суббота, 12 января 2013 г.

Взаимоотношения Молдовы и НАТО: реалии и перспективы


Первые попытки установить сотрудничество Молдовы с НАТО начались еще при М.Друке. Последний не раз в своих публичных выступлениях заявлял, что Молдова должна однозначно выбрать западный вектор развития, а для этого ориентироваться на стандарты, задаваемые ЕЭС (ЕС появляется только в 1994 г.) и НАТО.  Правда, предпринять что-либо более серьезное, чем словесные декларации, он просто не успел. Реальные шаги в направлении сближения с НАТО начались при его преемниках. Уже 20 декабря 1991 г. в Брюсселе состоялось заседание Совета Североатлантического Союза, в работе которого впервые принял участие и представитель Молдовы, министр иностранных дел Н.Цыу.  В результате данного  визита Молдова стала членом этой международной организации.
Тогдашнее молдавское руководство во главе с М.Снегуром, успевшее вскоре ознакомиться с некоторыми европейскими порядками, тем не менее понимало, что в соответствии с ними, Молдове не светит членство в НАТО. Это было бы возможно только в случае вступления или хотя бы появления реальных перспектив вступления нашей страны в ЕС, как это случилось, например, с соседней Румынией. Ничего подобного в отношении Молдовы европейские деятели никогда не высказывали, выражаясь предельно туманным, эзоповым языком, из которого, впрочем, было ясно, что дату вступления Молдовы в ЕС и НАТО они совершенно не представляют – настолько отдаленным видится им это событие во времени.  Поэтому при Снегуре и его преемниках – Лучинском и Воронине наша страна избрала путь медленной переориентации на стандарты НАТО. Уже 6 января 1994 г. в связи с заседанием руководства НАТО Молдова выразила готовность вступить в создававшуюся по инициативе США программу «Партнерство во имя мира». 16 декабря 1997 г. была создана также Миссия Молдовы при НАТО с резиденцией в Брюсселе, которую возглавил по положению действующий посол Молдовы в Бельгии. В 2002 г. Молдова стала членом Группы сотрудничества в области безопасности в Юго-Восточной Европе, части Центрально-Европейской Инициативы.  Однако все эти шаги не решали одной из главных задач, стоявших перед НАТО в Молдове – изменения отношения к этой организации со стороны населения нашей страны. Поэтому в октябре 2007 г. был сделан следующий шаг: в МолдГУ открылся Центр Информирования и Документирования НАТО. Как заявила на его открытии помощник заместителя генерального секретаря НАТО Стефани Бабст центр является неправительственной общественной организацией, созданной исключительно в информационных целях. Перед центром была поставлена задача информировать граждан страны о механизмах сотрудничества с НАТО. Центр должен был также продвигать инициативы и международные проекты, реализуемые совместно с подразделениями и структурами НАТО, направленными на поддержку демократических процессов, внутренней, региональной и международной безопасности. Устанавливались и личные связи молдавского руководства с деятелями НАТО. Молдавская и западная пресса, в частности, сообщали о «личной дружбе» В.Воронина с тогдашним Генеральным Секретарем НАТО Я. Де Хооп Схеффером. Последний 30 октября 2008 г. посетил Молдову, встретился там с Ворониным, министром иностранных дел А.Стратаном, министром обороны В.Врабие, выступил с лекцией в МолдГУ и посетил вышеназванный Центр.
Уже спустя несколько дней после прихода к власти правительства АЕИ, 29 сентября 2009 г., новый премьер В.Филат совершил поездку в Генштаб НАТО и встретился там с зам.Генерального Секретаря НАТО К.Бизоньеро. Филат подчеркнул интерес Молдовы в развертывании политического диалога и практического сотрудничества с Североатлантическим Союзом, в соответствии с индивидуальным планом действий Молдова-НАТО, принятым еще при ПКРМ. 10 февраля 2010 г. вице-премьер и министр иностранных дел Ю.Лянкэ и министр обороны В.Маринуца встретились с Генсеком НАТО А.Фог Расмуссеном. 18 августа 2010 г. Правительство Молдовы приняло усовершенствованную версию Индивидуального Плана действий, а в июле 2011 г. Совет НАТО с участием представителей Молдовы обсудил ход выполнения этого плана. План предполагал углубление и расширение сотрудничества Молдовы с НАТО в различных, не только военных областях. В рамках этого был произведен переход на новый строевой шаг, отличный от строевого шага, использовавшегося в Советской Армии, продолжался приток гражданских лиц на работу в Министерство Обороны. Наша страна обязалась разработать Стратегию национальной безопасности, Национальную военную стратегию и провести  Стратегический анализ обороноспособности, совершенствовать военное образование и боевую подготовку, усовершенствовать систему управления личным составом и т.д.
Однако сутью Плана являлось другое обстоятельство, которое  определяло и определяет  взаимоотношения Молдовы с НАТО. Речь о том, что, несмотря на важное стратегическое положение в бассейне Черного моря, наша страна в настоящий момент не представляет серьезного интереса в военном отношении со стороны европейских держав (в отличие, например, от Грузии,  армию которой перевооружили и обучили при активнейшей помощи США). Совершенно очевидно, что это положение вещей сохранится ровно столько времени, сколько Молдова не будет интересна и для Евросоюза в качестве своего потенциального члена. Этому «статус кво» способствует, разумеется, нерешенный приднестровский конфликт, так как на Левобережье Днестра продолжает оставаться контингент российских войск, и НАТО невыгодно изменение сложившегося положения до тех пор, пока не будут получены твердые гарантии того, что российские войска уйдут из Молдовы навсегда вместе с охраняемым ими вооружением. Однако неверным является и мнение о том, что, дескать, в случае ухода российских войск Молдова немедленно вступит в НАТО и ликвидирует приднестровский режим. Вне сомнения, подготовка к ликвидации незаконных структур власти на Левобережье будет идти, но учитывая, что военный потенциал левого и правого берегов Днестра сейчас примерно сопоставим, никаких решительных шагов по силовому решению приднестровской проблемы власти Молдовы не сделают до тех пор, пока Запад не сочтет, что наша страна уже достаточно обогнала свой левобережный регион по части вооружения и боевой подготовленности своих войск. Нет сомнения также, что для решения приднестровского вопроса НАТО будет вовлечено достаточно активным образом – инструкторами, вооружением и т.д.
