среда, 15 июля 2015 г.

Саакашвили и его реформы. Какое значение они имеют для Молдовы?

30 мая 2015 г. новым председателем Одесской областной государственной администрации (ОГА) стал бывший Президент Грузии Михаил Саакашвили. Это событие стало шокирующей новостью для России, где его обвиняют в «нападении» на Южную Осетию, которая всем миром, кроме самой России, признается частью Грузии, а также в Приднестровье, где это имя благодаря российским СМИ пользуется дурной славой. Оживленно комментировали случившееся во многих странах бывшего СССР, в том числе, разумеется, в самой Украине и – не менее того - на Западе. Бурную реакцию появление Саакашвили во главе Одесской области вызвало и в Молдове. Левые отнеслись к этому с тревогой, заявили, что это увеличивает угрозу вооруженного конфликта  с Приднестровьем и немедленно напомнили о его войне со «свободолюбивым югоосетинским народом», не желая признать, что то была война с вооруженным сепаратизмом и стоящей за его спиной Россией. Правые выразили надежду на то, что глубокие реформы, которые проводил Саакашвили в Грузии, теперь удастся осуществить и в Одесской области, высказывали надежду на их успех  и даже приглашали его в дальнейшем для работы в Молдове. И те, и другие с того дня пристально изучают каждый шаг Саакашвили и пытаются – каждый лагерь по-своему, активно эти шаги комментировать. За всей вакханалией комментариев, возвеличиваний и похвал и в то же время  оскорблений и проклятий по адресу Саакашвили как-то осталось за кадром: что же сделал Саакашвили в Грузии, к каким  результатам привели его реформы? Да, собственно, даже кто он такой и откуда взялся на грузинской политической арене. А это важно, потому что многими в Молдове «одесский эксперимент» М.Саакашвили автоматически «проецируется» на Молдову и каждый думает при этом о нашей собственной стране, которая уже заждалась подлинных, глубоких реформ, чтобы приблизить нашу страну к Европе. Попытаемся ответить на эти вопросы в настоящей статье.
      Михаил Саакашвили родился 21 декабря 1967 г. в Тбилиси. Его отец, Николоз, развелся с матерью, Гиули Аласания, за несколько месяцев до рождения сына, и в дальнейшем Михаила, оказавшегося единственным ребенком, помимо матери, ставшей позднее известным историком культуры Грузии, воспитывали ее брат, дипломат Темур Аласания, а также отчим,  психолог Зураб Кометиани. Вскоре после окончания школы, в 1987 г., он поступил на факультет международного права Киевского  института международных отношений (Украина), который  с отличием окончил в 1992 г. Вернувшись в Грузию, Саакашвили в  1992-1994 гг. работал юристом-консультантом Госкомитета по защите прав человека, учился в Страсбургском международном институте прав человека и в Колумбийском университете. В последнем в 1994 г. он получил степень магистра права. Затем Саакашвили учился в Университете Д.Вашингтона (Вашингтон, США), стажировался в Академии европейского права во Флоренции и в Академии международного права в Гааге. По окончании учебы М.Саакашвили работал в Институте прав человека (Осло), а также юридической фирме «Patterson, Belknap, Webb & Tyler», которая занималась правовым обеспечением американских нефтегазовых проектов в СНГ. По некоторым сведениям, в Грузии эта компания стала юридическим партнером молодежной организации «Кмара», которая сыграла немаловажную роль в «революции роз».
В 1995 г. М.Саакашвили, по предложению своего друга Зураба Жвания начал политическую карьеру. В 1995-2000 гг. он являлся депутатом Парламента Грузии от  партии «Союз граждан», и  в августе 1998 г. стал председателем ее парламентской фракции. Главной целью партии являлась поддержка деятельности  Президента Э.Шеварднадзе. Уже в декабре 1995 г. стал председателем парламентского комитета по конституционным, юридическим вопросам и законности. В январе 2000 г. стал представителем Грузии в ПАСЕ, а в октябре того же 2000 г. был назначен министром юстиции Грузии и отказался от мандата депутата Парламента.
