суббота, 12 января 2013 г.

Воронин признает, что ПКРМ ошибалась. Достаточно ли этого?


Безусловно, более чем похвален тот факт (и тут мы согласны с официальной позицией НСОЗМ), что такое признание имело место. Очень важно, разумеется, что лидер крупнейшей в стране партии публично признал ошибку ее руководства. Надо сказать также, что свои ошибки Воронин признает не впервые. Напомним, например, признание своих (и руководства ПКРМ) ошибок на пленуме ЦК ПКРМ в апреле 2002 г., в самом конце акций протеста Рошки в центре Кишинева. Признавал ошибки Воронин и позднее. Например, после утери партией  власти в 2009 г. Затем он возвращался к этому и уточнял причины своих ошибок. Признавал он ошибку и после провала коалиции с ДПМ (декабрь 2010 г.), и после неудачной попытки создать коалицию с ЛДПМ в октябре 2011 г. Покаялся  и взял вину на себя и свое окружение Воронин уже в который раз и после выборов Тимофти 16 марта 2012 г., когда после более чем 2-летнего торга АЕИ все же удалось избрать «своего» Президента. Каждый раз все эти покаяния завершались публичными заверениями, что уж на этот раз партия и он лично сделают все возможное, чтобы извлечь уроки из прошлых ошибок (точь-в-точь как сейчас), заявлениями, что АЕИ, «как теперь стало понятно» ни перед чем не остановится в достижении своих целей и задач. Но все это оставалось только на словах. Потому что как только наступал очередной решающий момент (вроде истории «флирта» ПКРМ с ДПМ), как вдруг оказывалось, что партия снова чего-то не учла, «не могла себе представить», на что способен АЕИ и т.д.
Под горячую руку угодили почему-то даже политологи и некие неназванные Ворониным «представители гражданского общества», чьим рекомендациям-мол, партия слишком доверчиво следовала. Между тем у партии, помимо директора Социал-Демократического Института Б.Цырди, и отдалившихся от ПКРМ в последние годы А.Барбэрошие, В.Андриевского, И.Боцана и т.д. были и собственные политологи. Это депутаты Парламента К.Старыш и З.Тодуа. Они не стеснялись в выражениях, клеймя АЕИ на все корки, и кому угодно после прочтения их материалов стало бы ясно, что АЕИ – шайка абсолютно беспринципных политиканов, которые будут добиваться своего какими угодно способами. Были и другие публицисты левых газет – «Коммунист», «Пульс», «Независимая Молдова», «Кишиневские новости» - от Олега Тимошенко до Александра Токарского. Все они писали в том же ключе и приводили читателя к тем же выводам. Но, если верить сказанному Ворониным, руководство партии либо боялось воспользоваться их рекомендациями, опасаясь, вероятно, побоища на улицах, либо просто не верило им до конца, хотя они и были «свои в доску».
А ведь все могло бы быть иначе. Уже 7 апреля 2009 г. должно было бы насторожить Воронина: почему вдруг стал возможен погром госучреждений? Кто стоит за ним, и случаен ли он? Уже тогда можно было бы принять меры и найти – любым способом – недостающего депутата из среды будущего АЕИ, чтобы получить нужное число в 61 депутата, тем более, что Воронину, как никому другому, в силу занимаемой должности было известно, как падки эти деятели на деньги и материальные блага. Но шли месяцы, Воронин предпринимал сравнительно вялые попытки заставить правых «прогнуться», считая, что дело только во времени, спешить некуда.  Видя его пассивность, оппозиционные фракции сумели, хотя и с огромным трудом, терзаемые страхом перед Ворониным (об этом заявил в СМИ депутат К.Виеру), все же сплотиться. Помогли и вояжи Урекяна за рубеж, где его разными способами «вдохновляли» упорствовать дальше. Нашлись средства и возможности, чтобы убедить М.Лупу выйти из ПКРМ, раз уж не его выдвигают в Президенты, а «всего лишь» в премьеры. Но и этот момент не заставил Воронина призадуматься – что же делается неправильно. Как следствие, состоялись досрочные выборы 29 июля 2009 г. и потеря власти ПКРМ.