Однако при этом сторонники идеи о «немедленном вхождении Молдовы в НАТО» в случае ухода российских войск упускают из вида по политическим соображениям ряд обстоятельств.  Во-первых, вступление Молдовы в НАТО, если бы оно случилось, повлекло бы за собой колоссальные по размеру выплаты членских взносов, потянуть которые молдавский бюджет едва ли смог бы даже с учетом западных финансовых вливаний. Во-вторых, даже и после ухода российских войск у России остается возможность переброски своих армейских частей в Тирасполь с помощью военно-транспортной авиации, в случае обострения обстановки в Левобережье. «Перекрыть» этот канал удалось бы только в одном случае – если бы получилось – любым способом – закрыть для российской авиации воздушное пространство Украины, через которое Россия и перебрасывала бы свои войска и вооружение. Это задача ныне еще менее реальная, чем даже вывод российских войск из Левобережья, потому что для этого пришлось бы «ломать через колено» политический класс Украины, где достаточно сильны протираспольские симпатии. Кроме того, это чревато тяжелейшими последствиями и для самой Украины, сильно зависящей от той же России в вопросах поставки топлива и не имеющей альтернативных источников (а у России альтернативные потоки худо-бедно, но появились – Северный поток по Балтике, Южный поток). В этих условиях, пока отсутствуют – и на ближайшие годы будут отсутствовать – возможности для альтернативного получения топлива, извне России, политики Украины даже под сильным давлением Запада вряд ли пойдут на обострение отношений с Россией по столь важному для России вопросу, как «приднестровский». В-третьих, появление молдавских войск на территории Левобережья вызовет вооруженные столкновения с армией и спецслужбами сепаратистского региона, и это вызовет неконтролируемый поток добровольцев из России и даже Украины на помощь незаконным властям региона, что резко осложнит ситуацию, затянет конфликт, да еще и вовлечет в его орбиту Украину и Россию, которые вмешаются с целью защиты своих граждан. В-четвертых, как мы уже говорили выше, всегда и везде вступление той или иной страны в НАТО теснейшим образом увязано с ее же вступлением в ЕС. Если появляется четкая перспектива вступления в ЕС (хотя бы перспектива), то тут же начинают проясняться и взаимоотношения данной страны и с НАТО, возникают уже и определенные перспективы членства, пускай и в более-менее отдаленном будущем. Ничего подобного в случае нашей страны нет. Перспективы вступления Молдовы в ЕС более чем туманны, в лучшем случае это произойдет лишь после «переваривания» ЕС стран западных Балкан во главе с Хорватией, которую намереваются принять уже в 2013 г. Это отодвигает возможность включения нашей страны в состав ЕС не ранее чем примерно 2030-х гг (или даже 2040-х)., если даже не до еще более поздних сроков. Соответственно поэтому становятся и совершенно неясными и перспективы вступления нашей страны и в НАТО, хотя и очевидно, что «подгонка» молдавских вооруженных сил под натовские стандарты будет продолжаться.
В силу вышесказанного можно с уверенностью сказать, что ни в ближней, ни в среднесрочной перспективе, и даже в значительной мере – в долгосрочной перспективе – наша страна не станет членом НАТО. Формы ее сотрудничества с этой организацией будут ограничиваться дальнейшим вялотекущим перевооружением молдавской армии, подготовкой ее офицеров в военных центрах НАТО, направлением ее солдат и офицеров в «горячие точки» планеты по настоянию НАТО в виде каких-либо «миротворческих» или каких-либо других контингентов. Молдова будет включена также в зону ответственности румынской ПРО, что хотя и обострит политическую ситуацию в регионе, все же не вызовет очаг конфликта – заинтересованные стороны слишком не готовы к этому. У США и их союзников есть множество других более серьезных проблем. Это и Сирия, и Иран, и Ближний Восток в целом, и Китай, который они надеются ослабить, и т.д. Им поэтому невыгодно создавать очаг военной конфронтации еще и в Европе, да еще фактически против страны, обладающей ядерным потенциалом, способным пока что уничтожить сами США. Невыгодно такое военное противостояние и самой России, так как в отличие от той же Осетии, Левобережье Днестра не имеет границы с Россией. Поэтому даже ссылки на защиту интересов русскоязычного населения левобережья не будут аргументом в глазах Запада, и это сильно ударит по интересам российского бизнеса на Западе. В силу этого шаткое статус-кво будет сохраняться еще неопределенно долгий промежуток времени даже после ухода российских войск из Левобережья. И в этих условиях молдавским властям остается действовать только с учетом сложившегося баланса сил между Россией и Западом, избегая, даже при пронатовской ориентации, слишком резких шагов в сторону Брюсселя. Такая перспектива ожидает нашу страну в течение еще достаточно продолжительного периода времени. Политическим силам Молдовы нужно действовать, исходя прежде всего из этих реалий, исключая ненужную политизацию своих акций, и руководствуясь необходимостью сохранения равновесия сил в регионе. Задача эта является вполне осуществимой.

                                               Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий