четверг, 7 ноября 2019 г.

Интервью "Коммерсант Инфо" о политической ситуации в Молдове


Руслан Шевченко: «В Этих Условиях Стабильность Немыслима»


Как это ни парадоксально, но после завершения выборов мэра Кишинева, наши сограждане развернули в соцсетях нешуточную полемику, опять же, на тему выбора, только теперь – в рамках государства. Самые активные дискуссии ведутся в Facebook, на странице политического аналитика, доктора истории Руслана Шевченко. Мы предложили ему сделать резюме прений о перспективах Республики Молдова и ее столицы в kommersantinfo.com .
– Господин Шевченко, на своей странице в Facebook Вы написали, что, как правило, не ошибаетесь в прогнозах политической перспективы и привели этому красноречивые примеры. Как Вы видите её развитие сейчас, после местных выборов?
– Итоги местных выборов показали, что правящая коалиция начала терять позиции среди избирателей. Хотя она получила контроль над подавляющим большинством райсоветов, где прежде доминировала ДПМ, а там, где ДПМ одержала победу, может оттеснить ее в оппозицию, создав коалицию уже на местном уровне, но вопреки ожиданиям, проиграла ДПМ по количеству мандатов примаров – 262. ПСРМ получила только 207 мандатов, а блок ACUM – 173.
Причины такого результата вполне очевидны. Коалиция практически не выполнила свои предвыборные обещания (от повышения жизненного уровня жителей страны – до арестов основных деятелей периода правления ДПМ, во главе с В. Плахотнюком, которых она же обвиняла в многомиллиардных хищениях и ряде других преступлений). Вместо твердого прозападного курса у ACUM началось «балансирование» между Западом и Востоком, попытки дружить и с ЕС, и с Россией, а вдобавок еще усиливаются позиции пророссийской ПСРМ, хотя блок ACUM еще в феврале 2019 года обещал избирателям с нею не сотрудничать. Ну а «вишенкой на торте» этих неудач ACUM стал проигрыщ А. Нэстасе социалисту И.Чебану. Кишинев впервые за 29 лет перешел под контроль левых сил.
Однако растет недовольство и избирателей ПСРМ, причем, социально-экономические и политические причины их несогласия с происходящим, во многом аналогичны с мнением избирателей ACUM. Другой важный итог этих выборов: ДПМ, на протяжении многих лет создающей сеть своих сторонников на местах, удалось удержать часть ранее завоеванных позиций, и, в свете последующих событий, о которых я скажу ниже, она теперь довольно оптимистично смотрит в будущее.
Представители правящей коалиции, как и ожидалось, уже приступили к формированию аналогичных союзов в районах. Однако этот процесс может приостановиться и даже пойти вспять, если не будет разрешен ключевой вопрос – о создании коалиции ПСРМ – ACUM в муниципальном совете Кишинева. А именно здесь формирование альянса между этими партиями оказалось под очень большим вопросом. Почувствовав ослабление позиций ACUM из-за разочарования избирателей, и небезуспешно попытавшись договориться с унионистской частью электората, лидер Платформы «ДА» Нэстасе понял, что если он согласится на формирование такой коалиции и в Кишиневе, его партия и блок может понести очень серьезные электоральные потери: избиратели ACUM и так давно уже высказывают недовольство продолжающимся союзом с социалистами. Поэтому, он объявил, что не пойдет на консолидацию с ними в столице. Так как в результате этого социалисты не смогут получить большинство в муниципальном совете (у них только 22 мандата из 51, и у ACUM – 19), то избранный мэр-социалист И.Чебан не сможет провести в жизнь многие из своих обещаний.
Впрочем, неожиданное упорство А. Нэстасе выглядит сильно запоздалым. Он мог его проявить ещё в июне-июле, когда позиции президента И. Додона в госструктурах только начали укрепляться, и сам он постоянно повторял, что надеется на то, что правящая коалиция просуществует четыре года. Но с тех пор ситуация сильно изменилась. Теперь президент контролирует, в той или иной мере, почти все силовые структуры страны и судебную систему. Он перестал опасаться краха нынешнего альянса, сам ставит условия и уже готов, если потребуется, разорвать коалицию и пойти на досрочные выборы. Сегодня И. Додон требует, чтобы ПСРМ получила еще 2-3 министерства в нынешнем правительстве и открыто предупреждает, что «кое-кого», при обсуждении вопросов о будущем правящего альянса, могут из него выкинуть. Фактически, кабинет М. Санду превратился сейчас в некое подобие Временного правительства, которое может в любой миг рухнуть, уступив место левым. Если премьер М. Санду сейчас или, по крайней мере, в ближайшие недели пойдет на уступки, то коалиция просуществует еще какое-то время, как минимум, до конца будущего года, когда состоятся президентские выборы. Если же М. Санду не уступит, то у президента И. Додона будет два варианта, о которых он уже отчасти сказал: либо «перетянуть» на свою сторону пятнадцать недостающих  депутатов и создать свое парламентское большинство по «методу Плахотнюка», либо поддержать вотум недоверия правительству, который выдвинула ДПМ, и выйти из правящей коалиции. Тогда досрочные выборы станут неизбежными, и могут состояться уже в первом квартале 2020 года. Так как они, скорее всего, будут проходить по пропорциональной системе (соответствующий запрос уже подан в Конституционный суд), то у ПСРМ есть немало шансов добиться парламентского большинства в 51 голос и решать все основные вопросы управления страной, вплоть по 2024 год, без союзников. По моему мнению, ПСРМ уже явно рассматривает второй вариант и готовится к его осуществлению.
– Сумеет ли нынешнее руководство Республики Молдова, в условиях Вашего сценария, обеспечить стабильность в государстве и продолжение реформ? 
– Относительно способности нынешнего руководства обеспечивать стабильность и дальнейшее развитие государства, уже сейчас можно однозначно ответить отрицательно. Почти за пять месяцев правления трехликой коалиции, наши граждане убедились в том, что её раздирают противоречия почти по всем основным вопросам. Так, в социально-экономической сфере ПСРМ делает ставку на её существенное усиление, для ACUM эти вопросы на втором плане. В политическом и культурном аспектах немалая часть ACUM, во главе с премьером М. Санду, придерживается прозападных позиций, выступает за сближение с ЕС и НАТО, поддерживает пересмотр оценок исторического прошлого Молдовы, с полным отказом от его «советской» трактовки. А ПСРМ и «умеренные» члены ACUM придерживаются курса на «сбалансированную» политику, маневрирование между Западом и Востоком и выступают за сохранение прежних оценок советского и досоветского периода истории Молдовы.
Столь противоречивые намерения членов правящей коалиции, фактическая остановка хоть и со скрипом, но начавшихся реформ, прежде всего – судебной, уже вызывают недовольство ЕС и США, которые дают понять, что их терпение не безгранично, и они могут отказать Молдове во внешнем финансировании, что многократно усугубит её и без того тяжелое экономическое положение. Однако власти погрязли во взаимных разборках партий и местных кланов, принялись делить посты и сферы влияния, им не до серьезных реформ. В этих условиях стабильность немыслима.
Я считаю, единственный выход из данной ситуации – досрочные парламентские выборы. И то, при условии, что ПСРМ, у которой сегодня больше всего шансов на победу, удастся сформировать устойчивое парламентское большинство из 51-52 голосов. В противном случае, о стабильности и спокойствии, по крайней мере, в ближайшие годы, нам остаётся только мечтать.