На посту министра Саакашвили впервые проявил себя в качестве борца с коррупцией. На одном из заседаний правительства молодой министр внес законопроект о конфискации незаконно приобретенного имущества и предъявил доказательства, что дворцы, принадлежащие коллегам-министрам, построены на «нетрудовые» доходы. Тогда некоторые эксперты сочли действия Михаила Саакашвили популистскими, его действия стали подвергаться критике и в конце 2001 г. Саакашвили подал в отставку. Тогда же, в октябре 2001 г. он создал и возглавил партию «Единое национальное движение» (ЕНД), выступившее с резкой критикой Президента Э.Шеварднадзе.  ЕНД требовала проведения политических и экономических реформ, вступления Грузии в НАТО и ЕС, восстановления контроля грузинского правительства над сепаратистскими регионами  Абхазия и Южная Осетия. Уже в июне 2002 г. его государственная карьера продолжилась – Саакашвили был избран председателем Законодательного собрания г. Тбилиси.
В преддверии парламентских выборов ноября 2003 г. оппозиционные Э.Шеварднадзе партии (ЕНД, движение «Объединенные демократы», «Союз национальной солидарности» и молодежное движение «Кмара») объединились в Единое Национальное Движение (ЕНД), который возглавил М.Саакашвили. ЕНД, вместе с союзным ему блоком партий «Демократы Бурджанадзе» выражал недовольство  тяжёлым экономическим положением в стране, коррупцией среди государственных служащих, а также отказом Шеварднадзе от попыток военного разрешения  конфликтов в Абхазии и Осетии,  неудачными попытками решить вопрос мирным путём. Парламентские выборы 2 ноября 2003 г. принесли победу блоку Э.Шеварднадзе «За новую Грузию».  В ходе этих выборов, по сведениям международных и местных наблюдателей, а также оппозиции, было установлено множество грубых нарушений действующего законодательства. Несмотря на это, Шеварднадзе и его партия сочли себя победителями. В знак протеста против этого решения Единый национальный альянс 3 ноября 2003 г. заявил о начале массовых протестов, требуя провести новые выборы и призвав жителей выйти на улицы. Первоначально относительно малочисленные протесты ЕНА и «Демократов Бурджанадзе», проводившиеся в Тбилиси, к середине ноября сделались массовыми, а затем перекинулись на другие населенные пункты страны. 22 ноября 2003 г. протестующие ворвались в здание Парламента Грузии во время выступления Президента Э.Шеварднадзе, захватили его и вынудили Э.Шеварднадзе покинуть здание законодательного органа. Шеварднадзе ввел в Грузии чрезвычайное положение и обратился за помощью к армии и полиции, но их руководство отказалось выступить в его поддержку. 23 ноября Шеварднадзе встретился с лидерами оппозиции М.Саакашвили и Д.Жванией, и побеседовал с министром иностранных дел РФ И.Ивановым. В результате этих бесед вечером 23 ноября он объявил о своей отставке «во избежание кровопролития». События 20-23 ноября 2003 г. в Тбилиси стали с тех пор называть «революцией роз». Временно исполнявшей обязанности Президента стала Н.Бурджанадзе. Верховный Суд Грузии вновь рассмотрел итоги парламентских выборов 2 ноября 2003 г. и отменил их. 4 января 2004 г. состоялись новые президентские выборы, на которых победил М.Саакашвили, а 28 марта 2004 г. – и новые парламентские выборы, на которых при поддержке М.Саакашвили победу одержал блок ЕНД.
Так началось правление Президента Саакашвили, длившееся до ноября 2013 г. и ознаменовавшееся множеством эффективных и совершенно необычных для всего постсоветского пространства реформ, которые в полном объеме в молдавской и российской прессе практически никогда не приводятся. Ниже мы попытались показать, в чем же они заключаются.