Из того же ряда, хотя и по другим, разумеется, причинам, и ошибка с попыткой формирования коалиции с ДПМ. Ведь уже и тогда Плахотнюк успел отчетливо заявить о себе и о своей ясно выраженной антикоммунистической позиции. И тогда, осенью 2010 г. было более чем очевидно, что ДПМ не пойдет ни на какую коалицию с ПКРМ. Во-первых, потому, что против был сделавший свой выбор реальный хозяин партии В.Плахотнюк. Во-вторых, потому, что за ним стоял крупный румынский бизнес, который на дух не переваривал Воронина еще в бытность оного у власти (тот оттеснил его от различных проектов, которые ранее выигрывались румынскими фирмами без проблем, остался лишь Кишинев, но этого румынам явно было очень мало). В-третьих, потому, что против был Запад, который недвусмысленно предупреждал деятелей АЕИ о невозможности формирования какой бы то ни было коалиции с ПКРМ, пока она ориентирована на дружбу с Россией. В-четвертых, потому, что и в самой ДПМ были очень сильны группировки, выступавшие против любого союза с ПКРМ. Выразителем этой части партии был театральный режиссер С.Греку, который организовал ряд митингов демократов в центре Кишинева в преддверии решающего для ДПМ выбора. Воронин и его окружение понадеялись на то, что глава администрации Президента России С.Нарышкин – лицо достаточно влиятельное для того, чтобы повлиять на Лупу с Плахотнюком. Но забыли, что главное здесь не влияние, а деньги. Они сильнее любого человеческого влияния. И когда Плахотнюку предложили выбор между влиянием России и бизнесом, который ему помогал и помогает строить Запад, он, разумеется, без колебаний выбрал второе. И это заранее предопределило выбор Лупу, который продолжал до последнего разыгрывать из себя «дурачка» на переговорах с Ворониным и обсуждать с ним заведомо невероятный состав будущего коалиционного правительства и распределение мест в других органах власти. Ну а потом, когда Парламент собрался, необходимость в маске отпала, и все 30 декабря 2010 г. «вдруг» узнали, что АЕИ воссоздан.
Но и на сей раз никаких выводов ПКРМ в действительности не сделала. Даже когда в октябре 2011 г. вновь непонятно с чего стала рассчитывать на коалицию с еще более прозападным В.Филатом и его ЛДПМ, чтобы в союзе уже с ним отодвинуть в оппозицию ненавистную «партию предателей» ДПМ и, естественно, правоэкстремистов из ЛП. Хотя с самого начала было понятно, что имеющий бизнес-интересы в основном в Румынии, а теперь уже и в других странах, четко ориентирующийся на приказы из Вашингтона и Брюсселя В.Филат не пойдет ни на какой долговременный союз с ПКРМ, кроме разве что тактического, для устранения или хотя бы ослабления своего главного противника в самом АЕИ – В.Плахотнюка. Устранение Г.Михая, конечно, было некоторым шагом вперед, но никак не отменяло предыдущие договоренности АЕИ, согласно которым директором СИБа все равно должен был стать выдвиженец ЛП. И Михая поэтому сменил другой представитель либералов, Валентин Дедю, кстати, один из очень немногих, наряду с тем же Михаем, сотрудников СИБа, начинавших карьеру еще в молдавском КГБ. А все остальные прожекты ПКРМ с грохотом провалились в тартарары, так как Запад, а конкретнее – США, где у власти Демократическая партия, попросту запретил Филату проводить дальнейшие «чистки» в руководстве министерств и ведомств совместно с ПКРМ.
Между тем аналитики ПКРМ должны были бы знать, что за международным авантюристом  Плахотнюком стоит не какой-то ничтожный Лупу, не бухарестские миллиардеры, у которых он скупал имущество в Молдове (Сорин Овидиу Вынту), и даже не брюссельские функционеры, а именно США и союзники молдавской ДП – ныне правящая Демократическая партия этой страны, победившая и на президентских выборах 2012 г. Это, кстати, гарантирует Плахотнюку, недавно совершившему триумфальный визит именно по США, спокойное и беспроблемное существование еще на 4 года. Поэтому напрасны были надежды ПКРМ на союз с Филатом – в решающий момент США дали понять Филату, чтобы тот не заходил слишком далеко и не разрушал АЕИ. Филат, естественно, тут же взял под козырек и впредь ни о какой, даже временной, коалиции с ПКРМ и не помышлял, тем более, что вскоре ПКРМ начала сближение с СДПМ, которая отстаивала кощунственную для Запада идею ТС. Но, как ни удивительно, ссылок на США в прессе, контролируемой ПКРМ, в данном случае не появилось.