Интервью вела
Ольга Березовская
специально для kommersantinfo.com
https://kommersantinfo.com/2881/ruslan-shevchenko-v-etih-usloviyah-stabilnost-nemyslima.html

вторник, 22 октября 2019 г.

Как РФ не соблюдает «план Штайнмайера»



Как известно, главным требованием России для прекращения войны в Донбассе, которую она же активно подогревает, является соблюдение центральными властями Украины т.н. плана Штайнмайера. При этом власти РФ намеренно игнорируют тот факт, что они сами этот план выполнять даже не собираются, но зато настойчиво добиваются «уравнения» прав и полномочий законных властей Украины и донбасских сепаратистов. Свидетельств тому более чем достаточно. В настоящем материале мы приведем лишь некоторые из них.
Еще во время первого перемирия в сентябре 2014 г.  власти Украины отвели свои войска на значительное расстояние и начиная с 5 сентября 2014 г. перестрелки прекратились по всему фронту, кроме Донецкого аэропорта. Однако такое перемирие российское командование восприняло как слабость. В результате уже в октябре 2014 г. без выстрелов был окружен и захвачен 32-й блокпост вооруженных сил Украины, понесший тяжелые потери. Оккупационная армия захватила большие участки территории, которые, по условиям 1-го Минского соглашения, должны были контролироваться украинскими войсками. Под контролем Украины, например, должен был находиться Докучаевск, однако российские войска контролируют его и по сей день. Также из-за отказа РФ отвод войск на определенные дипломатами позиции оказался невозможен. 15 февраля 2015 г. вступило в силу 2-е Минское перемирие, также предусматривавшее развод войск враждующих сторон. Оно было нарушено уже через несколько часов. Российские оккупационные войска продолжили наступление и захватили район г.Дебальцево, который и по 1-му, и по 2-му Минским соглашениям должен был находиться под контролем украинских войск. Условия делимитации линии фронта снова были сорваны. Это спровоцировало столкновения в борьбе за контроль над «серой зоной» - промежутком между позициями, статус которых после провала 2-го Минского соглашения определялся только силовыми способами.
Россия настаивает, чтобы под «формулой Штайнмайера» стояли одновременно подписи представителя Украины и, с другой стороны, «представителей» марионеточных пророссийских «правительств» в Луганске и Донецке. Власти Украины, понимая, что это  создает опаснейший прецедент, существенно укрепляющий позиции сепаратистов в борьбе с властями страны, выступили решительно против этого.
Помимо этого, сепаратисты (а фактически стоящая за ними Россия) выдвинули целый ряд неприемлемых для любого уважающего себя государства требований. Среди них – проведение выборов на условиях боевиков, проведение полной амнистии в отношении совершивших преступления против украинского государства и его народа, узаконивание сепаратистской «милиции» и т.д. Естественно, что все эти требования были отвергнуты Украиной, потому что это означает превращение региона в фактически самостоятельную территорию под чисто формальным протекторатом Украины.
Одним из главных препятствий для реализации «плана Штайнмайера» и проведения здесь выборов в местные органы власти является пребывание в регионе российских войск. При их наличии ни о каких свободных и демократических выборах в регионе невозможно даже мечтать. Это тем более исключено, учитывая, что РФ постоянно направляет через «донбасский» участок российско-украинской границы, контролируемый ее войсками, на помощь сепаратистам необходимые боеприпасы, вооружение и войска. Так как безопасность в регионе необходимо обеспечить еще до начала избирательного процесса,  Украина поставила условием  проведения выборов в регионе вывод российских войск. Оккупированные территории не могут находиться под контролем ни РФ, ни сепаратистских «властей».
Однако проведение по-настоящему демократических выборов, соответствующих стандартам ОБСЕ и  законам Украины,  в оккупированных российскими войсками районах Луганской и Донецкой областей в планы Кремля не входит. Ведь стандарты ОБСЕ как раз предусматривают, что выборы не могут проводиться при наличии иностранных войск и наемников. Необходимо создание надлежащих условий, позволяющих обеспечить безопасное проведение выборов, включая свободу предвыборной агитации, доступ жителей оккупированной части Донбасса к украинским СМИ и т.д. Ничего этого РФ и сепаратистские лидеры обеспечивать не намерены. Наблюдатели ОБСЕ не могут гарантировать поэтому честных выборов в этом регионе.
Россия выступает и против введения на границу между РФ и Украиной международных миротворческих сил, понимая, что они сразу же зафиксируют масштабное военное присутствие РФ на оккупированной части украинского Донбасса и разоблачат ложь российской пропаганды о том, что российских военных в этом регионе якобы нет. И так как без наличия миротворцев обеспечить разведение войск невозможно, то это значит, что Россия  сохраняет для себя возможность нанести удар через захваченную часть Донбасса, причем в любой удобный для себя момоент.
Более того. Форсируя закрепление в украинском законодательстве положений «плана Штайнмайера», РФ продолжает расставлять ловушки, так как планирует осуществить федерализацию Украины, а затем спровоцировать и окончательный отрыв оккупированной части Донбасса от Украины. При этом Россия пытается утверждать, что Украина «не сможет» контролировать Донбасс к выборам. Но в таком случае обеспечение прозрачного избирательного процесса тем более невозможно.
«План Штайнмайера» и достигнутые ранее договоренности требуют вывода всех иностранных вооруженных формирований, а также наемников с территории Украины, разоружения всех незаконных групп. Этот процесс должен осуществляться под наблюдением ОБСЕ. Также должен осуществляться постоянный мониторинг на российско-украинской государственной границе и верификация со стороны ОБСЕ, с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и России. Необходима не только демилитаризация региона, но и возвращение СМИ на захваченные территории Донбасса, финансирование выборов из госбюджета Украины, восстановление в оккупированной части Донбасса украинского судопроизводства, банковской системы, а также возвращения украинских партий, которые должны участвовать в этих местных выборах.
Однако ничего этого не происходит. Наоборот, РФ пытается сорвать под разными предлогами вывод своих войск. Делается это следующим образом. Когда Украина подтвердила свою готовность к разведению сил и средств в районе Золотого и Петровского, РФ в ответ не только заблокировала определение возможной даты разведения сил, но еще и обвинила власти Украины в том, что она не желает выводить свои воинские части из этих населенных пунктов. А 4-5 октября 2019 г. вооруженные формирования России обстреляли позиции украинских военных в Золотом-4 и Богдановцах из автоматического гранатомета, ручных противотанковых гранатометов и крупнокалиберных пулеметов, а также миномета 82-мм калибра. Со своей стороны, «народная милиция ЛНР» так и не разобрала свои укрепления у линии разведения, и представители незаконных вооруженных формирований в гражданской одежде проводят диверсионные мероприятия.
Как видим, РФ и контролируемые ею сепаратисты Донбасса делают все возможное, чтобы игнорируя «план Штайнмайера», сорвать мирное урегулирование в восточных районах Украины и сохранить российское военное присутствие на территории украинского государства. При этом они всячески скрывают эти свои действия от международных организаций. Поэтому необходимо делать все возможное для того, чтобы о их преступных планах узнало все мировое сообщество. Недаром говорят: предупрежден – значит вооружен.

Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории

вторник, 8 октября 2019 г.

Местные выборы в Молдове. Ожидания, риски, угрозы.

Местные выборы в Молдове. Ожидания, риски, угрозы.

Как известно, 20 октября 2019 г. в Молдове состоятся местные выборы. Они станут одним из важнейших событий этого года и предопределят расклад сил в районах на ближайшие несколько лет. Предыдущие местные выборы, состоявшиеся 14 и 28 июня 2015 г. принесли относительную победу Либерально-Демократической (ЛДПМ) и Демократической партиям (ДПМ) (обе получили по 287 мандатов примаров из общего числа 898, по 31,96% голосов). 77 мандатов (8,57% голосов) получила покатившаяся вниз Партия Коммунистов (ПКРМ), 52 мандата (5,79%) досталось ПСРМ, 51 мандат (5,68%) – Либеральной партии, 27 мандатов (3,01%) – Европейская народная партия (ЕНПМ). Из 1116 мест советников в муниципальных и районных советах по 259 получили те же ЛДПМ и ДПМ (23,21%), 159 (14,25%) – ПСРМ, 137 (12,28%) – ПКРМ, 134 (12,01%) – Наша партия; 92 (8,24%) прорумынская Либеральная партия; 68 (6,09%) – ЕНПМ. Наконец, в борьбе за главный приз местных выборов – Кишинев, через который проходит до ¾ всех денег страны, больше всех голосов собрала ПСРМ – 19 мандатов из 51 (31,71%), ЛП – 17 (29,54%), ЕНПМ – 6 (11,55%), Наша партия – 3 (6,33%), ПКРМ – 3 (5,14%), ЛДПМ – 2 (3,62%), ДПМ – 1 (2,74%).

С тех пор, однако, на политической сцене страны произошли весьма значительные изменения. На левом фланге продолжилось ослабление ПКРМ, которую в декабре 2015 г. покинули 2/3 депутатов ее парламентской фракции (14 из 21) и множество местных советников и примаров. Теперь она не представляет из себя серьезного конкурента на выборах даже местного значения, хотя определенное количество примаров на местах еще может получить.

«Наша партия» российского бизнесмена молдавского происхождения Р.Усатого, поначалу обещав жесточайшую борьбу с коррупцией и наведение порядка в местной администрации, отметилась только множеством широковещательных разоблачительных заявлений в отношении своих политических противников и заявлениями, что теперь городская администрация является самой «прозрачной» для граждан в стране. Каких-либо серьезных изменений в Бэлць, где примаром стал сам Р.Усатый, никто так и не увидел. Более того, сам он провел больше времени в различных разъездах и командировках, чем на работе, и общался с подчиненными в основном по телефону и скайпу. А после того, как он окончательно рассорился с фактическим правителем Молдовы В.Плахотнюком, был вынужден покинуть Молдову и обращался к руководимому городу только по скайпу. В конце концов Р.Усатый отказался от мандата и местные советники, где большинство также принадлежало «Нашей партии», сначала выбрали на его место адвоката И.Шеремета, а затем, когда в начале 2018-го тот отказался от должности, не желая нести ответственности за ситуацию в городе, выбрали примаром бывшего вице-примара Н.Григоришина, тоже от «Нашей партии». Последний, впрочем, никаких видимых успехов в управлении городом также не добился.
Сейчас НП усиленно критикует правящий альянс ПСРМ-ACUM, доказывая, что за 3 месяца правления тот не показал никаких видимых результатов практически по всем вопросам и обманул ожидания избирателей. Однако это уже не производит того впечатления, что несколько лет назад. Многих избирателей привела в глубокое замешательство кандидатура, выдвинутая Р.Усатым от НП на пост примара Кишинева на местных выборах-2019. Это бывший прокурор Кишинева конца 1990-х-начала 2000-ных и первой половины 2010-х годов И.Дьяков, родной брат почетного председателя ДПМ Д.Дьякова, которого в «Нашей партии» всегда ожесточенно критиковали. Это оттолкнет от НП немало сторонников, так как И.Дьяков, критикуя ДПМ, всегда избегал критики Д.Дьякова, а в его кабинете прокурора столицы всегда висел внушительных размеров портрет брата. Вдобавок ПСРМ выступила с многочисленными компроматами на Р.Усатого, обвиняя его в сговоре с В.Плахотнюком для подрыва позиций ПСРМ. Учитывая, что в остальных населенных пунктах, которыми руководят представители «Нашей партии», также нет видимых подвижек к лучшему, кроме дележа функций и постов и компромата на конкурентов, общая популярность партии с 2015-2016 гг., когда она активно участвовала в протестах против правившей в стране коалиции, существенно снизилась, узнаваемых в стране лиц, кроме самого Р.Усатого, практически нет, сегодня «Нашей партии» сложно рассчитывать на высокий результат на выборах. Ключевой позицией партии на выборах останется пост примара Бэлць, которую она постарается сохранить.