Реформа системы госуправления: 
Резкое сокращение числа ведомств, численности чиновников при существенном увеличении заработной платы госслужащим и ужесточении наказания за коррупцию практически искоренили «бытовое» взяточничество. «Фирменный стиль» грузинских реформаторов — уволить практически всех сотрудников того или иного органа власти, а затем (если это ведомство вообще необходимо) сформировать его с нуля с новыми функциональными обязанностями, новой структурой и новыми людьми. Самый яркий пример — ГАИ. Служба была полностью упразднена, и за два месяца с нуля была создана патрульная полиция по американскому типу. В первые месяцы работы патрулей ведущие телекомпании были переполнены кадрами дачи взяток новым «гаишникам», которые снимались скрытой камерой агентами спецслужб. Попавшиеся полицейские отправлялись в тюрьму на 10 лет за взятку в размере $50. Так продолжалось до тех пор, пока не наступило понимание — взятки брать нельзя. В результате уровень доверия населения к полиции вырос с 5% в 2003 году до 84% в 2010 году.
Упрощение бюрократических процедур и сокращение государственного контроля: 
Была отменена пожарная инспекция, при этом число погибших при возгораниях снизилось;
упразднен обязательный техосмотр транспорта, однако число погибших в ДТП в расчете на 1000 автомобилей снизилось с 1,79 в 2003 году до 1,05 в 2010 году;
 упразднены антимонопольная служба и инспекция цен;
сняты ограничения на продажу некоторых медикаментов в супермаркетах и розничных магазинах, отменены дополнительные проверки лекарств, одобренных для потребления в странах ОЭСР; существенно облегчены процедуры получения разрешения на строительство, однако свобода строителя уравновешивается уголовной ответственностью, если возникла угроза жизни и здоровью людей;
введена добровольная стандартизация продукции, отменена обязательная сертификация;
законодательно отменен принцип обязательного нотариального заверения документации;
зарегистрировать некоммерческую организацию можно за несколько минут.
Опыт Грузии свидетельствует, что при отмене неработающих механизмов надзора и лишних бюрократических процедур коррупция идет на спад, а дополнительных угроз здоровью и жизни людей при этом не возникает.
Приватизация: 
Лозунгами грузинской приватизации вполне могут стать две фразы Кахи Бендукидзе: «Можно продать все, кроме совести» и «В государственной собственности может находиться только большая королевская печать». Такой подход позволил приватизировать не только гостиницы, но и объекты энергетики и водоснабжения. В отношении приватизации земли особенно важно то, что было отменено целевое назначение земли (кроме Тбилиси). Раньше в Грузии перевод земель из одной категории в другую был мощнейшим источником коррупции. Новый социальный контракт: «человек сам ответственен за свою жизнь без принудительного вмешательства государства». 
Реформа социальной сферы:
 В Грузии нет пенсионного фонда, нет фонда социального страхования, а есть универсальный государственный бюджет, из которого выделяются средства. Это позволило радикально снизить налоговое бремя и устранить лишние бюрократические структуры, наиболее яростно сопротивляющиеся реформам. Осуществлена монетизация льгот и переход к адресной социальной помощи. В Грузии, чтобы отделить бедных от небедных, используются 150 достаточно простых в проверке показателей. Семья подает заявление, затем приходит агент и оценивает степень достоверности информации. В 10% случаев агента перепроверяют. Проверка осуществляется в среднем раз в два года. При этом пожилые одинокие люди в маленьких селениях в горах, как правило, не перепроверяются, ведь шансы на то, что они вдруг сказочно разбогатеют, невелики, тогда как молодые семьи или семьи, где подрастают дети, проверяются чаще, так как их экономическое положение может существенно улучшиться.
Реформа здравоохранения:
Государство взяло курс на передачу бизнесу больниц в собственность с обязательством не изменять профиль деятельности в течение длительного времени. Введены ваучеры на оплату услуг незащищенным слоям населения (минимально необходимое медицинское обслуживание), остальные сами покупают медицинскую страховку либо медицинские услуги. Лечение социально значимых заболеваний осуществляется за счет государства, также полностью оплачиваются медицинские услуги детям до трех лет и пожилым старше 60. Введена программа «Дешевое страхование», помогающая среднему классу приобрести страховку. Возрожден институт сельских врачей общей практики.
Возможно, это далеко не идеальная система здравоохранения, но  она стала прозрачнее, эффективнее и честнее. Если раньше люди давали врачам подарки и взятки, то теперь за незащищенные слои населения платит государство (их положение улучшилось), а остальные должны позаботиться о себе самостоятельно (для них ситуация не изменилась: платили раньше, платят и сейчас). Система ваучеров жестко привязывает поступление денег к пациенту, что стимулирует конкуренцию между медицинскими организациями.