Последний по времени крупный «прокол» произошел у ПКРМ в марте 2012 г. В течение двух с половиной лет, с момента отставки Воронина с поста Президента 11 сентября 2009 г. место его оставалось вакантным. Сначала это кресло занял и.о. Президента Михай Гимпу, как новый (с 28 августа 2009 г.) Председатель Парламента вместо самого Воронина. Не вдаваясь сейчас в детали многочисленных махинаций, на которые пошли деятели АЕИ, чтобы хоть как-то продлить, при поддержке Запада, свое пребывание у власти, напомню недвусмысленное предупреждение весной 2010 г. тогдашнего председателя Конституционного Суда Д.Пулбере о том, что если Президент не будет избран в течение года с момента последних выборов, Парламент должен быть распущен. Будучи загнаны в политический тупик и не видя выхода из создавшегося положения, так как никакой реальной кандидатуры Президента на горизонте все не вырисовывалось, лидеры АЕИ согласились на роспуск Парламента и объявление досрочных парламентских выборов, о чем и объявил и.о.Президента М.Гимпу 28 сентября 2010 г. Но и в новом Парламенте, который 30 декабря 2010 г. возглавил М.Лупу, и где представительство коммунистов еще более сократилось (с 48 до 42 депутатов), все равно было неясно, что делать с Президентом, так как устраивающей всех лидеров АЕИ кандидатуры все не было. Но на сей раз Запад дал команду АЕИ не считаться ни с каким местным законодательством, и даже с комментариями Венецианской комиссии, пока не будет избран Президент. Маниакальное стремление Запада видеть занятой должность Президента в Молдове объяснялось весьма просто. Прагматичное сознание западного человека, основанное на соблюдении законов (пусть даже и формальном), не могло принять мысль, что высшая должность в стране все еще вакантна. Для Запада это означало только одно – недостаточную легитимность власти АЕИ над Молдовой, то есть легальную возможность коммунистической оппозиции вернуться к власти, притом на совершенно законных основаниях. Такое можно было стерпеть один раз, но вторично – было бы уже сверх всякой меры. Поэтому, когда тот же Пулбере в сентябре 2011 г. объявил, что и в этот раз, в случае неизбрания Президента, придется идти на досрочные парламентские выборы, АЕИ под руководством Плахотнюка и его марионетки Лупу провернул молниеносную комбинацию по устранению ставшего мешать «законника» Пулбере с его последующей заменой на бывшего филатовца, а ныне правоверного демократа А.Тэнасе. Вместе с последним, кстати, в лагерь ДПМ перекочевал и его папа, основатель и директор известной правой газеты Timpul Константин Тэнасе.
В этой обстановке, которая была максимально выгодна для ПКРМ – Президента не было, перспектив его избрания – тоже, Запад высказывал все большее недовольство хаосом в рядах АЕИ и его неспособностью сплотиться даже для решения такого пустякового вопроса, как выборы главы государства, ПКРМ начала тактически грамотное наступление на позиции АЕИ, чтобы добиться деморализации в его рядах, а затем и капитуляции, что позволило бы взять власть в свои руки. Для этого ПКРМ стала регулярно проводить массовые многотысячные митинги в центре Кишинева, готовя своих сторонников к предстоящим решающим событиям, в том числе и штурму госучреждений. Однако АЕИ тоже не дремал. Видя, что ситуация быстро накаляется, а Запад, который до сих пор поддерживал Альянс,  теряет терпение и уже называет конкретные сроки избрания Президента (Д.Шубель), иначе…(что – иначе, не пояснялось, но было ясно, что в противном случае Запад откажет АЕИ в поддержке и тогда его судьба будет окончательно решена: ПКРМ с чистой совестью может брать власть в свои руки у запуганного и растерявшегося АЕИ), АЕИ принял свои меры. В конце концов, после ряда секретных комбинаций и закулисных переговоров, неудачной попытки привлечения «беспартийного кандидата» в лице В.Бакалу, юристами, которые всегда были влиятельной силой в АЕИ, был выдвинут человек из их среды – старый советский судья Н.Тимофти. К такому повороту событий ПКРМ уже была не совсем готова, но все еще рассчитывала, что эта кандидатура тоже провалится, как и множество других, ранее. Она даже разработала план занятия Парламента своими сторонниками как раз перед началом голосования, чтобы сорвать его. Для этого в райкомы было спущено указание собирать людей и транспорт для перевозки в ночь на 16 марта в Кишинев.