Гораздо более серьезными являются сегодня шансы на успех на выборах у ПСРМ, неформальным лидером которой является Президент И.Додон, и которая располагает наибольшим числом депутатов в Парламенте (35 человек). Эта партия меньше выступала с различными компроматами на оппонентов, но старалась апеллировать к своим тесным связям с Россией, рассказывала о многочисленных проектах, которые предлагает РФ жителям Молдовы и обещала, в случае поддержки ПСРМ сделать все, чтобы переориентировать страну на Россию. Как следствие, ПСРМ успешно закрепляла в сознании немалой части молдавских избирателей давно сформировавшийся образ РФ как единственной спасительницы Молдовы и ее жителей от «загнивающего Запада», у которой есть альтернативный и огромный рынок, куда только и нужно отправлять свою продукцию. Располагая довольно значительным численно слоем функционеров низшего и среднего звена, партия постепенно расширяла свое влияние на местах. Неожиданную коалицию с блоком ACUM социалисты объяснили своим сторонникам тем, что она носит временный характер, на период освобождения госучреждений от влияния ДПМ и В.Плахотнюка, а потом она естественным путем развалится и будут досрочные парламентские выборы.
Однако все произошло совершенно иначе. ПСРМ стала закреплять свое влияние в сфере юстиции, подминать под себя Конституционный суд, Генеральную прокуратуру, Национальный Антикоррупционный Центр и другие структуры. Сам И.Додон стал говорить, что коалиция может быть, сохранится и на все 4 года мандата. Но так как никаких реальных изменений к лучшему не происходило, а избиратели ПСРМ начали все больше возмущаться тем, что социалисты терпят заявления деятелей ACUM о необходимости ориентироваться строго на Европу, объявили 23 августа днем памяти жертв тоталитарных режимов (коммунистического и нацистского) в пику «дню освобождения Молдовы от фашистских захватчиков» (24 августа) и т.д., то И.Додон начал менять риторику. Теперь он все больше критикует социально-экономическую политику Правительства, и даже обещает, если ситуация не изменится, несмотря на подписание нового соглашения о сотрудничестве с ACUM, которое предусматривает и «ненападение» на период кампании местных выборов, выйти после этих выборов из коалиции и спровоцировать досрочные парламентские выборы. Кандидат ПСРМ на пост примара Кишинева И.Чебан сегодня – наиболее подготовленная для занятия этого поста фигура среди остальных кандидатов, которая соберет основную часть левых голосов. Поэтому одолеть его удастся только объединением усилий всех правых (как уже удалось в июне 2018 г., когда примаром был избран лидер Партии «Платформа Достоинства и Правды» (ППДП) А.Нэстасе). Это имеет принципиальное значение для всех остальных кандидатов, так как в случае победы И.Чебана все основные финансовые потоки страны будут в руках социалистов, а кроме того, активизируются все пророссийские силы в столице и за ее пределами. Это вызовет резкое обострение социально-политической обстановки в городе, так как здесь же находятся штабы и значительная часть самых активных сторонников прозападных партий, и может привести к непредвиденным и тяжелым последствиям.

ДПМ в течение 2015-2018 гг. постепенно перетянула на свою сторону с помощью серьезного политического прессинга более 450 примаров и к началу 2019 г. в ее рядах состояло более 750 примаров из 898, т.е. почти все села страны и большинство райсоветов. После падения ДПМ в июне 2019 г. и бегства ее лидера В.Плахотнюка некоторые примары сел (в частности, в Дондушенском районе) объявили о коллективном выходе из ДПМ, рассчитывая, что они смогут подороже продать себя новой власти. Однако столкнулись с необычным доселе для Молдовы явлением – правящая коалиция ПСРМ-ACUM наотрез отказалась принимать перебежчиков и остальные примары, которые уже были готовы последовать их примеру, были вынуждены остаться в рядах ДПМ и ждать местных выборов. На них ДПМ, утратившая рычаги власти, потеряет большинство примарий в пользу коалиции ПСРМ-ACUM и перейдет в оппозицию и в основной части райсоветов страны. Хотя новый председатель ДПМ, экс-премьер П.Филип утверждает, что партия ныне сплачивается против угрозы, которую несет с собой правящая коалиция, и «едина как никогда», положение ее функционеров осложняется. В пользу этого говорит усилившееся давление на ее представителей на местах. А кандидат партии на пост примара Кишинева, экс-министр юстиции, а ныне депутат Парламента от ДПМ В.Чеботарь был сразу же обвинен парламентской комиссией по расследованию причин хищения миллиарда долларов из казны в причастности к этой сделке, а также к истории с продажей Кишиневского аэропорта в частные руки в 2013 г., и лишен парламентского иммунитета. Не исключен и его арест по этим делам. Тем не менее и ослабленная, ДПМ пока остается довольно серьезной политической силой за счет своей парламентской фракции (около 30 мест из 101) и значительной численности рядов – сегодня это самая крупная партия страны, вдвое превышающая численно весь блок ACUM. Ситуация может измениться не в пользу ДПМ, помимо местных, только в случае становящихся все более возможными досрочных парламентских выборов.

Блок ACUM состоит из двух партий – Партия Действия и Солидарности (ПДС) (14 депутатов, лидер - премьер М.Санду) и ППДП (11 депутатов, лидер - вице-премьер и министр внутренних дел А.Нэстасе, «прославившийся» голосованием в ПАСЕ в пользу возвращения делегации РФ). На местных выборах они будут участвовать единым блоком. Эти партии не участвовали в предыдущих местных выборах, так как сформировались уже после них, в 2015-2016 гг. Но за эти несколько лет, ведя активную протестную деятельность против правившей в Молдове в 2016-2017 гг. коалиции ДПМ-ЛП (а с 2017 г. – единоличной власти ДПМ), обе названные партии сумели завоевать немалый авторитет на местах обещаниями ликвидировать олигархический режим В.Плахотнюка и «освободить» от его влияния все госучреждения (прежде всего сферу юстиции), назначив туда не связанных с прежним режимом деятелей, восстановить верховенство закона, вернуть доверие ЕС и международных организаций, возобновить внешнее финансирование Молдовы и т.д. После прихода к власти в июне 2019 г., по мере того, как обладающая наибольшим числом подготовленных управленцев ПСРМ стала постепенно оттеснять блок ACUM, (состоящий в основном либо из лиц без опыта госуправления, либо сотрудников разных НПО) от рычагов управления в сфере юстиции, а теперь и в экономике (хотя обладает только 2 министерствами из 9), в ACUM стало нарастать недовольство ситуацией и последовал его раскол. Из рядов Платформы вышел депутат О.Цыку, предполагается выход еще нескольких членов блока. Это вызвало растерянность и многочисленные конфликты членов блока на местах, что чревато ослаблением позиций блока в районах и селах, и тоже будет играть на руку ПСРМ. Тем не менее у блока есть немало шансов завоевать значительную часть райсоветов и примарий в центральной части страны, остающейся в целом их основной электоральной базой, а также в Кишиневе, где его кандидатом остается А.Нэстасе (последний боится, что в случае избрания примаром другого человека от его партии тот станет конкурентом Нэстасе, и потому решил идти кандидатом сам). Остальные партии, упомянутые в начале настоящей статьи (ЕНПМ, ЛП, ЛДПМ) утратили свое былое влияние и не смогут существенно изменить расклад сил. Партия «Шор» сможет сохранить свое влияние в основном в Орхейском районе и самом Орхее, где ее позиции сегодня сильны. Кроме того, 20 октября 2019 г. будут доизбраны 4 депутата Парламента, вместо выбывших А.Нэстасе, В.Мельника, В.Плахотнюка и М.Санду.

Таким образом, следует ожидать, что основная борьба развернется между блоком ACUM и ПСРМ. Первый попытается получить контроль хотя бы над основной частью прозападно настроенных избирателей, в основном в центральной части страны, вторая – сохранить и, если удастся, усилить влияние на левых, особенно в АТО Гагауз Ери и на севере, и отчасти в Кишиневе. То, что останется в результате, получат ДПМ и остальные, значительно более мелкие партии. Но в дальнейшем, в случае возможного развала правящей коалиции, работа структур местной власти тоже будет в значительной мере дезорганизована, что может существенно обострить социально-политическую обстановку в стране.
Руслан ШЕВЧЕНКО, политический аналитик, доктор истории (Кишинев)

пятница, 4 октября 2019 г.

О морской стратегии РФ


                                                    О морской стратегии РФ
            Морская стратегия России носит в последние годы все более агрессивный характер, проявляя себя в разных регионах планеты, ставя перед собой как чисто «демонстрационные» цели – показать врагам, на что способна РФ, так и вполне конкретные – «застолбить» за собой постепенно расширяющиеся границы своего влияния в мире.
            Примечательно, что для достижения этих целей используется не только военный, но и торговый флот, и не только моря и океаны, но и крупные реки. Так, например, российский бизнес проявил интерес к Джурджулешть, важному молдавскому речному порту близ устья Дуная, на границе с Украиной, который, если перейдет в собственность РФ, станет, по существу, ее важным форпостом не только на Дунае, но и вообще на Балканах.
            Моря и океаны, омывающие берега РФ, включены в несколько географических регионов, исходя из стратегических задач, стоящих перед Россией в каждом из них. В Арктическом регионе целью РФ является закрепление контроля над Северным морским путем и расширение контролируемой РФ зоны арктического шельфа, чтобы сделаться здесь монополистом. Это объясняется и необходимостью добычи огромных запасов нефти с арктического шельфа, однако сегодня она не располагает современной техникой для возможно менее затратной добычи нефти из этого региона. Это сдерживает амбиции РФ в данном направлении. Но соответствующие попытки все равно предпринимаются, в том числе через посредство профильной комиссии ООН. Кроме того, здесь РФ преследует цель поддержания постоянных связей с Камчаткой и Чукоткой и обеспечение нормальной жизнедеятельности этих своих регионов.
            На Дальнем Востоке перед РФ стоят принципиально иные задачи. Кроме обеспечения нормального процесса рыболовства для жителей этих регионов России, перед РФ стоит задача как-то нейтрализовать вред от нерещенной проблемы «северных территорий» (т.е. Южных Курил), во взаимоотношениях с Японией и объявить «историческими  землями» некоторые приморские территории  РФ.
            Похожую схему РФ реализует и в других морях. Блокируя входы-выходы из ряда заливов Балтийского моря, срывая, ссылаясь на обострение экологических проблем,  строительства в зоне Вислинской косы, обеспечивая торговый промысел российских рыбаков и противодействуя стратегическим целям НАТО в регионе РФ одновременно постепенно укрепляет собственное присутствие здесь.
            В Каспийском море РФ удалось добиться подписания в 2018 г. соглашения о правовом статусе этого моря, которое помогает разделить его рыбные и энергетические ресурсы. Располагая собственным танкерным флотом, РФ сохраняет возможности доставки «каспийских» энергоносителей  на Дунай, Черное  и Средиземное моря.
            На Черном море РФ добилась для себя статуса правопреемника СССР в Дунайской комиссии, что позволяет ей контролировать судоходство в режиме «река-море» между Каспием и Центральной Европой, сохранить связи с Сербией – по Дунаю, а по соглашениям 1993 и 2003 гг. – и права иметь военные базы в Крыму и равноправного с Украиной использования Азовского моря. Также акватория Черного моря используется РФ для торговли  с Турцией и странами Средиземноморского бассейна и сохранения «серых зон» близ оккупированного Крыма и Абхазии. Азовско-Черноморская акватория используется для давления на Украину и Грузию, и для усиления шпионско-разведывательной деятельности против Румынии и Болгарии. Помимо этого, после захвата Крыма и строительства Крымского моста, РФ обрела преобладающий контроль и над Азовским морем, одновременно ограничив доступ туда третьих стран. Это существенно сузило возможности Украины на Азовском море, и создает возможности для РФ для вытеснения Украины из ее азовских портов и последующего отрезания Украины от Азовского моря. Активно противостоять этому Украина сегодня не может.
            Единственным реальным противником РФ в Черном море сегодня остается лишь Турция, во многом благодаря ее контролю над Босфором и Дарданеллами. Однако и здесь РФ также добилась определенных успехов, вынудив Турцию делать ей уступки в вопросах трактовки Конвенции Монтре (1936 г.), позволяющей ограничивать пребывание в Черном море судов третьих стран. Это позволяет РФ активизироваться и в западной части акватории Черного моря, с перспективой восстановления российского контроля над островом Змеиный и прилегающей экономической зоной, а впоследствии – и над черноморскими портами Украины в гирле Дуная. Ощутимое влияние РФ оказывает также на сферу управления рыболовством, Морскую академию и портовое хозяйство Украины, где у РФ есть своя агентура. Кроме того, ей удалось добиться подписания выгодного для себя российско-украинского соглашения о квотах добычи рыбы в Азовском море.  Ситуацию могла бы исправить только разработка суверенной морской политики Украины и ее последовательное проведение в жизнь.

Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории, политический аналитик

суббота, 21 сентября 2019 г.

Политическая ситуация на 15 сентября 2019 г.: ДПМ


ДПМ
            Как и подобает оппозиционной партии в Молдове, теперь ДПМ выступает с постоянной критикой любых действий нынешней власти. Нередко ее замечания обоснованны: так, например, резкое сокращение объемов программы «Хорошие дороги» действительно лишает значительную часть жителей возможности нормально передвигаться даже по родному селу и его окрестностям. Чтобы не потерять и тех своих членов, которые решили остаться в рядах ДПМ, эта партия старается теперь вести себя наступательно,  и в ответ на обвинения в «узурпации власти» 8-14 июня 2019 г. сама обратилась в Прокуратуру с аналогичными обвинениями в адрес нынешней правящей коалиции. Хотя всем было понятно, что в Молдове не найдется такой прокурор, который в здравом уме вздумает открыть уголовное дело на любую правящую партию, но запрос такой последовал. Основным аргументом ДПМ при этом остается то обстоятельство, что она всего лишь выполняла решения Конституционного суда, который постановил, что решения  нового парламентского большинства незаконны (правда, 15 июня отменил эти свои решения). И так как нынешняя власть не в состоянии, из-за несогласия Запада, реализовать собственную декларацию енот 8 июня о «захваченном государстве», то фактически невозможно теперь реально привлечь к ответственности ДПМ за «узурпацию» власти. Поэтому «дело об узурпации» еще долго будет напоминать о себе, но едва ли придет к конкретному судебному решению в отношении ДПМ. Более того, скорее всего, увидя неспособность властей довести до конца это «козырное» для себя дело, ДПМ может обратиться с запросом в ЕСПЧ, где будет жаловаться на политические преследования оппозиции, и это еще неизвестно как обернется для действующей власти.
            На руку ДПМ и явно непродуманные, бездоказательные обвинения ряда представителей власти в отношении некоторых ее крупных функционеров. Так, например, А.Нэстасе обвинил экс-министра юстиции В.Чеботаря в соучастии в хищении миллиарда. Но никаких аргументов не привел, что позволило Чеботарю его высмеять и пригрозить судом. Так как до сего дня Чеботарь действительно никак не всплывал в истории с миллиардом, то можно предположить, что в данном случае Нэстасе просто высказался наугад, так как надо было нанести удар по заметной в ДПМ фигуре.
            Другой козырной картой теперь уже ДПМ стало то, что в скандально известном отчете  Kroll-2 нет упоминания фамилии В.Плахотнюка, хотя именно обвинения ПДС и Платформы ДА в том, что Плахотнюк «украл миллиард» стали одним из главных их аргументов в борьбе за власть. Это позволяет теперь экс-премьеру П.Филипу пожимать плечами, когда его обвиняют в соучастии в каких-то темных делах Плахотнюка (а Д.Дьякову – что его даже не интересует, где теперь Плахотнюк и что с ним). И так как решения в ДПМ принимал главным образом сам В.Плахотнюк, то благодаря этому П.Филип теперь может с чистой душой говорить, что не знает, например, кто приказал аннулировать итоги выборов примара Кишинева в июне 2018 г.и утверждает, что, наоборот, это решение было направлено против его Правительства и даже против него лично. П.Филип дошел даже до того, что взялся оспаривать действительно бесспорный аргумент власти о том, что доверие к судебной системе было в годы правления ДПМ близко к нулю. Столь же примитивны его отговорки, когда Филип утверждает, что «не знал» о прослушивании своих политических оппонентов (это общепринятая молдавская традиция, впервые внедренная еще при Снегуре и с тех пор никогда не прерывавшаяся). Теперь ДПМ признает, что слабо была связана с общественностью. Но это общая беда молдавских партий- прозрение к ним приходит лишь после утраты власти.
            В отличие от Платформы ДА, ПДС  и ПСРМ, у которых уже есть свои кандидаты на пост примара Кишинева, ДПМ свой выбор до сих пор не сделала. До сего времени называлась только фигура П.Филипа, но так как теперь он председатель ДПМ, то едва ли ему придет в голову участвовать в политической схватке, которую гарантированно проиграет и А.Нэстасе и И.Чебану (в Кишиневе ДПМ никогда не пользовалась серьезной электоральной поддержкой, максимально даже в лучшие времена она составляла до 15-17%). А кто будет выдвинут ДПМ вместо него, еще неизвестно. Деятели ДПМ эту тему пока не трогают.
            Не имея ясного представления о том, что ждет ДПМ, ряд функционеров покидает партию или выжидают, что будет дальше. Так, покинул ДПМ примар Унген А.Амброс, еще раньше это сделали многие другие функционеры. Чтобы не подрывать позиции ДПМ, П.Филип напротив, утверждает, что партия якобы только укрепляется и некоторые даже возвращаются назад (вопреки уверениям некоторых политологов о том, что ДПМ чуть ли не готова расколоться на 3 фракции). Но сам себе противоречит, признавая, что ДПМ переживает кризис. На  местных выборах ее явно ждут очень серьезные электоральные потери. Не только потому, что теперь она оппозиционная партия, но и потому, что не видна какая-то реальная программа действий партии на новом этапе. Однако «палочкой-выручалочкой» для нее могут быть в перспективе явное неумение новой власти управлять, осложнение социально-экономической обстановки, а также постепенно меняющееся отношение Запада к правящей коалиции, так как все больше функционеров   США и ЕС высказывают недовольство активизацией И.Додона и успешным прибиранием им все новых рычагов власти в свои руки. ДПМ может выступить как альтернатива этому. Этого уже открыто опасаются некоторые активисты нынешней власти. ДПМ довольно успешно эту тему эксплуатирует, подчеркивая в высказываниях своих лидеров, что ныне страной управляет гибридная власть, подчиненная РФ, а последняя все больше подминает под себя национальный суверенитет Молдовы. В этой ситуации у ДПМ действительно есть определенные шансы стать между левыми и правыми. Но для этого ныне надо приложить колоссальные усилия.
            Одним из обвинений  правящей коалиции в адрес ДПМ является согласие на высылку учителей лицеев «Оризонт» в Турцию. За это даже был задержан один из бывших вице-директоров СИБ А.Балтага. Но, по-видимому, в данном случае ACUM стремится не трогать другого соучастника этого дела и своего союзника И.Додона. Потому что высылка учителей произошла сразу после того, как было сдано в эксплуатацию обновленное здание Президентуры. Можно предположить, что между И.Додоном и Р.Эрдоганом было заключено (вероятно, с прямого согласия В.Плахотнюка) соглашение, по которому высылка учителей в Турцию (они представляли непримиримого врага Р.Эрдогана, Ф.Гюлена, так как упомянутая сеть лицеев создана и контролируется им) является платой за восстановление здания Президентуры.