Налоговая реформа:
Эта реформа удалась в Грузии лучше всего.   К этому были и объективные предпосылки. Когда налоговые ставки относительно высоки, доля теневой экономики огромна, а сама страна маленькая, резкое сокращение налогового бремени дело не только благородное, но и благодарное. Выход бизнеса из «тени» и привлечение зарубежных инвестиций способны привести к такому росту налоговой базы, которое компенсирует снижение ставок обложения. Вот некоторые параметры грузинской налоговой реформы:
 налоговая амнистия и «кадровая чистка» налоговой службы позволили начать взаимоотношения налогоплательщиков и налоговиков с «чистого листа»;
количество налогов было сокращено с 22 до 7;
 низкая ставка налога на прибыль — 15% и «сверхускоренная» амортизация капитальных затрат (компания может отнести 100% своих капитальных затрат на расходную часть в год совершения этих затрат, если при этом образуется убыток, то его можно отражать в отчетности до полного списания в течение еще 5 лет и, соответственно, не платить налог на прибыль);
 немедленный возврат НДС при инвестициях в основные фонды (вместе с ускоренной амортизацией это означает, что, пока предприниматель «не отобьет» свои инвестиции, он будет платить только налог на имущество и подоходный налог с заработной платы сотрудникам);
 объединение социального налога с подоходным с установлением единой плоской ставки на уровне 20% (это сделало восстановление системы внебюджетных фондов практические невозможным).
Реформа таможенного законодательства включала в себя отмену импортных и экспортных квот, «упрощение» тарифов (вместо 16 различных таможенных тарифов, максимальный из которых был равен 35%, было введено три: 0%, 5% и 12%, причем нулевой тариф распространялся на 90% товаров).
Реформа трудового законодательства
В Грузии было принято либеральное трудовое законодательство, в основе которого лежит приоритет индивидуального договора между работником и работодателем. Закон регулирует лишь минимальный набор гарантий, ограничивая набор детей и беременных женщин на тяжелую работу, гарантируя безопасность рабочего места, двухнедельный отпуск и четырехмесячный декретный отпуск (женщина сама вправе определять, когда ей уйти в декрет). Отменен минимальный уровень оплаты труда, и фактически ликвидирована монополия профсоюзов на регулирование коллективных договоров (даже два сотрудника могут объединиться в ассоциацию, вести переговоры с работодателем, устроить забастовку и т. д.). Уравновешены права работника и работодателя при увольнении: работодатель может немедленно уволить работника, заплатив ему выходное пособие в размере одной заработной платы, работник же обязан предупредить работодателя об увольнении за месяц.
Немало оказалось у реформаторов и неудач. Торговое эмбарго на поставки в Россию вина из Грузии вызвало неадекватную реакцию грузинского руководства: бизнесменов заставляли покупать у крестьян виноград, причем отделаться просто выплатой денег без приобретения винограда было невозможно. Такие решения подрывают доверие, по сути, произошла экспроприация денег в обмен на ненужную бизнесменам продукцию. Снижение ставки подоходного налога с 20% до 15% в 2012 году было отложено.
Война 2008 г. с Россией опустошила Стабилизационный фонд и Фонд будущих поколений Грузии. А ведь средства последнего предполагалось направить на реабилитационные проекты в Абхазии и Южной Осетии. Данный фонд при динамичном экономическом развитии Грузии в долгосрочной перспективе мог бы стать приманкой для отделившихся территорий, однако деньги были бездарно потрачены на латание дыр опустошенного войной бюджета. До войны предполагалось ввести законодательное требование профицита бюджета, после войны о нем пришлось забыть. Война ускорила инфляционные процессы, в результате чего пришлось отменить «инфляционный потолок» (в соответствии с довоенным законодательством, если в течение четырех кварталов среднегодовой показатель прироста потребительских цен превышает 12%, глава Национального банка Грузии лишается своей должности). После военных событий существенно снизился объем иностранных инвестиций.
