. Наиболее «равнодушными» к нему оставались представители ЛДПМ, однако и они тщательно отслеживали все его действия и поступки. Сырбу не без оснований стали считать восходящей звездой ПКРМ. Кое-кто из политических аналитиков даже стал пророчить ему в будущем даже место преемника Воронина.
Разумеется, все это были только красивые слова. Всерьез С.Сырбу, недостаточно популярного в рядах партии и пользовавшегося в ней известностью только как юрист ПКРМ, воспринимать в качестве лидера ПКРМ, даже когда-нибудь в будущем, было бы совершенно несерьезно. Ибо лидер партии, тем более такой, как ПКРМ, с довольно строгой дисциплиной и отчетностью, должен быть харизматичен, являться хорошим оратором, стратегом, и быть сильной личностью, чтобы производить возможно более неизгладимое впечатление на избирателей. Ничего этого у Сырбу, разумеется, не было и быть не могло. Оратором он был никудышным, решительности и харизмы у него не было и в помине, а уж говорить о его серьезных познаниях в коммунистической теории и подавно не приходилось.
Наряду с этим нельзя не сказать и о тех обвинениях в адрес Сырбу, которые являются безусловно, справедливыми и не красящими последнего. Речь о том, что еще недавно, комментируя выходы один за другим деятелей ПКРМ из ее рядов, он заявлял (как это было, например, с И.Чебаном), что они не были неожиданностью, и что «на место каждого вышедшего из партии в нее придут еще десять тысяч человек». В свете последующего выхода его из ПКРМ такие заявления звучат более чем странно и действительно заставляют предположить постороннее влияние на Сырбу, ибо никто, собственно, не заставлял его произносить подобных заявлений, если он уже был не согласен с чем-то в линии партии.  
Кроме того, Сырбу признал, что давал клятву сдать мандат, если откажется быть в партии или разделять ее идеалы и нарушил это обязательство «но лишь после того, как были нарушены многие идеи и обещания». Какие именно, он не пояснил, но добавил, что считает эту клятву всего лишь «декларацией». Эти его слова звучат вообще достаточно глупо, потому что профессиональный юрист с уже немалым опытом, тем более в рядах такой партии, как ПКРМ, не мог не понимать, что в ПКРМ подписанное им обязательство считается именно клятвой и ничем более, а отсюда возникают налагаемые ею обязательства на всех, кто ее подписал.
Можно вполне согласиться с З.Тодуа, который считает, что С.Сырбу своим выходом из ПКРМ погубил свою политическую карьеру. В условиях такой достаточно догматичного политического класса, как наш, связь с партиями крайнего политического спектра, будь то ЛП или ПКРМ, является очень плохой характеристикой для дальнейшей политической деятельности. Исключение составил только М.Лупу, но его роль, несмотря на занимаемые им в дальнейшем политические посты (председатель ДПМ, и.о.Президента, и вплоть до сего дня Председатель Парламента) всегда была достаточно мала, так как он никогда не представлял из себя нечто серьезное как самостоятельная личность, находясь то под влиянием В.Воронина, то позже – под всепоглощающей тенью В.Плахотнюка. И то Лупу был выбран Плахотнюком не для реальной власти, а просто как «живое знамя» ДПМ, при условии, что все дела в ДПМ будет вершить сам Плахотнюк. Все остальные деятели, вышедшие из ПКРМ (Мишин, Додон, Степанюк, Чебан и другие) сами по себе никогда не представляли ничего серьезного на политической арене нашей страны и либо обречены прозябать на задворках Парламента вплоть до его нового созыва в 2015-м, когда все они почти наверняка исчезнут из него навсегда, либо уже вне его (как Степанюк и Цуркан). Совершенно то же самое, вне всякого сомнения, ждет и С.Сырбу, несмотря на расточавшиеся ему не столь давно комплименты и приглашения от некоторых лидеров АЕИ, так как все основные «хлебные» места в АЕИ давным-давно поделены и посторонних претендентов тут никто не потерпит, что недавно дал понять и тот же Д.Дьяков. Едва ли и тот же В.Нагачевский согласится с появлением в его партии достаточно серьезного конкурента-профессионала. Даже учитывая то, что Сырбу действительно неплохо подготовленный специалист своего дела и, кроме того, умеет прекрасно найти общий язык с людьми очень разных политических убеждений, очень маловероятно, что он найдет себе видное место в АЕИ, ввиду слишком видного положения в ПКРМ. Против этого будет и немало рядовых членов партий Альянса, которые воспримут его как выскочку-перебежчика, к которому нет и не может быть доверия.
Хотя сам Сырбу продолжает причислять себя к левым, столь же бессмысленным будет и его вступление в ряды какой-либо мелкой левой партии, так как на этом фланге у ПКРМ нет и еще очень долго не будет никаких серьезных соперников и масштаб решаемых Сырбу дел сузится до предела.    
            Хотя ПКРМ будет достаточно сложно найти замену Сырбу, потому что он основательно изучил все дела, которые вела партия, но его потеря для ПКРМ хотя и ощутима, но отнюдь не смертельна, ввиду того, что он не принадлежал к числу крупных и влиятельных функционеров. В пользу именно такого развития событий говорит и то, что юристов в Молдове ныне численно, пожалуй, больше, чем представителей любой профессии в стране и выбирать будет из кого, тем более, что подавляющее большинство юристов у нас все же не востребованы.
            Нужно добавить также, что вступление Сырбу в ряды другой партии скорее сузит его реальные возможности, чем поможет ему, так как в любой партии найдутся и другие юристы помимо него. Кроме того, теперь он будет ассоциироваться уже с именем этой партии, что ему не придаст никакого особого политического веса и о Сырбу действительно вскоре, как это и предрекают аналитики от ПКРМ, просто забудут.
            Поэтому Сырбу, если, как он уверял,  у него действительно есть желание идти в политику и как-то запомниться жителям страны, а заодно обеспечить себе серьезную и перспективную карьеру на будущее, нужно избрать совершенно другой, непривычный для нашей политической фауны путь. На наш взгляд, ему следовало бы воспользоваться тем, что он сумел создать себе имидж грамотного юриста в глазах значительной части нашего политического класса, и по возможности чаще появляться в СМИ в качестве теперь уже независимого юриста. Это позволит ему создать о себе мнение как о подлинно беспристрастном, ни с кем не связанным политическими обязательствами профессионала. На «раскрутку» нужно время, но будет и отдача.  Такие люди в условиях любого политического кризиса, которые часто бывают в нашей стране,  могут оказаться просто незаменимы при выдвижении на какой-либо крупный пост компромиссного кандидата, на котором сойдутся все конфликтующие партии (нечто подобное произошло в марте этого года с Н.Тимофти, коллегой Сырбу по образованию). Поэтому, если у Сырбу достанет трезвости ума и терпения, его еще может ждать  большое будущее. В конечном счете, все будет зависеть только от самого Сырбу.



                        Руслан ШЕВЧЕНКО, заместитель начальника ЦГП, доктор истории








            

Комментариев нет:

Отправить комментарий