Политическая ситуация на 15 сентября 2019 г.: ПСРМ


ПСРМ
Намереваясь выиграть местные выборы, ПСРМ рассчитывает добиться этого посредством нехитрого набора средств, давно применяемого левыми еще с воронинских времен: упором на многочисленные социальные меры в защиту малоимущих слоев населения (например, пособия в 2000 лей при рождении 3-го ребенка), и подчеркиванием своей близости к РФ, дружба с которой подается как панацея от всех бед. В первом случае речь идет о различных выплатах и льготах для этих категорий жителей, во втором – рассказывается, как РФ оказывает помощь в разрешении различных важных для жителей Молдовы проблем – например, как РФ обещает понизить цены на газ или хотя бы удержать их на нынешнем уровне (намеренно опуская тот факт, что теперь у Молдовы есть возможность получать и реверсный газ из Украины, причем по более низкой цене), или готова «в неограниченных объемах» принимать молдавскую сельхозпродукцию, не упоминая о том, что эта уступка носит  тоже политический характер и в любой момент, как только РФ что-то не понравится в молдавской политике, может быть аннулирована под выгодным предлогом (например, «давление» на Приднестровье, требование вывести войска, «чрезмерное» сближение с ЕС, как это было при подписании соглашения об Ассоциации с ЕС) и т.д. Последней по времени такой идеей РФ, которую взялась вовсю расхваливать ПСРМ, стало заявление С,Лаврова о намерении ликвидировать часть боеприпасов в с.Колбасна, умолчав при этом, что вывод российских войск из региона при этом не планируется. А о том, как на практике будет выглядеть отмена РФ таможенных пошлин на молдавские товары, о чем вроде бы договорился Додон с Путиным, пока вообще ничего не известно и власти РФ это до сих пор не подтвердили.
Во внешней политике ПСРМ ведет себя тоже двойственно. Если «социальная» тематика и «сближение» с РФ всячески рекламируется, то связи с ЕС и НАТО, наоборот, подаются очень дозированно – только та ее часть, где И.Додон обещает, например, сохранять нейтралитет и не вступать в НАТО, и вести «сбалансированную внешнюю политику», как он это делал во время своего недавнего визита в Брюссель (встреча с Й.Ханом). Он также везде пытается убеждать еврочиновников в необходимости сохранения нынешней правящей коалиции, понимая, что в случае ее переформатирования и усиления позиций ДПМ(теперь Додон называет ее «крупнейшим антироссийским проектом в Молдове) у ПСРМ начнутся серьезнейшие проблемы. Все остальные аспекты этого его визита широкой общественности неизвестны и доходят до жителей Молдовы только от иностранных участников этих его встреч. Так, Д.Доль, лидер ЕНП, заявил Додону, что без проведения реальной реформы органов юстиции нынешняя власть не получит поддержки ЕС и внешнего финансирования. Но это СМИ ПСРМ жителям Молдовы не сообщила. На этом фоне электорат ПСРМ не замечает, как И.Додон публично отказывается от своих недавних обещаний «аннулировать» соглашение об Ассоциации с ЕС и теперь уже говорит о том, что ПСРМ обязуется неуклонно его выполнять.
Сейчас ПСРМ готовит и массированную атаку на ACUM, которую приурочивает к 100 дням новой власти. Суть ее – в том, чтобы (небезосновательно, надо признать) обвинить ПДС  и Платформу ДА в неумении управлять экономикой и вообще в пренебрежении законами экономики, и тем ослабить их электоральные позиции перед выборами. Первые заявления такого рода уже начались (депутат В.Головатюк).
В то же время, пытаясь сохранить целостность правящей коалиции, Додон явно дал кандидату ПСРМ на местных выборах И.Чебану указание не выступать с нападками на своего конкурента А.Нэстасе. Поэтому его высказывания о Нэстасе пока нейтральны и не содержат каких-то обвинений. Зато Чебан много говорит о том, что не будет лезть в политику, станет «24 часа в сутки» заниматься проблемами города, наладит контакт с Муниципальным советом (ныне это не составляет труда, так как теперь там главенствует ПСРМ).