Кроме приведенных выше примеров необходимо отметить, что в стране, живущей подготовкой к войне, неизбежно высоки расходы на оборону и высока роль военной элиты и органов государственной безопасности. При определенных условиях избыточное влияние «силовиков» может быть препятствием для демократических процессов, которые необходимы для проведения социально устойчивых либеральных реформ и в конечном счете для экономического роста
Отсутствие внутреннего мира также мешает либеральным реформам. Так, программа «100 новых больниц» была сорвана из-за внутриполитического кризиса 2007 года. Банки приостановили кредитование строительства больниц из-за внутренних беспорядков (митинги протеста против политического курса Саакашвили). Коалиция «в пользу реформ» в отсутствие внутреннего мира не может быть прочной. В этих условиях крупный бизнес начинает постепенно требовать индивидуальных льгот и преференций, и власть иногда идет ему навстречу. Например, были повышены ставки акциза на экспорт лома, так как он необходим Руставскому и Кутаисскому металлургическим заводам. Владельцы дорогой недвижимости заблокировали принятие нормального налога на имущество физических лиц. Властям пришлось «закрыть глаза» на мелкое браконьерство в лесу, чтобы не идти на конфликт с местным населением. Вплоть до 2009 г. рос уровень безработицы,  и лишь затем начался некоторый спад числа безработных. Решить эту проблему грузинское руководство при Саакашвили не смогло, в результате в 2013 г. он был куда выше (14,6% трудоспособного населения), чем в момент прихода Саакашвили к власти в 2004-м (12,6%).
Таким образом, в Грузии были проведены масштабные либеральные реформы практически во всех сферах жизни общества. Это не значит, что у них все получилось. Как не означает и того, что все они были правильными и действительно обоснованными. А многое осталось еще и  нереализованным по ряду причин (примеры таких неудач мы привели выше). Но результаты экономического развития Грузии за годы правления Саакашвили оказались убедительным доказательством того, что его реформы были по-настоящему эффективны для страны. В 2005-2007 гг. ВВП страны рос темпами более 9% в год. В 2006 г.  Всемирный банк даже заявил, что Грузия является мировым лидером по темпам улучшения делового климата. В 2008 г. из-за начавшегося мирового экономического кризиса рост ВВП составил 2,4%, а в 2009 г. и вовсе имел место спад на 3,8%. Однако реформаторы освоились с новой ситуацией и уже в 2010 г. вновь начался довольно значительный рост – 6,4%.  Продолжался он и в дальнейшем. В результате при росте населения Грузии с 4,3 млн. в 2004 г. до 4,9 млн. в 2013 г., последнем году правления Саакашвили, ВВП Грузии более чем утроился – с 5,1 млрд.долларов до 16 млрд.долл. ВВП на душу населения почти удвоился – с 3753 долларов до 7156.
Однако объективный анализ всех этих результатов в молдавских СМИ практически отсутствует до сих пор. Потому что все затмевает в оценке деятельности Саакашвили одно-единственное событие – российско-грузинская война августа 2008 г. и связанный с этим выход Грузии из СНГ. В русскоязычных СМИ до сих пор эта война, которую Грузия вела за достижение собственной территориальной целостности (как, впрочем, и та же Россия в Чечне) подается как чудовищное преступление против России и, разумеется, югоосетинских сепаратистов, которых всячески восхваляют в российской прессе. Собственно, уже сама мысль о том, что какая бы то ни было страна может воевать с Россией, неважно, за что, пускай даже и за свои территории, уже подается российскими СМИ и их молдавскими единомышленниками как кощунственная и глубоко преступная по своей сути. Этим убивается сразу несколько зайцев: в сознание населения Молдовы вбивается мысль о категорической недопустимости никакого сопротивления намерениям России, тем более сопротивления вооруженного (ибо оно есть «покушение на святое»), а с другой – позволяет отвлечь внимание в самой России, да и многих местных жителей от ситуации в собственной стране. Так было в Молдове в 1992-м (и продолжается по сей день, пусть в меньших масштабах), так есть до сих пор в отражении событий в Грузии при Саакашвили до сих пор.