Но хотя часть симпатизантов партии уже была утром 16 марта в Кишиневе, они не получили отмашку брать Парламент штурмом. Причиной тому было обстоятельство, о котором руководство ПКРМ не упоминает и сегодня: оно ждало согласия Запада, пусть молчаливого, на дальнейшие решительные действия. Без этого идти на штурм госучреждений было бы для партии катастрофой, потому что тогда это тут же было бы квалифицировано как попытка государственного переворота, лидеры партии, на сей раз на вполне законных основаниях были бы арестованы, а партия запрещена и разгромлена. Но согласия Запада ПКРМ не получила. Вашингтон и Брюссель решили дать своим ставленникам еще одну, возможно, действительно последнюю возможность избрать Президента.  С этой задачей АЕИ на сей раз справился. 16 марта 2012 г. Н.Тимофти был избран Президентом, а 23 марта приведен к присяге в этом новом для себя качестве.
            Тем не менее у ПКРМ все равно оставалась возможность для дальнейшей борьбы с очевидными шансами на успех. Дело в том, что согласно западным представлениям о демократии, никакая власть не может быть полноценной и законной, если ее полностью игнорирует оппозиция, а тем более настолько влиятельная в Молдове, как ПКРМ. Коммунисты к тому времени уже несколько месяцев не посещали заседания Парламента, что вызывало растущее беспокойство на Западе и в самом АЕИ, который из-за мнения Запада на сей счет тоже стал принимать меры давления на ПКРМ, пытаясь добиться их возвращения в Парламент (угрозы лишить служебных машин, зарплаты и т.д.). В этих условиях для ПКРМ принципиально важным было бы держаться до последнего и не возвращаться в Парламент, чтобы сохранить хоть какое-то юридическое обоснование для последующего взятия власти. И еще на съезде ПКРМ в июне В.Воронин призывал именно так и вести себя. Но уже спустя несколько дней, возможно, в связи с уходом группы Мишина, руководство ПКРМ окончательно капитулировало и согласилось вернуть фракцию в Парламент, полностью узаконив тем самым преступный режим АЕИ в глазах Запада.
            Этим руководство ПКРМ совершило серьезнейшую стратегическую ошибку. Теперь АЕИ получил в руки мощный рычаг давления на оппозицию. Как и следовало ожидать, последовало принятие закона о запрете коммунистической символики, который уже давно готовился в рядах АЕИ, стали как грибы после дождя возникать проекты о создании комиссии по проверке архивов КГБ на предмет сотрудничества с ним деятелей ПКРМ, о ужесточении наказания за профанацию государственных символов, о запрете критики оппозицией правящего АЕИ и т.д. В этих условиях руководство ПКРМ, к сожалению, не нашло ничего лучшего, как бесконечно возмущаться деятельностью АЕИ, проводить различные публичные мероприятия, вроде конференции «Молдова –захваченное государство» и т.д., жаловаться на АЕИ европейским бюрократам и т.д. У деятелей АЕИ все это вызывало и вызывает только насмешку. Они легко «зарубили» с помощью ЦИКа идею проведения референдума о вступлении Молдовы в ТС, сумели еще более ослабить ПКРМ за счет выхода из фракции недавнего партийного трибуна и оратора И.Чебана, а также успешно переманить с помощью шантажа, подкупа и угроз на свою сторону большое количество консилиеров и примаров на местах. Процесс этот продолжается и сегодня. Партия в результате оказалась балансирующей на грани запрета, и любая крупная акция протеста, скажем, под лозунгами вступления в ТС может вызвать у властей желание, воспользовавшись этим, добиться согласия Запада на запрет ПКРМ как антигосударственной организации. Лидеры ПКРМ это  «внезапно» осознали, но поняли, к сожалению, слишком поздно.
            Соглашаясь с тем, что АЕИ, вне всякого сомнения, является узурпаторами власти,  и его оценками ситуации, мы вместе с тем не видим в заявлениях Воронина глубоких выводов из создавшегося тяжелейшего положения, конкретных идей, которые позволили бы удержать партию от застоя и медленного разложения. Есть лишь констатации известных фактов, и без того многократно растиражированных левыми, а порой и не только левыми (как Д.Чубашенко и даже К.Тэнасе) публицистами. Узаконив действующую власть, ПКРМ обрекла себя на пассивное ожидание следующих выборов, медленное таяние своего электората, а избирателей оставила недоуменными и разочарованными: слишком большими были ожидания первых месяцев года. И уже мало помогают тут покаяния Воронина, ибо настает время других решений, других методов борьбы. И сможет ли партия и сам Воронин предложить эти решения тем, кто верит в ПКРМ, пока что крупнейшую партию страны, сейчас не знает никто.

                                                           Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории
            

Комментариев нет:

Отправить комментарий