Политическая ситуация на 15 сентября 2019 г. : ПДС


ПДС
            В положении отбивающихся от нападок оказались ныне партии ACUM.  Вице-председатель Парламента М.Попушой после бездарной потери Правительством контроля над Аэропортом, перешедшим в руки Ротшильдов, взялся жаловаться на то, что у Ротшильдов денег больше, чем у Правительства Молдовы, а потому борьба с ними едва ли принесет Молдове успех.  В другом случае С.Литвиненко жаловался на то, что ДПМ даже теперь контролирует многие госучреждения – что говорит о совершенной неэффективности новой власти. Не располагая конкретными доказательствами вины В.Плахотнюка в тех многочисленных преступлениях, в которых его обвиняет нынешняя власть, коалиция доходит до смешного: председатель Юридической комиссии Парламента С.Литвиненко предлагает Д.Дьякову подать жалобу на Плахотнюка, чтобы иметь повод выдвинуть против последнего хоть какие-то конкретные обвинения.
            Заявления премьера М.Санду больше похожи на заявления о намерениях: так, она «ждет, что будет избран новый Генеральный прокурор», та же история и с главой Высшей судебной палаты. Однако пока она надеется на лучшее, рычаги власти в судебной системе переходят в руки ПСРМ – зам.директора СИБ, директор Центра антикоррупции, и.о.Генпрокурора и т.д. – люди Президента И.Додона, который теперь планирует взять под контроль и пост Генпрокурора, настаивая на том, чтобы он непременно был из Молдовы. В некоторых случаях она просто комментирует создавшееся положение, не предлагая решений, как это случилось с запахами с очистных сооружений, что стало настоящей бедой столицы в последнее время.  Такими же заявлениями о намерениях отличаются и ее выдвиженцы. Министр юстиции О.Стамате, например, говорит о том, что не допустит, чтобы коррумпированные люди работали в руководимом ею ведомстве, но не объясняет, как это будет сделано. Она же утверждает, что ужесточит фильтр отбора судей, потребовав от них готовить более детальную декларацию о доходах, без «подарков по смешным ценам» или полученные на кумэтриях и т.д., но и это пока только слова. А тем временем власти не мешают скорому освобождению экс-премьера В.Филата, замешанного во многих коррупционных сделках, и существенно, почти на 2 года, сократили ему срок заключения, так что он выйдет на свободу уже в октябре. Не умея должным образом руководить, депутаты от ПДС и Платформы ДА скатываются на уровень примитивных обещаний о том, что «будущим летом» (почему именно тогда?) граждане якобы почувствуют, что жить стало легче (Р.Мариан). Без каких-либо аргументов.
            Даже те решения, которые все же принимаются, страдают легковесностью – случайной или намеренной. Например, были отменены постановления Правительства Лянкэ о сдаче в концессию аэропорта, но при этом не было сделано ничего, чтобы сорвать сделку Ротшильда по покупке аэропорта или хоть как-то этому воспрепятствовать. Расторгнуть сделку Правительство вообще не пыталось.  Причем сам Ротшильд прямо писал, что М.Санду и В.Брынзан знают и участвовали в этой сделке. Пытаясь спасти своего союзника И.Додона, М.Санду сделала все, чтобы на него не пало никакое подозрение в заинтересованности в высылке турецких учителей, а обвинила в этом зачем-то бывшего директора СИБ В.Ботнаря, хотя последний не мог принимать таких решений без предварительного согласия высшего руководства  Молдовы. Депутат от ПДС М.Попшой возглавил комиссию по расследованию обстоятельств «узурпации власти» ДПМ, но, в отличие от многословного А.Слусаря, который постоянно выступает с все новыми рассказами о том, как крали миллиард (правда, никогда не говорит о тех, кто конкретно его переводил из Молдовы и кто – получатель или получатели), Попшой ничего не говорит о итогах своих расследований, хотя бы и предварительных. Выдвинутый ПДС на пост министра экономики В.Брынзан зачем-то вместе с И.Додоном просил в Брюсселе кредит на покупку 400 млн.кбм газа, хотя мог договориться о его реверсе с Украиной, что прямо предлагал «Нафтогаз».
            Хаотичные, непродуманные и часто противоречивые действия новой власти не остались незамеченными и за рубежом. Отмена визита М.Санду в США, после визита Д.Болтона в Кишинев, а затем перенос его на  18 сентября, после того, как  первоначально он намечался на 5 дней,  тоже свидетельствует  о том, что в США начинают пересмотр своих прежних оценок деятельности новой власти из-за ее постоянных уступок ПСРМ. И даже Д.Доль, лидер ЕНП, как мы уже упомянули, хотя и заявил о своей всесторонней поддержке действий новой власти, обусловил ее дальнейшее финансирование проведением серьезной реформы юстиции. И чтобы отвлечь внимание от собственных провалов, представители ПДС продолжают крутить пластинку борьбы со злоупотреблениями ДПМ (в частности, фиктивных пожертвований в ее пользу). Не оспаривая необходимость этого, необходимо предлагать и собственные решительные меры по улучшению ситуации. Их, однако, практически нет.
            Пожалуй, одной из немногих действительно здравых идей нынешней власти является отказ Санду поддержать план «очень широкой автономии» для Приднестровья, поскольку это капкан РФ, который она постоянно предлагает Молдове для реализации своей главной цели – уравнения Кишинева и Тирасполя. Однако в чем конкретно сей план заключается, до сего дня неизвестно и по непонятным причинам Санду и Нэстасе не требуют от Додона оглашения положений этого документа.
            Другим обоснованным решением М.Санду следует считать намерение использовать газовые хранилища Украины для обеспечения Молдовы реверсным газом, хотя эта идея ныне пока только изучается.