 Другой причиной, почему эти реформы Саакашвили до сих пор замалчиваются (сквозь зубы признается только дебюрократизация госаппарата и борьба с коррупцией) является то обстоятельство, что они показывают возможность положительных результатов либеральных экономических реформ. Это сильно бьет по России и Путину, где все процветание последних 15 лет основывалось, прежде всего, на спекулятивно высокой цене на нефть.
Все названные выше обстоятельства стали причиной того, почему российское руководство, СМИ РФ, а также и ориентированная на Россию пресса в странах бывшего СССР с ненавистью относится к Саакашвили, ко всему, что бы он ни делал, и избегает серьезного анализа его реформ, пытаясь всеми силами не допустить, чтобы этот анализ стал достоянием общественности. 
После ухода с должности Президента, М.Саакашвили в конце октября 2013 г. улетел в Брюссель, а в декабре 2013 г. стал преподавать  в  Школе права и дипломатии имени Флетчера при Университете Тафтса (США) где читал лекции о европейской государственности. Он часто бывал на начавшемся в конце ноября 2013 г. майдане в Киеве, а после победы сторонников прозападного курса в феврале 2014 г. был внештатным консультантом Украины по вопросам реформ, а в ноябре того же года получил приглашение стать вице-премьером Украины. М.Саакашвили отказался от этой должности, так как для этого надо было официально отказаться от родного, грузинского гражданства. 13 февраля 2015 года назначен советником Президента Украины П.Порошенко и председателем созданного Совещательного международного совета реформ. Совет является консультативным органом при Президенте Украины и призван привлекать иностранных экспертов к реформированию украинского законодательства и добиваться расширения международной поддержки Украины. Однако занимал эти должности недолго, так как, как мы уже отметили в начале публикации, в конце мая 2015 г. был назначен Президентом П.Порошенко на должность председателя Одесской ОГА.
Как и в предыдущие годы, в российской и русскоязычной молдавской прессе о Саакашвили стали писать исключительно в негативном плане, считая, что он будет провоцировать в Приднестровье войну, или подвергая его грубым оскорблениям. Например, вице-премьер РФ Д.Рогозин докатился до хамских заявлений, что Саакашвили «тот еще придурок» и «явный психопат».  Масла в огонь подлило  заявление Саакашвили о необходимости пресечения контрабанды в  Приднестровье и из него, которое еще больше напугало Москву и Тирасполь: они решили, что начинается этап окончательного экономического удушения региона. Под крики о «неизбежной войне», которую якобы несет Саакашвили Приднестровью, полностью замалчиваются его конкретные шаги по изменению ситуации в доверенной ему одной из важнейших областей Украины – Одесской, ставшей действительно, настоящей экспериментальной площадкой.
Что же уже успел сделать Саакашвили за короткие полтора месяца управления Одесской областью?  Были уволены все главы районных администраций и начался конкурсный набор на 27 освободившихся мест (на них претендует 4500 кандидатов). Осуществляет набор специальная комиссия из лиц с западным образованием и опытом работы. В июле этого года комиссия должна представить список рекомендуемых ею лиц. Объявлено о 80%-ном сокращении штата облисполкома и районных администраций. Саакашвили ликвидировал вначале отдел внутреннего аудита и Управление взаимодействия с правоохранительными органами, оборонной работы, предотвращения и выявления коррупции, как абсолютно неэффективные, а затем еще 6 управлений:  информационной политики, коммуникаций с общественностью, градостроительства и архитектуры, по делам физкультуры и спорта, охраны объектов культурного наследия и по делам семьи и молодежи, некоторые из них будут объединены с оставшимися. Готовится сокращение штата обладминистрации с 781 до 404 человек. Предполагается объединение таможенной и налоговой служб, место таможенников будут постепенно занимать компьютеры. Начались переговоры с инвесторами по ключевым направлениям развития области: строительство дорог, порты, сельское хозяйство, инфраструктура и т.д. Ужесточилась борьба с криминалом,   грузинские дельцы бежали из Одессы. Готовится масштабный план действий по борьбе с контрабандой, для чего будет всемерно укрепляться граница с приднестровским регионом Молдовы, вести борьбу с контрабандой будут специальные мобильные посты добровольцев и вооруженных солдат. Саакашвили призвал также к введению строгого общественного контроля за деятельностью судей, и обратился для этого за помощью к жителям области. Началась реорганизация милиции в полицию, тренировкой полицейских занимаются их коллеги из США. Саакашвили аннулировал закрытый режим ряда пляжей, существовавших в Одессе и вокруг нее, в том числе ведомственных.
