четверг, 14 июля 2016 г.

Впечатления от визита Дмитрия Рогозина в Молдову.

Можно задаться вопросом, зачем же посетил Д.Рогозин нашу страну. Целей у него было две. Первая – обсудить нынешнее состояние молдо-российских отношений и предложить молдавской стороне свои варианты решения накопившихся проблем. При этом Рогозин понимает и сам говорит о том, что российскую «дорожную карту» будут корректировать в соответствии с требованиями властей Молдовы. Это предполагает возможность компромисса с российской стороны в том, что касается введенных против Молдовы «овощных» и «мясных» санкций. Возможно, если бы Рогозин ограничился только этими вопросами, то его визит следовало бы считать вполне продуктивным и даже полезным в процессе восстановления молдо-российских экономических отношений.
Но была и вторая цель, для Рогозина, возможно, куда важнее, чем первая, тема, касаясь которую, Рогозин, как всегда, намеренно провоцировал молдавские власти. Это – приднестровская тематика. 

Во-первых, нельзя не назвать утверждение Рогозина о том, что Приднестровье якобы «находится в блокаде» - очередным беспардонным хамством и беззастенчивой ложью с его стороны. Спекулятивный тезис о «блокаде» Приднестровья давно используется российской государственной пропагандой для поддержки сепаратизма на Левобережье Днестра. В действительности, если бы блокада действительно существовала, то приднестровский участок молдо-украинской границы был бы наглухо перекрыт и никакой продукции ни в регион, ни из него просто не попадало бы. Практически закрыт был бы и въезд-выезд из восточных районов Молдовы в Украину. Ни того, ни другого не было и нет. Зато есть другое, о чем Рогозин и его кишиневские сторонники хотели бы забыть и никогда не упоминать. А именно: «таможенный контроль» на въезде и выезде из региона, особенно в сторону правобережья Днестра. На счастье Рогозина, власти Молдовы, допуская серьезнейшую ошибку, пока не проявляют настойчивости и не требуют в обязательном порядке немедленной отмены этой унизительной процедуры. Иначе молдо-российских проблем во взаимоотношениях прибавилось бы во сто крат. Но мы не сомневаемся, что в скором времени и Рогозину, либо его преемникам, и тем, кто за ним стоят, придется заняться этой темой и заставить Левобережье аннулировать «таможенный контроль» на въезде-выезде из региона, руководствуясь примером законных властей региона, Молдовы, которая не устанавливает при въезде в Приднестровье никаких таможен. 

Во-вторых, заявление Рогозина показывает, что, несмотря на множество криков о «установлении Приднестровьем прямых связей с Россией», никаких полноценных связей региона с российскими областями нет и их только предстоит создать. 

В-третьих, попытка Рогозина добиться предоставления приднестровскому региону статуса «наблюдателя» в молдо-российских торгово-экономических отношениях вместо «восстановления взаимовыгодных отношений с Россией» только сильно осложнит эти самые отношения. Потому что Россия видит Приднестровский регион Молдовы своим естественным союзником во всех вопросах и будет пытаться давить на молдавские власти через посредство представителей Приднестровья на этих переговорах, если Молдова даст согласие на их введение в качестве наблюдателя. Как это происходит, мы наблюдаем многие годы на примере деятельности Объединенной Контрольной Комиссии, где Москва и Тирасполь всегда и при любых обстоятельствах выступают заодно против законной власти Левобережного региона – Молдовы.

В-четвертых, комментарии Рогозина в отношении появления румынских беспилотников над левобережными районами Молдовы, утверждения о якобы существующей «приднестровской границе», которую эти беспилотники будто бы пересекают, показывают в то же время очевидную слабость России, которая не в состоянии ответить аналогичным образом. Поэтому и остается Рогозину только бессильно заявлять о НАТО как о «исчадии ада» - от беспомощности.

В-пятых, откровенно глупыми являются запугивания Рогозина на тему «украинских радикалов», которые, дескать, могут использовать совместные миссии с молдаванами, чтобы спровоцировать конфликт. Разжечь сейчас конфликт в Приднестровье Запад не собирается и никому не позволит это делать. Кому, как не Рогозину, это следовало бы понять очень давно. Но, верный своему образу провокатора, он и здесь не удержался от фантастических выдумок, разжигающих страсти в обществе.

В-шестых, категорически неприемлемыми являются высказывания Рогозина о том, что власти Молдовы якобы должны были «проконсультироваться» с Приднестровьем и Россией, прежде чем «проголосовать за какой-то путь, за очередь в европейский предбанник». О намерениях Молдовы идти на Запад было прекрасно известно и в Москве, а тем более в Тирасполе, еще при Воронине, а тем более после него. Свое мнение по этому вопросу представители РФ и тираспольской администрации высказывали несчетное количество раз, причем всегда в строго негативном ключе. Рогозин, должно быть, позволяет себе считать своих молдавских собеседников откровенными идиотами, чтобы после всего этого еще иметь наглость настаивать на каких-то «консультациях», когда позиции сторон давным-давно известны во всех деталях и они не претерпевают никаких принципиальных изменений. Молдавским властям не мешает мягко, но решительно напомнить мистеру Рогозину о том, что у нашей страны есть государственный суверенитет и никаким Рогозиным не позволено давать советы руководству страны, что ему делать и куда идти. А кстати, и напомнить, что на Рогозина в любой момент может быть открыто уголовное дело за причастность к вооруженной поддержке сепаратизма в 1992 году и соответствующие материалы могут быть переданы и в международные инстанции.

В-седьмых, смешными и глупыми являются уверения Рогозина о том, что якобы, «ответственные молдавские политики хорошо понимают, что вряд ли когда-нибудь Молдова станет членом ЕС» или что молдавское руководство будто бы «убедилось в бессмысленности ранее проводимой политики». Здесь Рогозин скорее убеждает себя и своих сторонников. Потому что сближение Молдовы с ЕС и со временем вхождение ее в Евросоюз было и остается стратегической целью молдавской внешней политики, кто бы ни стоял у власти в Молдове, будь то М.Гимпу или И.Додон.

Ну и последнее. Общее впечатление от визита – преподанный Рогозину украинскими властями и молдавскими спецслужбами в 2014 году урок, когда его сначала не пропустили через Украину, а затем в Кишиневе конфисковали из самолета важные документы, явно пошел ему впрок. Его риторика по сравнению с его же заявлениями образца 2014 года значительно смягчилась. Еще несколько таких воспитательных акций в отношении этого российского чиновника – и, возможно, он, наконец, перейдет к нормальному языку общения с властями Молдовы. Что будет полезно и для России, и для Молдовы

Комментариев нет:

Отправить комментарий