В самый короткий срок – всего полтора месяца (!), как мы видели, Саакашвили осуществил на практике уже очень много. Несомненно, что и в дальнейшем он будет работать столь же плодотворно, принимая во внимание, что хотя и неофициально, но его полномочия значительно более широкие, чем у всех остальных украинских губернаторов (ввиду «экспериментального» статуса области).
Для нашей страны, где реформы, подобные тем, которые осуществил у себя Саакашвили, еще далеки, его урок тем более важен. Михаил Саакашвили показал всем странам бывшего СССР, и Молдове в частности, что можно успешно и эффективно значительно сократить госаппарат, существенно уменьшить бумаготворчество, поставить чиновников под контроль общества, сократить госконтроль за разными сферами жизни общества – и при этом серьезно толкнуть управляемую им страну вперед. В социальной сфере установлен строгий контроль за получением социальной помощи, чтобы не допустить ее отчисления лицам, не имеющим на то никаких прав. Существенный удар был нанесен коррупции, особенно в сфере деятельности силовых ведомств и здравоохранения (а именно эти области в Молдове – едва ли не самые пораженные этим социальным злом), где ее во многом удалось искоренить. Была почищена от взяточников и воров налоговая служба, а оставшиеся осуществили серьезную налоговую реформу, упростив налогообложение. В деятельности таможни были упрощены таможенные правила, резко сократилось, с 16 до 3, число таможенных тарифов. Радикально упростились также правила ведения бизнеса и регистрации предприятий.
Не приходится сомневаться, что реализация всех этих реформ в Молдове вызовет настоящую революцию и даже своего рода социальные потрясения (не случайно М.Саакашвили был вынужден бежать из Грузии, где на него открыты уголовные дела, и едва ли скоро сможет вернуться на Родину – если вообще сможет). Но они исключительно необходимы для страны, которая, как Молдова, хочет не на словах, а на деле двигаться в Европу и переходить на европейский образ жизни (что в госаппарате, что в ведении бизнеса, что в других областях). Сегодня для нашего невероятно раздутого госаппарата основная часть этих реформ неприемлема по принципиальным соображениям. Как это можно не давать взяток госчиновникам, а последним – их не брать? (Даже частный пример – в сфере среднего образования, когда началась решительная борьба с взяточничеством, коррупцией и списыванием во время экзаменов – вызвал безумный гнев и ненависть родителей всех рангов и должностей к руководству этого министерства во главе с М.Санду, этой  готовой «молдавской Тэтчер»).  Как это существенно сократить число госчиновников? А куда деть братьев, сестер, финов, нанашей и прочих родственников, которые давно и прочно расселись на всех хлебных местах в стране?  Как это – таможенники не будут брать взяток и бороться с контрабандой всерьез? И так далее. Это же немыслимо даже представить себе такое. Но все это вскоре неизбежно придется делать – невзирая на угрозы, жалобы, крики и стоны тех, от кого будут беспощадно избавляться как скомпрометированных и проворовавшихся. Без этого невозможен дальнейший путь в Европу. Без этого нельзя строить действительно европейскую Молдову. Мы можем это сделать. Михаил Саакашвили показал, как это сделать на практике в стране, во многом силой своих родственных связей напоминающей Молдову. Есть и люди, готовые начать такие преобразования. Остается лишь добиться осознания абсолютной необходимости таких реформ у группы высокопоставленных молдавских руководителей, чтобы было с кем составлять команду таких управленцев-реформаторов. Тогда страна действительно начнет меняться к лучшему. Чтобы наконец, воплотить на практике надежды тех, кто по-настоящему поверил в далеком уже 1991-м в  европейское будущее нашей общей Родины – Молдовы.

Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории

Комментариев нет:

Отправить комментарий